Герой нашей трагедии

Трагедия есть подражание действию серьезному и законченному, имеющему определенный объем, речью, украшенной различными ее видами отдельно в разных частях, подражание действием, а не рассказом, совершающим посредством сострадания и страха, очищение подобных аффектов.

Аристотель

Как заметила одна из журналисток, события в Беларуси сильно напоминают греческую трагедию с ее неизбежностью, сообразностью установленным правилам, предсказуемостью, мифологической повторяемостью, суровой серьёзностью и катастрофическим исходом. Трудно не согласиться с этой метафорой: когда переживаешь одно и то же в четвертый раз, ощущение реальности событий уже пропадает и, подобно Чжуану Цзы, начинаешь задаваться вопросом – человек ли я, которому приснились эти трагические события или участник трагедии, которому приснился этот человек? Как и в любой трагедии, в нашей есть свой мимесис, свое подражание мифическому пра-событию (1994 год), свой катарсис, приобщающий героев, участников и зрителей к единой для целого народа и его исторических судеб реальности. Как и в любой трагедии, в нашей есть свои перипетия, узнавание, гамартия, катастрофа и катарсис. Мне кажется, сейчас все мы переживаем гамартию – трагический изъян главного героя или ту его роковую ошибку, которую он совершает в силу своей чрезмерно активной и самонадеянной попытки преступить пределы того, что ему предначертано.

Перипетия

Правда сама эта ошибка также неизбежна, как и следующая за ней кара. Ведь жесткая реакция власти на демонстрацию – это, явно, не спонтанно родившаяся, аффективная реакция главного героя, но заранее спланированная, продуманная и хорошо режиссированная акция. Об этом свидетельствует многое: и сработанная как по часам тактика удушения демонстрации (с превентивным избиением В. Некляева, имитацией разгрома Дома правительства, давно готовыми протоколами допросов и прочь.); и удивительная жизнеутверждающая уверенность главного героя на т.н. «пресс-конференции» [1], напоминающей не то съезд КПСС (по периодичности и продолжительности «несмолкающих аплодисментов»), не то вечер черного юмора («я думал он уже умер – смотрю нет, жив !», «сколько их там у нас сейчас в тюрьмах? 400? 500? 631? Ах да, 639…» – см. детали глумления в прямом эфире [2]), не то сходняк авторитетов, не то очередное селекторное совещание; и поразительная эффективность перевоспитания «экс-кандидатов» (уже спустя неполные восемь часов начали раздаваться покаянные слова саморазоблачения лидеров демонстрации) и т.д.

Неизбежность ошибки обусловлена обреченностью героя нашей трагедии только таким и никаким другим образом продавливать свою позицию по жизненно важному для него вопросу – вопросу собственного самосохранения. Что же могло заставить героя, одержавшего сокрушительную победу над арифметическими погрешностями, озадачиться этой проблемой? Как всегда, мелочи жизни, из которых и сплетается перипетия нашей трагедии.

Одной из таких «мелочей» стал опыт 2006 года. Такое в 2010 точно не должно было повториться. Тем более, что Бакиев, видимо, так и не уехал из Минска и до сих пор являет собой живое свидетельство того, как из искры может возгореться пламя. Пламя, горение которого поддерживалось не только горячими сердцами неблагодарных сынов и дочерей «большого друга» Бакиева, но и холодными умами нашего «старшего брата»! В душной атмосфере братско-дружеских (или дружеско-братских) отношений тень «старшего брата», подливающего все имеющиеся у него огнеопасные смеси энергоносителей в госпереворот Киргизии, словно демон, витала над каждым кадром «Крестного батьки», скрытая угроза слышалась в каждом слове первого блоггера России, интуитивно ощущалась в каждом нарочито отстраненном, безучастном и недоуменном жесте умолчания обоих первых лиц РФ. В этой ситуации не показать своей способности затушить любую – даже самую малую, бледную и безжизненную – искру значило проявить слабость. Тем более, когда, несмотря на разочарования протестами 2006г., невнятность планов и границ ответственности оппозиционных лидеров, наконец, мороз, тьму и запугивания, на улицу вышло людей в два раза больше, чем в 2006! В этой ситуации просто необходимо было нарочито продемонстрировать силу, показать (прежде всего, двуликой Москве) кто в доме хозяин и что будет с теми, кто – пусть даже из праздного любопытства на далекую ни к чему не обязывающую перспективу – интересуется, как хозяин в нем себя чувствует. Все, что произошло на площади, происходит и будет происходить после нее есть красноречивое – т.е. транслируемое по всем каналам всех СМИ мира – свидетельство о прекрасном состоянии здоровья хозяина, для которого теперь уже ок. 700 посаженных граждан и 7 избитых и арестованных кандидатов в президенты – сущий пустяк. [3] «Все это пройдет, все это наносное.» [4] Жизнь продолжается…

