Акела промахнулся

Редко приходится наблюдать такую картину, когда авторитарный режим разрушает сам себя с помощью репрессий против собственных противников. Однако каждый лишний день, проведенный в заключении кандидатами в президенты на прошлых выборах, а также их соратниками из партий и неправительственных организаций, усиливает мнение тех, кто сомневается в том, а был ли мальчик? Другими словами, была ли одержана Александром Григорьевичем та славная победа, о которой не устают трубить белорусские пропагандисты и агитаторы каждый день с экранов государственного телевидения и со страниц официальной прессы? Каждый лишний день, проведенный за решеткой Некляевым, Санниковым, Статкевичем, Римашевским, Михалевичем превращает этих вчера еще малоизвестных людей в национальных героев. Заслуга такой трансформации принадлежит, конечно же, не оппозиции, а белорусским силовикам, которые убедили Лукашенко использовать самый жесткий сценарий удержания власти после выборов 2010 г.

Но давайте пойдем по порядку и вначале проанализируем кампании главных героев этой истории Владимира Некляева и Андрея Санникова, которые сыграли решающую роль на заключительной стадии «избирательного процесса» по-белорусски (если иметь в виду действия оппозиции). Подтверждением этого является тот факт, что эти два политика практически поделили между собой поддержку и голоса демократического электората, по данным независимых социологов.

Сравнительный анализ кампаний Некляева и Санникова.

О выдвижении Влалимира Некляева кандидатом говорилось в других авторских статьях, поэтому попытаемся кратко проанализировать его программу и телевыступления, а также участие в дебатах и акциях протеста.

Некляев считает, что нынешняя власть не в состоянии решить основные экономические вопросы. Нарастает задолженность России и Западу, но с первым партнером отношения не сложились из-за ссоры Лукашенко с Путиным и Медведевым. Никакие серьезные инвестиции из Евросюза не придут из-за проблем с демократией. Для решения экономических проблем нужно развивать малый и средний бизнес. Им хочет заниматься более 20% трудоспособного населения, но не рискует, т.к. сталкивается с противодействием властей. Важно провести гласную и транспарентную приватизацию крупных предприятий, в том числе и с участием белорусов, если у них есть средства и желание. Это даст деньги государству и позволит начать процесс отдачи долгов.

Программа «народное жилье» является тем волшебным оселком, ухватившись за который можно вытянуть всю цепь экономики страны. Она предполагает снижение стоимость квадратного метра до уровня среднемесячной зарплаты в течение двух лет. В области социальной политики нужно решить демографическую проблему: остановить депопуляцию Беларуси. Для стимулирования рождаемости нужно создать материнский капитал: открытие счета в банке размером в USD 25 тыс. на каждого родившегося ребенка (сумму можно потратить только на покупку жилья, образование или лечение). Обеспечить стабильные доходы за счет увеличения среднемесячной зарплаты, социальных пособий и пенсий, а также проведение пенсионной реформы. Сделать это предполагается за счет существенного сокращения управленческого аппарата (один идеолог или контролер, уволенный со службы, обеспечит достойную старость пяти старушкам). Необходимо срочно провести реформу образования, гарантировав этой сфере поступления в размере 10% от ВВП, нужно также резко повысить пенсии педагогам, остановить коммерциализацию средней школы, присоединиться, наконец, к Болонскому процессу.

Внешняя политика будет опираться на программу «ответственного соседства», развитие взаимовыгодных отношений и с Европой, и с Россией. В отношении с последней нужно оставить в силе только те договоренности, которые работают и выгодны сторонам. Следует открыть Беларусь для российских частных инвестиций, которые будет контролировать белорусская сторона. Необходимо обеспечить совместное движение в Европу. Необходимо ратифицировать Базовое соглашение с Евросоюзом, а также провести демократизацию политической системы, отказаться от смертной казни, подписать договоры по реадмиссии и обеспечить судебную защиту иностранных инвестиций.

Наконец, политическая реформа в программе кандидата предусматривает восстановление конституционализма, усиление роли парламента, избираемого на партийной основе, обеспечение независимости судебных органов власти и реформа местного управления. Ничего не сказано о форме правления, но разделение властей – это черта президентской республики [1].

