«Who is comrade Lukashenko»?*

«Who is comrade Lukashenko»?*
«Who is comrade Lukashenko»?*Карбалевич В.И. Александр Лукашенко: политический портрет. – Москва: Партизан, 2010. – 720 с.

«Дорого яичко к Христову дню»

Актуальность выхода этой книги именно сейчас трудно переоценить: многостраничный фолиант, посвященный политической биографии и (что, пожалуй, самое важное) особенностям личности президента страны, уже (официально) провозглашенного владыкой нашего специфического государства на пятый (!) срок, имел бы все шансы стать бестселлером, но… в условиях нормального общества. Здесь же очевидно, что «деревянную» книгу будут зачитывать «до дыр» люди, плохо дружащие с современными компьютерными технологиями (у рецензента издания уже образовалась очередь страждущих), а также можно предполагать, что ее электронные версии разойдутся весьма приличным числом. Широчайшей продажи «за деньги» не ожидается (несмотря на солидный по нынешним меркам тираж – 7000 экземпляров).

Особо нужно подчеркнуть, что ничего «эксклюзивно-скандального» (того, о чем бы не сообщалось ранее в абсолютно открытой и в основном официальной на тот или иной момент печати) в тексте не содержится. Политолог-автор сознательно сделал свой выбор: никаких сенсаций здесь не представлено. Упор в работе сделан на изготовлении скрупулезного досье, исполненного в жанре добротного журналистского расследования (подчеркнуто без привлечения материалов, хотя бы слегка напоминающих оперативные).

Например, автор пишет: «С самого начала появления публикаций о биографии первого президента Беларуси возникли разночтения с местом его рождения. Свою лепту в эту путаницу внес и сам Лукашенко. То Александр Григорьевич говорил в интервью, что родился в глухой полубелорусской, полуроссийской деревне на границе со Смоленской областью [«Советская Белоруссия», 1994, 1 сентября]. В другой раз он рассказывает иную историю: Я родился в городе. Года три с матерью прожил. Кстати, на границе со Смоленщиной, в Орше. А всю свою сознательную жизнь прожил в деревне [«Советская Белоруссия», 2009, 3 октября]. Теперь в официальной биографии (на президентском сайте) зафиксировано, что местом появления на свет будущего президента является городской поселок Копысь» (с. 7-8).

Тем не менее, предъявленная в произведении картинка впечатляет даже того наблюдателя, который, по его собственному убеждению, последние два десятка лет находился вполне «в теме» отечественной истории. Самое главное: при изобилии четко структурированного материала сколько-нибудь однозначного ответа на вопрос, вынесенный в заглавие данной публикации, получить невозможно. И это не проблема автора, это беда так и не сложившихся местных «элит».

В лице главного героя данного произведения мы имеем дело с «чистым субъектом политики» (если понимать долговременную политику в ее идеальном категориальном истолковании: борьба за удержание личной власти любой ценой). Такая политика осуществляется без сантиментов, без принципов, без сожаления о щедро раздаваемых накануне выборов обещаниях легковерному электорату, без соблюдения внешней канвы международных договоров с партнерами, без соблюдения особых правил в схватках с политическими конкурентами.

Тем более что сами эти конкуренты охотно «велись» на чисто «дворовые приёмчики» главного фигуранта рецензируемой книги и – особенно – членов его тогдашней команды. Обращаемся к автору: «Во время обсуждения [текста проекта Конституции 1994 г.] выступили члены команды Лукашенко, в частности депутат В. Гончар. Суть их обращения к В. Кебичу и поддерживающему его парламентскому большинству сводилась к невинному вопросу: Чего вы боитесь, Лукашенко? В результате возрастная планка для кандидатов в президенты была снижена до 35 лет. В. Леонов, бывший тогда депутатом Верховного Совета, вспоминал: «Кебича, как говорится, взяли на подначку, как подростка во время дворовой драки: ты что боишься, ты что слабый?!» /Леонов В.С. Работа над ошибками. – Смоленск, 2003, с. 54/ (с. 74).