Причем именно в том направлении, которое проторили ЕС и РБ сообща: направлении «либерализации изнутри» средствами знаменитой немецкой политики «Wandel durch Handel» («изменение через торговлю»). Торговлю ценностями, символами, фантомами и фобиями, с одной стороны, и крепкой валютой да энергоносителями – с другой. Всем игрокам в этом акте трагедии известно, что Запад может сколь угодно долго и рьяно распекать власти РБ, но он точно не пойдет на крайние меры (например, объявление экономической блокады, политической изоляции и прочь.) в силу ставшей за последнюю каденцию общепризнанной бесперспективности изоляционистской политики. На это, конечно, можно было бы сказать, что все то же самое можно было бы достичь другими средствами: мягче, неприметнее и потому перспективнее для едва-едва вырисовывающегося имиджа реформирующейся и либерализующейся власти. Увы, предполагать такой исход – значит забывать о роковой предначертанности пути нашего героя и экзистенциальной остроте коллизии: он должен был выбирать между имиджем либерала (которого ожидает Запад) и имиджем хозяина (которого ждет Восток). В этой ситуации он выбрал из двух зол для себя наименьшее: имидж либерала можно нагулять, а вот утратить имидж хозяина – значит потерять саму возможность иметь на будущее какой бы то ни было политический имидж. Тем более, что в долгой борьбе за признание он уже одержал свою принципиальную победу: ему удалось убедить еврочиновников в том, что единственным партнером по диалогу с ЕС является он сам. А быть может еще одной, дополнительной мотивацией для героя стал прельщающий его бонус – новые политзаключенные. Ведь этот свежий живой товар для политического торга с Европой можно не только продать по новой цене, но и сделать темой обсуждения как минимум на 1 год. Не будь этого товара, стали бы еще чего доброго всерьёз обсуждать дальнейшие шаги либерализации, приватизации и проч. болезненные для власти вопросы. А так теперь можно будет получать новые экономические и политические уступки Европы за старые (уже не раз проданные) грехи. И если учесть, что в период с 2006 по 2010 многие бонусы от Европы, равно как и свой новый имидж, власть получила за освобождение всего лишь одного посаженного экс-кандидата в президенты, то сколь радужные перспективы рисовались в воображении героя при столь богатом урожае новых политарестантов! Между тем во всей этой эйфории триумфатора все отчетливее слышны катастрофические нотки…

Катастрофа

Катастрофа ощущается уже в качественно иной демонстрации главным героем его политической силы: овладение ситуацией не позволяет ему завоевывать новые рубежи, но лишь отстоять ранее занятые. Прежде всего, это заметно на жизненно важном «восточном фронте». Здесь показательно сравнение двух пред- и поствыборных реакций Москвы – в 2006 и 2010. Если в 2006 г. уже за несколько недель перед выборами началась активная раскрутка легенды о «беспрецедентном внешнем давлении на Беларусь» [5], то накануне выборов 2010 она была невозможна по очень простой причине – наш герой так ловко рядился в либерала, что невольно пришлось поверить. Москве, видимо, даже больше всех. Иначе чем объяснить то, что накануне выборов мы не увидели в Минске премьер-министра России [6], не услышали приятных уху и сердцу героя речей председателя Государственной Думы Федерального Собрания России [7], а в сухих словах поздравления президента РФ достигнут такой уровень абстрактности, который позволил давать им ооочень широкие интерпретации, среди которых перевод смысла поздравления на бытовой язык Жириновского не так уж далек от истины. [8] Во всей необъятной России нашлись только два человека, которые не поддались чарам разыгранного действа и сохранили привычную нашему уху «трезвость»: это патриарх Московский и всея Руси Кирилл [9] и посол России в Беларуси Александр Суриков [10]. Довольно странный тандем, конечно. Вроде бы и не панихида, но уже и не «пирдуха … Зато в ответ на эти скупые знаки внимания «старшего брата» посыпались как из рога изобилия непропорционально щедрые благодарности и обязательства белорусского народа (в лице его прямого представителя): на следующий же день после выборов появилась информация о договоренности покупки МАЗа КАМАЗом, причем в ближайшие полтора года! [11]; на вторые сутки после выборов (!) были ратифицированы нижней палатой парламента Беларуси все (!) документы по созданию Единого экономического пространства (ЕЭП) с Россией и Казахстаном… [12] Темп и масштаб благодарности «старшему брату» поражает воображение: если так и дальше пойдет, то уже к концу этой президентской каденции у нас может быть введен российский рубль. А это экономическое событие повлечет за собой совершенно иные политические следствия. Иными словами, складывается устойчивое впечатление, что спекулятивные качели «Брюссель-Москва» раскачивает уже не тот, кто на них качается, но те, кто оплачивает этот захватывающий аттракцион.