В первом выступлении по БТ 26 ноября Некляев заявил, что считает, что задача президента заключается не в том, чтобы говорить, а в том, чтобы слушать и слышать каждого гражданина страны и делать соответствующие выводы. Его президентство тем и будет отличаться от лукашенковского, которое базируется на неуважении ко всем людям: от чиновников и депутатов до простых крестьян, которых он не устает поучать, как сеять и как урожай собирать. Выступление сопровождалось яркими примерами, было образным и понятным. В нем кандидат дистанцировался от партийной оппозиции, которая  только митинги проводит. Политик рассказал о том, какие реальные проблемы людей удалось решить во время проведения кампании «Говори правду»! В заключение Некляев пригласил телезрителей на свой народный сход на привокзальную площадь в Минске 3 декабря в день открытия Всебелорусского народного собрания, на который кандидата не пустили, несмотря на то, что он собрал 17 000 подписей для этой цели. Некляев также понятно и образно изложил идеи экономической и социальной программы. Выступал, чередуя белорусский и русский языки. Держался и говорил уверенно (сказывался опыт работы на белорусском телевидении в советские годы).

Во втором телевыступлении 3 декабря Некляев потребовал равных условий для всех кандидатов, равного доступа к государственным СМИ. Без выполнения такого требования выборы не будут признаны свободными и справедливыми. Свою заинтересованность в решении данной проблемы Некляев объяснил тем, что, по данным независимых социологов, за Лукашенко готовы проголосовать чуть больше 30%, а за Некляева – 20%. Это означает, что обязательно потребуется проводить второй тур выборов. Он достаточно высоко оценил программу действующего президента, но отметил, что Лукашенко не сможет ее выполнить, т.к. в ней предусмотрены рыночные реформы в экономике. Для того чтобы сдвинуть экономику с мертвой точки, нужны политические реформы и демократия, а на это Лукашенко никогда не пойдет. Кандидат опроверг расхожее мнение о том, что Лукашенко хороший хозяин. Если бы это было так, то не было бы 25 млрд. долга России и Западу. В конце выступления Некляев пригласил телезрителей принять участие мирной акции на Октябрьской площади в день голосования 19 декабря 2010 г. [2]. В начале декабря прошли теледебаты между всеми кандидатами в президенты кроме Лукашенко. Только один оппозиционный кандидат в знак протеста покинул студию. Им оказался Владимир Некляев. Объясняя свой поступок журналистам БелаПАН, кандидат в президенты заявил следующее:

«Власти делают все, чтобы поссорить демократических кандидатов в президенты. Я ожидал, что они готовят дешевый спектакль, но не думал, что он будет таким издевательским. Тянули жребий, выбирали свой номер – что мы на ипподроме?! Не говорили, кто будет ведущим, каким будет формат теледебатов». Все это делалось для того, чтобы ведущие своими вопросами поссорили между собой кандидатов в президенты. Политик отметил, что он пришел на дебаты, чтобы поспорить с действующим президентом и ответить на вопрос Лукашенко, что он может сделать лучше, чем действующий президент. «Что у других кандидатов в президенты мне спрашивать? У нас одна цель – сменить власть», – отметил Некляев. Он также сообщил, что его решение покинуть дебаты было импульсивным…» Это никакие не политические дебаты, тем более во время политической кампании. Формат политических дебатов – это участие в них того, кто при власти, и того, кто на эту власть претендует. Те, кто на эту власть претендует, тут. А где тот, кто при власти, кто должен отвечать на наши вопросы? Например, на то, почему мы поссорились с Россией, почему народ не получает те деньги, которые он зарабатывает? Кому задавать эти вопросы?» – заявил Некляев» [3].

Необходимо отметить, что в ходе кампании изменилось отношение Некляева к ненасильственным массовым акциям протеста и к проведению Площади. Если в своих первых интервью и выступлениях он говорил о том, что это один из сценариев, то теперь для Некляева, как и для абсолютного большинства оппозиционных претендентов, защита права народа на выбор с помощью ненасильственной борьбы, белорусский вариант бархатной революции стал единственным сценарием, могущим содействовать успеху. Безусловно, что подобный сценарий, по определению, отвергает экстремизм.

В ходе капании Некляев постоянно был в центре внимания независимых журналистов. Например, во время визита  министров иностранных дел Германии и Польши именно он предложил гарантировать право на безопасное возвращение в страну известному белорусскому политику – Зенону Позняку, за что заслужил благодарность со стороны последнего. Владимир Некляев также выдвинул очень важную политическую инициативу, предложив всем кандидатам сняться с избирательной гонки, когда стало очевидным, что Лукашенко готовится к тотальным фальсификациям выборов.