Также очевидно из сюжета книги и то, что о пружинах новейшей «тайной дипломатии» общественность (до информационного прорыва, совершенного скандалом вокруг досье, обнародованных «WikiLeaks») принципиально не знает НИЧЕГО. Вопросы: кто платил? кто ставил на данную фигуру? кто оплачивал счета? кто предъявил их же после победы? – долго еще останутся «за кадром».

В любом случае изготовителем исследования проведена огромная работа, с принципиально понятных идейных позиций (либерализма и свободы), а также с попыткой учесть все базовые точки зрения на сей счет, доступные в информационном поле Беларуси (и не только).

Хорошо отыгран следующий пассаж: «Человек, с биографией неудачника, который, по словам, приписываемым молвой его жене, больше двух лет нигде не задерживался, на посту президента Беларуси задержался больше, чем на полтора десятилетия. Судьба Лукашенко служит замечательной иллюстрацией к известному афоризму: нет людей бесталанных, есть люди, занятые не своим делом» (с. 3).

Автор – как бы походя – отмечает бездарность сценария президентской избирательной кампании 1994 года, организованной Шушкевичу его помощниками (с. 79 – 80). Остался (хотя – слава Богу – не для всех) скрытым сюжет о том, кто из ныне весьма амбициозных и вроде процветающих политтехнологов обеспечил бывшему спикеру столь «медвежью» услугу. В. Карбалевич не счел нужным подробнее осветить этот вопрос (в отечественной оппозиционной аналитике действует «обратный принцип»: «о живых ничего, кроме хорошего»). А жаль – было бы весьма интересно.

Как и – несомненно – привлекло бы внимание читателя воспроизведение выводов о шансах Лукашенко, извлеченных из предвыборных социологических прогнозов, сделанных не «задним числом» (из оценок уважаемых структур Манаева и Вардомацкого, приведенных в книге), а «загодя». Многие нынешние «герои» отечественной социологии, безусловно, померкли бы (хотя сегодня они все, как сами же и заверяют, тогда оказывается, не сомневались в успехе грядущего победителя).

Еще более интересным было бы осмыслить, почему точный прогноз о неумолимой победе тогда еще не «батьки» (но уже «народного героя» Лукашенко), переданный Кебичу через его ближайшее доверенное лицо более чем за месяц до выборов, так и не попал на стол к тогдашнему премьеру. Возможно, история пошла бы иначе.

Талант и поклонники


Если внимательно прочитать книгу, то для многих придворных подхалимов станет очевидным несомненное сходство политических талантов Лукашенко с державным гением товарища Сталина (хотя, безусловно, они не рискнут открыто обнародовать эти свои восторги в контексте сегодняшнего расклада идеологических предпочтений и мод). Товарищ Сталин также изменял каноническую дату собственного рождения, были в его биографии и иные «непонятки».

Другой вопрос: Сталин создавал империю «на века», и если бы не столь мерзопакостный ее фундамент (каковой являла собой коммунистическая партия Советского Союза в ее тогдашнем виде и в лице троцкистско-ленинской по духу группировки Хрущева), у «кремлевского проекта» (увы и ах!) были бы вполне реальные долгосрочные исторические перспективы.

А.Г. Лукашенко пришел на развалины империи, к появлению которых лично он не имел ни малейшего отношения. И подстраивался уже под новые условия. Автор пишет: «Лукашенко продемонстрировал новый тип политика постсоветской эпохи. Обладая незаурядным политическим чутьем, он лучше других понял, что не хитрые комбинации в политических верхах, а апелляция к народу, его поддержка является главным условием завоевания власти. Талантливый актер и демагог, хорошо чувствующий аудиторию, Лукашенко оказался на голову выше всех других политиков Беларуси в сфере общения с электоратом» (с. 3).