И все это на фоне совершенно дискомфортной моральной и психологической атмосферы на «западном фронте» и «в тылу»: толпы родных и близких арестантов осаждают тюрьмы Минска и его Окрестностей, по всему миру прокатилась волна протестов, гражданские и правозащитные организации Европы призвали страны ЕС запретить въезд Лукашенко [13], беларуские литераторы, Союз писателей Москвы и мэтр Евтушенко требуют немедленно освободить Некляева [14], в то время как по Минску расползаются слухи о том, что его уже нет в живых, Светлана Алексиевич пишет открытое письмо президенту, в котором констатирует раскол общества Беларуси на два непримиримых лагеря [15], Литовский Сейм предлагает возобновить акции против беларуских чиновников [16], министры иностранных дел Германии, Польши, Швеции и Чехии называют первое лицо Беларуси нехорошим английским словом «loser» и требуют прекратить с ним все отношения… [17]

Словом, катастрофа…, вселяющая надежду, что, по закону жанра, нас еще ждет очищающий от аффективной скверны, возвышающий и умиротворяющий катарсис…

-----------------

[1] Для сравнения: в марте 2006 его не было в СМИ несколько дней.

[2] См.: http://news.tut.by/politics/208920.html

[3] Признаться, от излучаемой первым лицом радости и какого-то раскрепощено-приподнятого, внутренне спокойного и удовлетворенного настроения на т.н. «пресс-конференции», у меня сложилось впечатление, что власть была готова к гораздо худшему сценарию (и, соответственно, большим жертвам) и даже рада, что получилось все так «аккуратно» и быстро.

[4] См.: http://ru.euronews.net/2010/12/20/lukashenko-slams-belarus-election-riots/

[5] 27 февраля на заседании совместной коллегии министерств иностранных дел Белоруссии и России глава МИД РФ Сергей Лавров сказал, что «Россия выступает категорически против внешнего давления на Беларусь». «Мы против того, чтобы оказывалось давление, против попыток осуществлять смену власти. С этой позиции мы подходим и к выборам в Белоруссии». Сергей Лавров отметил, что «все страны разные, у всех есть своя история, свои традиции». Демократический процесс в каждой стране осуществляется с учётом этих обстоятельств, подчеркнул он. Источник: http://news.tut.by/politics/64750.html

[6] В то время как 7 марта 2006 г. на очередном заседании Совета Министров Союзного государства в Минске присутствовал премьер-министр России Михаил Фрадков, который в ходе встречи выразил уверенность, что выбор белорусского народа будет сориентирован на укрепление государства и повышение эффективности сотрудничества между Белоруссией и Россией.

[7] В то время как 2 марта 2006г. на третьем Всебелорусском народном собрании председатель Государственной Думы Федерального Собрания России Борис Грызлов отметил: «Беларусь развивается в правильном направлении, и надеюсь, что это направление останется и после президентских выборов». Также он выразил уверенность в реальности раскрытого накануне белорусским КГБ сценария силового захвата власти.

[8] См. http://belsat.eu/be/wiadomosci/a,914,uladzimir-zhyrynouski-lukashenka-razumieie-shto-ion-nie-pieramogh-i-gheta-pryvodzits-iagho-u-shalienstva.html

[9] См. http://nn.by/?c=ar&i=47994

[10] См.: http://news.tut.by/economics/209360.html

[11] См. http://news.tut.by/economics/208980.html. Примечательно, что через два дня эта информация была подтверждена ни много ни мало послом РФ в Беларуси А. Суриковым: http://news.tut.by/economics/209367.html

[12] См. http://www.gzt.ru/topnews/world/-parlament-belorussii-ratifitsiroval-18-dokumentov-/340573.html

[13] См.: http://news.tut.by/politics/209374.html

[14] См.: http://www.naviny.by/rubrics/society/2010/12/23/ic_articles_116_171785/

[15] См.: http://news.tut.by/209419.html

[16] См.: http://nn.by/?c=ar&i=48055

[17] Cм: http://www.nytimes.com/2010/12/24/opinion/24iht-edbildt24.html?_r=2 и http://nn.by/?c=ar&i=48056