«Признание выборов – будет нашим поражением. Если мы все вместе снимем свои кандидатуры – это будет сильный шаг», подчеркнул Некляев 9 декабря на пикете возле Администрации президента. Кандидат заявил, что выборы уже можно считать недемократическими и ни Россия, ни ЕС их признавать не должны. Если ЕС признает эти выборы, то это будет уже слишком «Реалполитик». Штаб Владимира Некляева подготовил соответствующий документ, который доказывает несвободный характер выборов в Беларуси. Документ основан на докладе юриста Гарри Погоняйло. Политик также отметил, что «нам всем стоит обнулить рейтинги и вместе заявить о невозможности признания этих выборов и вместе выйти на площадь 19 декабря» [4].

Это предложение было отвергнуто другими кандидатами. Его принятие позволило бы избежать того разгрома, который наблюдается теперь после «зачистки площади» в ночь с 19 на 20 декабря, избиения и ареста 5 кандидатов от оппозиции и сотен молодых людей, которые пришли защищать право на выбор белорусских граждан, в четвертый раз отобранное у них авторитарным режимом. С другой стороны, принятие предложения Некляева не позволило бы доказать белорусской и международной общественности факт отсутствия абсолютного большинства у Лукашенко на этих выборах, способность политической оппозиции к проведению ненасильственных массовых акций протеста в целях отстранения диктатора от власти.

В отличие от Владимира Некляева, для Андрея Санникова главным пунктом программы являлась не экономика, но радикальное изменение внешнеполитической ориентации страны. Путь в будущее для него открыт только через интеграцию Беларуси в Евросоюз.

«Это даст не просто нужный толчок для реформ, но станет для них дорожной картой. По подобному пути прошли многие наши ближайшие и дальние соседи. От социалистической экономики они уверенно двинулись к ориентациям ЕС и уже обещали нам помочь, в том числе и рассказать о тех «шишках», которые набивали. Второй очень важный момент – стратегическое партнерство с Россией…С Россией мы должны быть связаны надежными партнерскими обязательствами и отношениями. Попытки найти нефть и газ на краю света ни чему хорошему не приведут. Мы все равно будем договариваться об этом с россиянами…И вообще, нужно установить нормальные партнерские отношения со всеми соседями. С Литвой и Латвией у нас тысячелетняя общая история. И с Польшей мы тоже были одним государством.

В сфере экономики необходимо отказаться от фальшивых реформ. Наша хозяйственная система не сочетается даже с российской, не говоря уже про гораздо более продвинутую европейскую модель. Обладая опытом других стран, мы можем провести реформы быстро и без ущерба для социальной сферы. Для Беларуси подходит модель рыночных преобразований, которая была реализована в Чехии, Словакии, Словении, Эстонии. Но, прежде всего, необходимо отказаться от тайной приватизации, которая реализуется при Лукашенко без всякого контроля со стороны общества («Азот» и «Беларуськалий» – это наиболее характерные примеры). Реформы при новой власти никого не должны пугать, потому что они будут проводиться гласно, с участием общества, специалистов и при соблюдении социальных гарантий... «Приватизация необходима для Беларуси, но она должна осуществляться с учетом интересов рабочих и менеджеров. Без приватизации, повышения роли частной собственности, без привлечения серьезных мировых компаний (если хотите, мировых брендов) ничего не получится. Настоящие профессионалы нужны всем. В том числе и хорошие руководители. Государство должно на этом этапе взять на себя ответственность за переподготовку кадров и за судьбу предприятий». Санников не считает, что после его прихода к власти будет проведена люстрация. Те люди, которые занимаются управленческим трудом при Лукашенко, но являются профессионалами в своей области, останутся на своих местах.

Жизненно необходимыми являются политическое и судебное реформирование: подлинное разделение властей. «Суд должен быть реально независимым, а граждане иметь право обращаться в него с претензиями к любому, кто сегодня, выслуживаясь перед режимом, нанес им ущерб, оскорбление, вред. Должна заработать судебная система. Не руководители государства должны определять, кто плохой, а кто хороший. Преступил Закон – должен отвечать по Закону».

В качестве первоочередных шагов внутренней политики после избрания президентом, Санников предлагает: «готовить свободные парламентские выборы. Для этого, возможно, потребуется проведение конституционного собрания, которое выработает процедуру выборов и деятельности государственных институтов в переходный период. Речь идет о восстановлении функций законодательной, исполнительной и судебной властей и их разделении. В экономике предстоит приступить к реформам. Но прежде надо разобраться, что там происходит. Я не буду заниматься верхоглядством. Чтобы двигаться дальше, сначала нужно во всем досконально разобраться. Статистику нам дают исключительно ту, которая выгодна правящему режиму, а не ту, что есть на самом деле. Я не знаю, сколько мы набрали долгов и когда по ним начинаются выплаты. Надо будет сразу же вступать в переговоры со всеми кредиторами. И, безусловно, освобождение всех средств массовой информации. Только свободные СМИ могут обеспечить общественный контроль за деятельностью власти».