Но, в целом, как представляется, первого президента РБ использовали «в темную» более серьезные «дяди». Им-то было очевидно «без особой разницы», кто именно «сворачивает в бараний рог» местную бюрократию. Зато была окончательно зачищена белорусская когда-то довольно высокотехнологичная индустрия. Уберечь ее было в принципе можно (но иными методами, а не упрямым отказом от ее приватизации). Батька погнался за простыми и понятными символами («огосударствленное – значит, моё, народное»). И проиграл.

Страна проиграна как субъект мировой политики, это понятно любому эксперту (кроме особо приближенных – тех, кому наркотик карьерного продвижения застил глаза).

Автор это четко осознает и формулирует: «… Лукашенко не побоялся прослыть ретроградом. Законсервировав важнейшие институты и механизмы советской системы, он доказал, что, находясь в самом центре мировых демократических тенденций, можно в какой-то мере остановить время и повернуть вспять исторический процесс» (с. 4).

Для лучшего понимания ситуации: «Совхоз Городец, который принял Лукашенко, был одним из двух убыточных хозяйств в аграрном секторе Беларуси. Его предшественник проработал там 10 лет, но без особых успехов» (с. 24). Сопоставление этого положения дел (считанные единицы хозяйств, дышащих на «ладан» тогда, и тотальная катастрофа постоянных дотаций в сельское хозяйство сегодня) уже объясняет многое.

Чей провал?

Если какой-то невменяемый «патриот» с невидимыми миру погонами в свое время и поставил на эту персону, желая восстановить данное пространство («сферу кириллицы»), то этот «опер» (со товарищи) банально «грубо ошибся». Шанс хотя бы минимально приемлемо отстроить территорию у здешних политиков был, они им не воспользовались.

На Лукашенко – судя по всему – в свое время возлагались беспрецедентные надежды. Из книги: «Вице-спикер Верховного Совета 13 созыва Г. Карпенко, ссылаясь на тогдашнего главу Администрации президента Л. Синицына, утверждал, что впервые задачу достичь поста президента объединенного белорусско-российского государства Лукашенко поставил перед своей командой еще в начале 1995 года, после поездки в Тюмень. Вскоре идея трансформировалась в конкретный план действий» (с. 497).

И: «Собственно, и сам белорусский лидер не скрывал своих намерений. Много раз прямо или многозначительными намеками он приоткрывал свой амбициозный замысел. Первый раз это произошло в феврале 1995 года. Во время встречи с отставным российским генералом Стерлиговым он заявил: Беларусь для меня – пройденный этап [«Огонек», 1996, № 43]. Через год в интервью «Financial Times»: Для меня воля славянских народов – закон. Если они решат послать меня далеко за пределы нашего государства, я подчинюсь их воле» [Financial Times, 02.05.1996] (с. 498).

Сейчас «пить боржоми, когда почки отвалились» уже не имеет особого смысла. История эволюции «славянского сектора» пространства Евразии могла бы пойти не столь плачевно. Но история не имеет дела с «бы»… Рушится Россия, обречена в ее нынешнем экономико-политическом формате и Беларусь.

Оптимистически настроенных «клиентов», верящих в «Запад» или «в Россию», для которых – согласно их расчетам – есть резон «особо суетиться», уже стало летально меньше. Оппозиционные «политики» ощутили это первыми, родственные им «классово близкие» «аналитики» близки к этому. Территория залита из ряда «насосов» духовным напалмом, инфраструктура (которую даже не начинали создавать) отсутствует.

В перспективе эволюция страны способна двинуться в абсолютно любом направлении (перемалывая не чутких к зигзагам «генеральной линии» попутчиков). Вспомним, какие романтические иллюзии переполняли сторонников «российского вектора» в геополитической ориентации БР в эпоху «заметалинских референдумов» и планирования проектов «Союзного Государства». Сейчас любой просто порядочный мыслящий человек, искренне исповедовавший подобные ценности, открыто негодует по поводу «нового курса» (начатого с 2008 года).

