Проявить «слабость»

Вчера в минском Дворце Республики состоялась пресс-конференция новоизбранного А. Лукашенко. Белорусский президент искренне возмущался решением миссии наблюдателей от ОБСЕ, которая уже в третий раз не признала белорусские выборы соответствующими международным демократическим стандартам.

Вступительное слово главы государства было очень эмоциональным и местами напоминало выпуски передачи «Панорама» времен 2005 года. Было хорошо видно, что вердикт наблюдателей больно задел президента за живое. А ведь еще накануне выборов многие эксперты уверяли, что у белорусской власти на редкость сильная политическая позиция, и что у Запада нет иного выхода, кроме как признать эти выборы.

Сила или слабость?

В отчете наблюдателей ОБСЕ упомянут особенно жестокий разгон демонстрации протеста в Минске 19 декабря. Но главный вопрос сегодня не в том, почему Лукашенко сорвался и проявил силу на площади вечером 19 декабря. Для ближайшего политического будущего нашего нового президента гораздо важнее другой вопрос – почему он не позволил себе слабость и не смог организовать подсчет голосов по рекомендованным ОБСЕ стандартам?

Ведь это казалось такой простой задачей. На протяжении этой президентской кампании все наблюдатели демонстрировали завидное дружелюбие, чем напомнили парламентские выборы 2008 года. Тогда, через месяц после грузино-осетинского конфликта, благосклонность Запада к Беларуси была настолько очевидной, что на утро после выборов многие независимые издания поспешили опубликовать довольно отчаянные статьи о прогибе ОБСЕ под Лукашенко. Но, в конце концов, новый белорусский парламент так и не был признан легитимным.

В 2010 году ситуация была очень похожей. Казалось, что кандидат А. Лукашенко был в коротком шаге от своей самой элегантной победы. Команда президента провела действительно большую работу: потратилась на новый имидж страны, стала проводить регулярные инвестиционные форумы за рубежом, изменила избирательное законодательство.

Наконец, надежду на самореализацию в обновленной вертикали получило молодое и амбициозное поколение управленцев и вероятных депутатов следующего парламента. Именно эти люди организовали инвестфорумы в Лондоне и Франкфурте, прорывались в «Восточное партнерство» и недавно добились встречи с Хилари Клинтон.

И вот на тебе подарок на Новый год! Еще 5 долгих лет без международной легитимности. Вряд ли эта воображаемая белорусская элита удовлетворится традиционной картинкой сильного государства в шлеме и с дубинкой.

Поэтому если попробовать занять точку зрения президента, то его раздражение вполне понятно. Александр Лукашенко – этот яркий политик и жесткий руководитель, который совсем недавно запустил нефтяной транзит в Европу через Атлантику, который контролирует в стране все, от крупнейших предприятий до тайной бухгалтерии своих оппонентов, – споткнулся на какой-то «мелочи» и не смог как надо организовать подсчет голосов в день выборов.

Знать это наверняка обидно, и тем более трудно объяснить своим подчиненным особенно после всех тех уступок Европе, которые в последние годы сделала белорусская власть. Именно об этом с досадой восклицал президент во время пресс-конференции: «По требованию наших, надеюсь, европейских друзей мы нарушили всякие законы, действуя по их указке. Но, как мне доложили, оказалось и этого недостаточно… Мы ведь делали так, как вы требовали!»

«Какие к нам претензии?»

Надо полагать, в штабе президента рассуждают примерно так: «Мы упорно не признаем Абхазию с Осетией, мы готовы загрузить нефтью балтийские порты, мы почти безотказно прокачиваем в Евросоюз газ и готовы открыть для него ворота в наш Таможенный союз. Короче, мы готовы играть по-крупному на европейской шахматной доске!»

Удивительно, но как раз здесь геополитическая щедрость белорусского руководства спотыкается о непонятную и поэтому даже пугающую либеральную «мелочь» – какую-то прозрачность при подсчете голосов. Ведь что говорится в отчете миссии наблюдателей от ОБСЕ?

В документе черным по белому сказано, что исход наблюдения решился даже не в день голосования и не после во время брутального разгона митинга ночью. Все решилось вечером 19 марта в течение буквально каких-то часов во время подсчета бюллетеней. Наблюдатели поначалу оценивали общий ход голосования как «хороший», но отметили значительное ухудшение качество процесса на этапе подсчета голосов.

Такая вот досадная мелочь. Поэтому президентский вопрос о претензиях повисает в воздухе и отзывается в белорусской вертикали зловещим молчанием. Именно поэтому президент вынужден быстро ретироваться. Буквально в течение одного дня из задержанных накануне кандидатов формируется бригада конструктивных критиков, которых уже хвалят и показывают по телевизору, а некоторым даже предлагают работу.

Времени на проявление спасительной политической слабости у белорусского президента все меньше. Приближается Новый год, перед которым очень нужно успеть провести инаугурацию. Имидж железного главнокомандующего для этого больше не подходит, поэтому для арестованных 19 декабря открывается возможность досрочного освобождения.

В свою очередь, у некоторых оппозиционных политиков вновь появляется шанс вступить в долгожданный диалог с властью о судьбе Беларуси и о собственной политической карьере.