Санников заявляет о себе как о белорусском политике, который понимает необходимость развивать отношения и с Западом, и с Востоком. «Когда я одержу победу, единственным государственным языком станет белорусский. Как и другие символы нашего государства, он снова вернет себе первые роли. Диктатура, к сожалению, за годы своего правления сделала многое, чтобы все это окончательно уничтожить. Абсурд, но тех же самых белорусских классов в Беларуси почти не осталось. Что это за страна такая, если нет ни одного высшего учебного заведения, где бы преподавание велось на государственном языке? Безусловно, русский язык останется и дальше, люди будут им пользоваться, но белорусский язык нужно поднимать на самый высокий государственный уровень»[5].

Первое выступление Санникова по БТ, которое состоялось 24 ноября, по мнению многих людей, произвело очень благоприятное впечатление. Кандидат начал с объяснения, почему Лукашенко уже проиграл. В пикеты по сбору подписей за выдвижение его кандидатуры насильно сгонялись люди. Рейтинг действующего главы государства падает. Он об этом знает, и побоялся лично придти на регистрацию кандидатов. Далее Санников рассказал о том, почему он лично порвал с властью в 1996г., после того как произошел конституционный переворот. В то время была уничтожена система разделения властей. «Это было нужно для того, чтобы бесконтрольно присваивать наши деньги, создавать свои личные, никем не контролируемые фонды за счет народа». Кандидат объяснил, почему считает, что Лукашенко следует называть не президентом, а узурпатором.

Санниковым были перечислены похищенные режимом люди, умершие по его вине политики, которые давно бы восстановили конституционный порядок в стране. Это первая причина относительно длительной диктатуры в Беларуси. Вторая причина заключается в терпении народа, его зависимости от системы, созданной Лукашенко. «Мои знакомые нередко говорят мне: ты все правильно делаешь, но ты нас пойми – у нас семьи, работа. Они хорошие знакомые, но не понимают, что невольно оскорбляют меня, забывая, что я тоже человек семейный...Хватит бояться. Пусть диктатор и его свита боятся нас! Белорусская ситуация не является уникальной. Мы обычная европейская страна…и мы также противостояли диктатуре, как и все народы Восточной Европы. Я вижу будущую Беларусь европейским государством, которое со временем обязательно станет составной частью единой Европы. Мы сможем ездить в Европу без виз. Я твердо обещаю, что это произойдет в ближайшее время после смены власти…Каждый день пребывания Лукашенко во власти – это экономический кошмар для страны. За последние три года суммарный внешнеторговый долг вырос до 25 млрд. долларов. При этом золотовалютный запас стал в пять раз меньшим».

В заключение Санников рассказал о своем видении первоочередных мер в области социальной и экономической политики в случае его победы на выборах. Он приводил интересные примеры, ответил на некоторые вопросы, которые ему задавали избиратели во время поездок по стране. Кандидат пригласил телезрителей принять участие в мирном митинге 19 декабря, на который соберутся самые мужественные мужчины и самые красивые женщины Беларуси [6].

Второе выступление Санникова по БТ состоялось 1 декабря и привлекло к себе внимание многих людей. Оно имело интересный подзаголовок: «Пора менять лысую резину», хотя и было в основном посвящено реформированию хозяйственной системы страны (экономическую платформу этого претендента готовил известный белорусский экономист Леонид Злотников). В самом начале выступления Санников заверил сторонников в том, что он победит Лукашенко во втором туре (совокупная поддержка всех оппозиционных претендентов превысила 50%). Затем кандидат опроверг клеветнические обвинения в свой адрес в связи с самоубийством журналиста Хартии’97. «Дело о смерти Олега Бебенина, также как и дело украинского журналиста Георгия Гонгадзе, будет раскрыто после смены власти».

