Еще одна элегантная победа? Ух ты, какая неожиданность

Еще одна элегантная победа? Ух ты, какая неожиданностьПо мнению главы миссии ОБСЕ Х. Арендта, президентские выборы в Беларуси могут быть оценены лучше, чем предыдущие. Что тут сказать? К своему, положим, 7-му сроку Александр Лукашенко сможет давать мастер-класс для европейских лидеров. Ну, вы знаете эту фигню про опыт, тренинги и всякое такое.

Можно также сказать, что опыт нарастает не только у Лукашенко и его Ермошиной, но также у представителей участковых комиссий, электората (который в крутой мороз дает серьезную явку) и даже у внешних и внутренних наблюдателей. Это такой своего рода коллективный тренинг и коллективный опыт. К каким эффектам такой опыт должен, по логике вещей, приводить?

Прежде всего нужно сказать, что лично Лукашенко и его силовые структуры достаточно серьезно – по традиции – постарались, чтобы благодушие международных наблюдателей несколько охладить. В принципе было понятно, что Площади в стиле 2006 г. не получится хотя бы по той причине, что на улице холодней, чем той весной. Но страх властей перед выступлениями был таков, что дал достаточно материалов для местных и зарубежных СМИ, интернет-изданий и социальных сетей. И в конечном итоге – как ни старались представители международных структур продемонстрировать свою лояльность – придется так или иначе сформировать адекватную реакцию. В настоящей ситуации адекватная реакция – это воздержание от полноценного признания результатов выборов. То есть я хочу сказать, что представители международных структур будут в принципе воздерживаться от окончательных оценок по поводу выборов. У них время для выжидания есть, ибо это ведь не у них отрицательное сальдо нарастает. И не им ежеминутно нужно проверять прочность кресла, которое занимаешь.

Следует специально подчеркнуть, что международное наблюдение изо всех сил старалось закрыть глаза на тот простой факт, что Лукашенко находится у власти с 1994 года. Это незаконно. И невозможно уговорить человека, который находится у власти незаконно, поступать законно. Я просто хочу напомнить о том, что на носу уже 2011 год, а Лукашенко все еще у власти. Это в принципе неправильно и незаконно. А прошли выборы с большими или меньшими нарушениями – эти, вообще говоря, не очень важно. Как я полагаю, в глубине души представители международного наблюдения это понимают. И крепко размышляют об «адекватной реакции».

Несложно предположить, что эта реакция в конечном итоге будет – никакой. Или прочти никакой. Всем нужно просто на что-то закрыть глаза и про что-то не вспоминать. Это такая своего рода дипломатическая вежливость. Эта вежливость в конечном итоге означает непризнание или, точнее, сказать, нетвердое признание итогов президентских выборов в Беларуси. То есть для конкретного уполномоченного лица нужно эти выборы признать таким образом, чтобы никто этого не заметил – ни коллеги, ни родственники, ни, упаси Господи, любимая женщина.

Что должны заметить инвесторы? – вот вопрос, который беспокоит очень многих граждан Беларуси, за исключением разве что ментов, которые думают, что их зарплата прямо возникает из Порядка, который они создают, или из Неисчерпаемого Фонда Президента, который они охраняют. И этот вопрос будет мучить белорусские власти всю первую половину 2011 года. И после будет мучить.

Несложно предположить, что Беларусь ближайшие несколько месяцев будет окружена своего рода кольцом воздержания – воздержания от признания. А Лукашенко соответственно будет выступать в роли в.р.и.о. президента, капитализация которого не будет очень высокой. Особенно если выйдет «Крестный отец – 5». И даже если не выйдет. Инвестиции в Беларусь не побегут со всех ног, а полномасштабная либерализации, о которой грезят многие эксперты, так и не начнется. В этом ведь суть нереформируемой системы. Иными словами, суть в том, что местные чиновники не в состоянии продать какой-нибудь там ногузадерищенский завод лялек, поскольку они – не реформаторы, а заложники командно-административной системы. Реформаторы – там, наверху.

Реформаторы наверху уже продали несколько банков и даже «Белтрансгаз», но проблема в том, что белорусская экономика состоит не только из крупных производств, но также из всевозможных заводов по производству лялек. Да и вообще – я с позволения пропускаю целый пласт рассуждений – нет никаких реформаторов наверху, поскольку белорусская политическая (и социально-экономическая) система не способна ни к какой внутренней эволюции. Она обозначила свое патовое состояние уже несколько лет назад. Наконец, поймите инвесторов правильно: таким людям, как Лукашенко, страшно доверять деньги. У таких людей, как Лукашенко, всегда было плохо с подсчетами. И вся эта двойная бухгалтерия, с позволения сказать, пугает людей. А ведь А.Г. так уговаривали: ну дай ты какие-то вменяемые проценты, ну хоть слегка напоминающие правду.

Последующую эволюцию системы несложно «предсказывать». Сначала будет реакция – для нейтрализации результатов Площади, всевозможных негативных эффектов и пр. Потом – либерализация, диалог с Западом и прочая (будут надежды и на парламентские выборы, и вновь последуют обещания, что «на этот раз мы уж точно…»). Потом опять репрессии. Все это – с уменьшением амплитуды качения, и с определенным ускорением. Поскольку властям нужно торопиться, а для обеспечения полноценной амплитуды нет ресурсов.

Что вышесказанное означает? Если за последние 10 лет не произошло революции, то эволюции, на которую многие (по обе стороны баррикад) рассчитывают, не будет точно. Беларусь – как государство, как общество, как экономика и пр. – начинает уверенно продвигаться в сторону катастрофы. И кто будет ставить на катастрофическое предприятие?