Сторонники «западного вектора» тоже радовались сравнительно недолго: со стремительно скатывающейся в жесткий авторитаризм Москвой сегодня опять «братская любовь» (при всей недолговечности такого формата отношений между родственными режимами такого кроя).

Выживают сегодня в добром карьерном здравии и нормальном душевном состоянии исключительно «идеальные идеологические хамелеоны». Но этот промысел рассчитан уже на особо экстремального любителя острых духовных ощущений.

Есть, конечно, особенные мастаки и в этом ремесле. В книге находим: «Журналист П. Якубович (ныне – главный редактор президентской газеты «Советская Белоруссия») по поводу единственного результата [антикоррупционного, 1994 года] доклада Лукашенко – смещения Шушкевича – привел цитату из М. Салтыкова-Щедрина: Его послали злодейство учинить, а он чижика съел» (с. 68). Но такими «талантами», которые принципиально «невозможно пропить», не так богата белорусская «дрыгва». Батька их ценит десятилетиями. Что, кстати, и особо показательно и подлежало бы осмыслению: как именно формируется прекрасный круг «неприкасаемых»? Личной преданности здесь, безусловно, мало.

Подлинный политик не должен испытывать чувств благодарности («собачьей благодарности», по выражению тов. Сталина). Была ситуация, когда из-за бытового конфликта с местным (видимо, не слабо пьющим) механизатором в совхозе судьба будущего президента оказалась на волоске. Из книги: «В поддержку Лукашенко в Шклов снова приехал собкор газеты «Сельская жизнь» (органа ЦК КПСС) А. Гуляев. Он провел собственное расследование и установил, что факты избиения действительно имели место. Тем не менее, журналист посчитал правильным выступить в защиту опального директора совхоза [Народная воля, 2005, 6 мая]. Возможно, и его влияние помогло благополучному для Александра Григорьевича исходу дела. Много позже Лукашенко, называвший журналиста своим лучшим и единственным другом сполна отблагодарит своего бывшего защитника. В 2002, 2003 годах белорусские власти два раза закрывали газету Местное время, которую редактировал Анатолий Гуляев» (с. 37) .


Резюме



«Кто не спрятался – я не виноват» – такой эпиграф можно было бы предпослать всей книге.

Будущее – для каждого – может оказаться любым: «Но был один вопрос, по которому его политическая линия за прошедшие годы не менялась ни разу. Это вопрос об укреплении и удержании неограниченной и никем не контролируемой власти. Его власти. Собственно вся социальная модель, которая тщательно и скрупулезно формировалась годами, подгонялась под решение этой задачи. Ей были подчинены все повороты и зигзаги политической линии» (с. 5).

Автор использовал для целей конструирования эпиграфов цитаты из Лукашенко. Эта (приведенная чуть выше, в самом начале «резюме») мысль сработала бы в данных целях идеально. Блаженные (и чиновники, и оперативные работники, и «аналитики» всех мастей) могут веровать в собственные личные перспективы и далее. Главное (как не раз объяснял один умнейший человек) – это «их сейчас не спугнуть». Чашу всеобщего позора обязаны испить все, без исключения. К этому все и идет.

«… У Лукашенко нет другого выхода, как стремиться остаться у власти пожизненно. Он не только архитектор и создатель этой системы, но теперь уже и ее заложник» (с. 718). В жертву во имя сохранения самой системы может быть принесен абсолютно любой ее адепт. И он же обязан принять этот удел безропотно, ибо их всех Лукашенко поднял «из грязи – в князи».

Неизбежность всего этого книга жестко демонстрирует и доказывает самим ходом изложения материала. В этом ее огромное достоинство.



* «Кто он, товарищ Лукашенко»? (слегка вольный перевод с английского).