Большое внимание было уделено социальной программе кандидата. Санников пообещал, что с помощью осуществления программы «Белорусская семья» каждая семья получит при рождении ребенка 1500 евро, начиная со второго – по 2,5 тыс. Ежегодное пособие по уходу за ребенком составит не менее 75% среднемесячного заработка одного из родителей. Политик пообещал обеспечить среднеевропейский уровень пенсий, возвращение льгот на проезд детям, студентам и пенсионерам. Частично это будет сделано за счет экономии средств на чиновников и членов такой организации как БРСМ. Он также пообещал снизить стоимость жилья, создать европейский уровень образования и здравоохранения. Но самое главное, Санников попытался ответить на вопрос: откуда новое правительство возьмет средства для реализации масштабных социальных проектов? «Белорусы работают не меньше, чем граждане развитых стран. Только получают крайне мало. Это связано с тем, что административно-командная система изжила себя. Промышленность технологически отстала от уровня передовых стран. Чтобы выжить в условиях жесткой мировой конкуренции, необходим резкий рост производительности труда. Необходимо преодолеть технологическую и организационную отсталость предприятий Беларуси. Модернизация экономики будет строиться на трех китах: высвобождение частной инициативы, проведении новой индустриализации и привлечении в страну мировых брендов. Для того, чтобы в Беларусь пришли новые технологии и инвестиции, я гарантирую безусловную защиту частной собственности и развитие свободной конкуренции. Инвестиции не идут в диктаторскую Беларусь. Верховенство закона, неприкосновенность частной собственности, простые и понятные условия ведения бизнеса – ключ к взаимному сотрудничеству и десяткам миллиардов долларов инвестиций. Беларусь должна сражаться за каждого серьезного инвестора. Иностранные инвесторы – это не только деньги. Это новые технологии, новые рабочие места, современная организация производства».

Санников завершил свое выступление на белорусском языке и призвал сынов и дочерей белорусского народа вместе с ним встретить день белорусской свободы на площади, объединив усилия в мирной революции [7].

Таким образом, сравнительный анализ программ и выступлений на БТ Некляева и Санникова позволяют сделать несколько выводов. Программы этих кандидатов являются очень близкими и на порядок превосходят программу Александра Лукашенко. Другими словами, у действующего главы государства на этих выборах была реальная альтернатива. Если Санников делал акцент на рациональном избирателе, то Некляев часто пытался играть на поле президента, выдвигая популистские лозунги, но это было вполне понятным и простительным. Некляев лучше, чем Санников использовал телевизионные выступления. Он продемонстрировал способность быть харизматичным политиком, что тоже немаловажно в белорусских условиях.

Избирательная кампания доказала, что ни Некляев, ни Санников не являются про-российскими канддатами. Санников, скорее, это ярковыраженный про-европейский политик, а Некляев – сторонник сохранения государственного суверенитета и осторожного сближения с ЕС в будущем. Учитывая все сказанное выше, некоторым кандидатам в президенты стоило бы публично попросить прощение за необоснованное навешивание ярлыков в пророссийской ориентации данных претендентов. Некоторым партиям стоило бы пересмотреть свою избирательную стратегию («борьба фронта на два фронта»), которая оказалась далекой от реальности. Некоторым лидерам движений,  пытающимся после зачистки Площади 2010 г., «бороться за жизнь и судьбу арестованных кандидатов», стоило бы покаяться перед Европой, которая была  дезинформирована о якобы происходящей в Беларуси либерализации.

Наконец, нет у этих политиков ни грамма экстремизма и радикализма. Программа Некляева и Санникова, их выступления и публикации свидетельствуют в пользу того, что это умеренные политики по европейским меркам, центристы, а не крайние. В радикалы и экстремисты их поспешили записать белорусские официальные СМИ. Это ложь, не подтвержденная никакими доказательствами! Не являются радикалами ни Статкевич (социал-демократ), ни Римашевский (христианский демократ), ни Михалевич (приверженец модернизации государства). Вообще отсутствие экстремистских течений – это важная особенность белоруской демократической оппозиции, ее огромное преимущество по сравнению с другими странами региона.

Плошча 2010

Сказанное выше объясняет, почему Некляев и Санников почти поровну поделили демократический электорат на этих выборах. По данным октябрьского опроса Независимого института социально-экономических и политических исследований у Некляева было 16%, у Санникова 10%. Другие претенденты существенно отстали. Результаты декабрьского опроса НИСЭПИ появятся только в январе. Другие социологические службы перед выборами приводили несколько иные данные.

Согласно информации Международного центра социологических и маркетинговых исследований (SOCIUM), который проводил опрос с 1 по 10 декабря в Беларуси, за Некляева собирались  голосовать 18,4% избирателей, за Санникова – 9,9%, Романчука – 6,2%, Статкевича – 5,1%, Костусева – 2%, Михалевича – 1,9%, Терещенко – 1,5%, затруднились ответить 19,8% опрошенных. Этот же центр отметил, что только 35,2% респондентов готовы поддержать Лукашенко, что означало неизбежное проведения второго тура выборов [8].

С этими данными хорошо коррелируют результаты опроса на выходе из избирательных участков, который проводило независимое Российское агентство эффективных коммуникаций INSIDE: на 14 00 в день голосования за Лукашенко проголосовало 37% избирателей, за оппозиционных кандидатов – 42%. Кроме того, 12,4 % отказались отвечать на вопрос социологов и 6,2% проголосовали против всех [9]. Наконец, в пользу того, что на этих выборах Лукашенко не набрал абсолютного большинства голосов, свидетельствуют результаты независимого наблюдения. На тех участках, где, на свой страх и риск, председатели комиссий разрешали наблюдателям от политических партий и неправительственных организаций контролировать процесс подсчета голосов, действующий глава государства не набирал больше 50%.

Данные украинской кампании «TNS Україна», которой было поручено проводить официальный exit-poll в Беларуси 19 декабря существенно отличались от информации их коллег из Беларуси и России. На первом месте оказывался Лукашенко, за которого собирались проголосовать 75,9% (цифры почему то выросли на 20% за один месяц!), затем шли Некляев – 5,4%, Санников – 5,2%, Романчук – 2.2%, Терещенко –1,9%, Костусев – 1%, Михалевич – 1%, Римашевский – 0,9%, Статкевич – 0,9%, Ус – 0,6%, против всех – 5%. Несмотря на то, что социологи признали, что столкнулись с большими проблемами при проведении исследования, именно с ними заключила контракт белорусская государственная телевизионная каппания ОНТ для публичного оглашения результатов exit-poll вечером 19 декабря [10]. Здесь не приводятся результаты исследований белорусских «придворных социологов», которые за долгие годы работы на режим завоевали репутацию идеологов, но не ученых. Данные итогов выборов, оглашенные Ермошиной 24 декабря, в которые не верит ни один здравомыслящий человек в Беларуси, не оказались похожими даже на результаты «TNS Україна», что касается голосования за оппозиционных кандидатов. За Лукашенко якобы проголосовало79,6% белорусских граждан, далее идут: Санников (2,43%), Романчук (1,98%), Костусев (1,97%), Некляев (1,78%), Терещенко (1,19%), Римашевский (1,09%), Статкевич (1,05%), Михалевич (1,02%)Ус (0,39%). Против всех проголосовало 6,4%. [11].

Перед выборами было очевидно, что белорусские власти готовят грандиозную фальсификацию результатов голосования. Особенно показательным было грубое давление на избирателей, с тем, чтобы заставить их проголосовать досрочно. Это вынуждены были сделать 23% граждан. Урны, где хранились бюллетени, никем не контролировались. По подсчетам социологов, Лукашенко занимал 90% эфирного времени, а на всех остальных кандидатов приходилось только 10%. В участковых избирательных комиссиях от оппозиции было только менее 1% . Это означает, как считает известный российский политик Борис Немцов, что «подсчет голосов был отдан на откуп Лукашенко и его бригаде» [12]. С Немцовым я согласен и в том, что именно «фальшь и обман вывели спокойных и невозмутимых белорусов из себя. Десятки тысяч человек вышли ночью на площадь (количество участников акции превысило 40 тысяч человек; эта была крупнейшая манифестация, которую организовывала оппозиция за последние годы – зам. автора). И тут Лукашенко окончательно рассвирепел и показал свою истинную диктаторскую сущность [13].

В знак протеста против избирательного фарса шесть оппозиционных кандидатов в президента – Андрей Санников, Владимир Некляев, Григорий Костусев, Ярослав Романчук, Виталий Римашевский и Николай Статкевич призвали белорусов выйти 19 декабря в 20.00 на Октябрьскую площадь Минска. В 20.00 на Площади собрались 40 тысяч человек. Она была полностью заполнена людьми.

Накануне поступило сообщение, что спецназом был захвачен штаб кандидата в президенты Владимира Некляева. Активисты его кампании должны были привести на площадь звукоусилительную аппаратуру. При захвате машины с аппаратурой действовал спецназ. Всех положили на землю лицом вниз. Самого кандидата избили, и его увезла скорая помощь. Аппаратуру изъяли.

Тем не менее, на Площадь, куда пришли кандидаты в президенты Беларуси А. Санников, Н. Статкевич, В. Римашевский, Г. Костусев, Я. Романчук, Дм. Усс, смогли достать несколько звукоусилительных колонок. Кандидаты выступили перед десятками тысяч демонстрантов и заявили, что, согласно данным независимых экзит-полов, Лукашенко набрал по стране всего 31% голосов. Выборы он проиграл, и необходим второй тур голосования. «Если не будет второго тура, значит, Лукашенко является узурпатором», – заявил руководитель кампании За справедливые выборы С. Калякин, который также рассказал о фактах фальсификаций на избирательных участках и заявил, что это были не выборы, а очередной фарс.

Кандидат в президенты Санников заявил, что режим Лукашенко рухнул и объявил о создании Правительства Народного Спасения, куда вошли демократические кандидаты в президенты, пришедшие на Площадь. Кандидаты объявили о необходимости переговоров с правительством о проведении в стране повторных президентских выборов,  без участия в них Лукашенко. Люди с Октябрьской площади (напротив резиденции президента) двинулись по проспекту Скорины на площадь Независимости, где расположен Дом правительства. Десятки тысяч белорусов заполнили весь проспект, включая проезжую часть и тротуары.

На площади Независимости была установлена аппаратура и Андрей Санников от лица присутствующих кандидатов в президенты (на тот момент там были все призывавшие к протестам кандидаты, кроме Ярослава Романчука), заявил, что Правительство Народного Спасения готово к переговорам с властями. Кандидаты в президенты призвали впустить их в Дом правительства и провести переговоры. По версии сайта Хартии97 дальше ситуация развивалась следующим образом:

«В это время народ решил не просто стоять на площади, а действовать решительно. Сотни крепких мужчин пошли ко входу в Дом правительства и стали стучать в двери. От нажима не выдержали стекла. Но за стеклами оказались шкафы. Двери Дома правительства были забаррикадированы от народа. Сзади шкафы подпирали спецназовцы. В течение двадцати минут демонстранты пытались свалить шкафы и войти в Дом правительства. Люди в это время скандировали: “Уходи!”, “Переговоров!”

В итоге с левого крыла Дома правительства выбежали сотни сотрудников спецназа и внутренних войск, экипированные по полной программе, в берцах, шлемах и со щитами. Они набросились на людей и стали их избивать. Люди падали на скользком люду. Их топтали ногами. Очевидцы сообщают, что в руках у спецназовцев были электрошокеры. Против демонстрантов использовали и какой-то неизвестный газ. Это заставило людей отойти от входа в Дом правительства, но никто не ушел. Люди продолжали стоять на Площади и скандировать “Переговоров!” Тогда было объявлено, что переговоры состоятся. Кандидаты в президенты подошли к Дому правительства, туда же направились высокопоставленные представители силовых структур, которые подъехали на площадь.

И в этот момент, когда переговоры начались (!), из-за Дома правительства выбежали уже тысячи сотрудников спецназа и стали избивать людей. На площадь выехали десять грузовиков-автозаков (машин для перевозки заключенных – зам. автора), людей стали избивать и сотнями “паковать” в автозаки. Таким образом, был повален на землю и избит Санников (его с супругой, а также избитых Статкевича, Римашевского, Костусева, которого отпустили на следующий день под подписку о невыезде, похищенного из больницы Некляева отправили во внутреннюю тюрьму КГБ; на следующий день к ним присоединился и Михалевич – зам. автора).

Площадь Независимости была оцеплена по периметру грузовиками с военными. Военные, одетые в бронежилеты и каски, стали цепью, не пропуская людей к Дому правительства, пока спецназ избивал и арестовывал там людей. Пострадали десятки журналистов белорусских и зарубежных СМИ. Затем спецназовцы перекрыли проспект, чтобы люди снова не вышли на него. По данным правозащитников, арестовано от 200 до 500 человек (по более точным сведениям – 600 – зам. автора). Их повезли в спецприемник-распределитель на Окрестина и в Жодинский ИВС» [14].

Одно маленькое уточнение, касательно битья стекол крепкими молодыми людьми. Демонстрантам, которые требовали переговоров с властью и с самого начала декларировали мирный характер акции, это было не нужно. Данный сюжет очень напоминает провокацию спецслужб.

Во-первых, даже тем, кто не верит, что наша оппозиция руководствуется принципами ненасильственной борьбы, должно быть понятным, что кадры с «нападением» на Дом правительства станут главным аргументом властей в их борьбе со своими противниками. Причем, оспорить эту дезинформацию и доказать свою непричастность к инциденту оппоненты режима не смогут, так как в Республике Беларусь отсутствует независимый суд, правовое государство и т.п. атрибуты цивилизованности.

Во-вторых, даже БТ публике должно быть понятным, что никакая толпа не рискнет бить стекла в Доме правительства, потому что знает, что тысячи хорошо оснащенных и обученных милиционеров, а также армейские подразделения не допустят захвата здания. Тем более что манифестанты были безоружны, многие являлись женщинами и детьми.

Вывод о причастности спецслужб к этому инциденту фактически был доказан журналистами российской Новой газеты.

«Мы утверждаем: погром Дома правительства в Минске – это провокация, устроенная властью как предлог для полного уничтожения оппозиции и оппозиционеров. Журналистам РЕН TV, снимавшим сюжет о разгроме акции протеста в Минске, позвонили около двух часов в понедельник. Доверенный источник сказал, что они “не тех сняли”, и передал “совет” от белорусских спецслужб: из гостиницы не высовываться. Журналисты и к источнику, и к “посланию” отнеслись серьезно. Дело было так. Рентэвэшники сняли само начало погрома Дома правительства. Оператор по чистой случайности оказался между стеклянными дверьми и погромщиками, и его камера зафиксировала прикрытые масками лица крепких асов, которые профессионально прошибали толстые стекла дверей кулаками. А потом сразу пошел белорусский спецназ, безжалостно молотя палками по всем попавшимся под руку -- протестантам, журналистам, просто прохожим. Говорят, избили даже местных гэбэшников, которые просто не успевали вытащить из карманов “корочки”» [15].

Таким образом, принятое 19 декабря верховной белорусской властью решение является худшим из всех возможных. Оно резко обострило отношения между Беларусью и Евросоюзом (Западом в целом). Лукашенко отбросил за ненадобностью сценарий балансирования отношений страны между основными центрами силы, который приносил ему в последние годы солидные дивиденды. Расчеты на то, что потери на «западном фронте» будут с лихвой компенсированы на «восточном направлении», вряд ли оправдаются в полной мере. Скорее, Россия воспользуется ситуацией и вынудит «самого суверенного» президента на всем постсоветском пространстве к позорной капитуляции (вначале в экономической сфере, потом в политической).

Внутри страны поднимет голову номенклатурная фронда, разочарованная неспособностью президента выполнять главную функцию системы – обеспечивать «элегантные победы» на всех выборах и референдумах. Популярность недавнего «народного любимца» уже оставляет желать лучшего. Номенклатура найдет понимание и отклик в России. Попытки сдержать ее с помощью спецслужб вряд ли принесет успех в силу низкого качества их работы. Сам президент, как показали события приснопамятных декабрьских дней, оказался в зависимости от их необъективной информации. Постепенно созреют условия для государственного переворота.

Однако есть ли выход для белорусской верховной власти? На мой взгляд, он все еще существует. Нужно освободить всех политзаключенных без всех предварительных условий. Это будет воспринято Западом как важный сигнал к возобновлению диалога. Следует также договориться о проведении новых президентских выборов под международным контролем. Конечно, такой выбор может показаться отступлением или даже капитуляцией. Однако – это меньшее зло для действующего главы государства.

Примечания

1. см.:“Некляев призвал всех кандидатов сняться с президентских выборов”// Белорусский партизан 09.12.2010.

2. см.: “Андрей Санников: верю в победу” // Народная воля. 20.09.2010.

3. см.: http://charter97.org/ru/news/2010/11/24/34078.

4. см.: http://www.egida.by/blog/2010-12-01-507

5. гл.: “Сацыёлагі прагназуюць другі тур” //Радыё Свабода.14.12.2010.

6. см.: “Российское агентство INSIDE: за Лукашенко 37% избирателей, за оппозиционных кандидатов – 44%”// Хартия-97. 19.12.2010. http://www.charter97.org/ru/news/2010/12/19/34816/.

7. гл.: “Новыя рэйтынгі ад TNS-Украіна: Лукашэнку пішуць 76%” // Наша Ніва. 14.12.2010.

8. гл.: Глод У., “ЦВК адхіліла скаргу Кастусёва і прызнала вынікі выбараў”// Радыё Свабода. 24.12.2010. http://www.svaboda.org/content/article/2258009.html.

9. см.: “Борис Немцов: Некоторые европейские наблюдатели выражают свое восхищение прошедшими в воскресенье выборами президента Беларуси” // Белорусский партизан. http://www.belaruspartisan.org/bp-forte/?page=100&backPage=13&news=73300&newsPage=0.

10. Там же.

11. см.:  “Узурпатор объявил войну собственному народу”// Хартия 97. 20.12.2010. http://www.charter97.org/ru/news/2010/12/20/34834/.

12. см.: Милашина Е., Ярошевский В.,“У каждого диктатора – свой рейхстаг” // Новая газета 20.12.2010. http://www.charter97.org/ru/news/2010/12/22/34851/.