«Детская обида» или «перехват управления»?

Министр иностранных дел Сергей Лавров прилетел в Минск, но президент Александр Лукашенко отказался принять его. Об этом 23 ноября сообщил «Коммерсантъ». Кремль мгновенно предложил свою версию этих событий: переговоров действительно не было, но лишь потому, что Лавров получил четкие указания Дмитрия Медведева не встречаться с Лукашенко (Интерфакс со ссылкой на Кремлевский источник).

Белорусскому руководству, безусловно, известно о запрете для ряда российских министров и губернаторов на контакты с белорусскими коллегами и иными чиновниками. Пожелавший остаться неназванным источник в ближайшем окружении президента Беларуси Александра Лукашенко, в беседе с корреспондентом агентства «Интерфакс-Запад» заявил: «мы в курсе того, что президент России запретил контакты ведущих российских министров и губернаторов с представителями белорусской стороны». По мнению представителя белорусского руководства, данное решение «принято из-за того, что "крамольные" для Кремля мысли прочно оседают в головах российских министров и губернаторов, и после встреч с белорусскими партнерами они начинают понимать и поддерживать курс руководства Беларуси. Понятно, что это никак не может понравиться президенту России». Запрет на общение с "младшим союзником" является явным признаком слабости руководства России, – убежден собеседник агентства. – Это напоминает старые добрые советские времена, когда любая положительная информация с Запада глушилась, контакты с "западниками" ограничивались, а по телевидению шла откровенная политическая "чернуха". Все знают, чем это закончилось. Ситуация сегодня повторяется один к одному и вызывает у нас откровенные ассоциации с обидой ребенка в песочнице». И, соответственно, «встреча Сергея Лаврова с президентом Беларуси не могла состояться, поскольку глава МИД РФ имел четкие указания по этому вопросу со стороны президента России Дмитрия Медведева». А прибыл Лавров в Минск для участия в совместном заседании коллегии МИД России и Беларуси.

Может быть, и так. Может быть, действительно все дело в «детских обидах» и замалчивании наших «суперуспехов». Но, может быть, и операция по «перехвату управления». Рассмотрим и такой вариант – пусть и чисто гипотетический. Таким образом, с официальным лидером встречаться нельзя, но текущие и технические вопросы решать надо. Причем не столько им надо, сколько нам. Россия может неограниченное время существовать, не решая «жизненно важных» вопросов с Беларусью, но вот Беларусь так не может – разве что в гиперреальности БТ. Следовательно, неизбежно должны происходить встречи, должны решаться «технические вопросы» на различных уровнях управления, причем эти встречи негласно санкционируются и опальным лидером, ведь без решения многих текущих проблем в стране может просто наступить коллапс. Таким образом, решение большинства значимых проблем де-факто переходит от официального лидера на другие уровни управления. Да, власть в стране формальный лидер сохраняет и может отменить любое решение других уровней управления. Но на деле это будет означать, что вопрос так и останется нерешенным, а если это критически важный вопрос, то произойдет – если не коллапс, то однозначно резкое ухудшение ситуации. Приходится мириться с решениями, которые приняли другие. Правда, некоторые решения при этом демонстративно отвергаются.

Например, Александр Лукашенко отказался в рабочем порядке подписывать новый План применения региональной группировки войск Беларуси и России. И потребовал от России бесплатно обеспечить белорусскую армию современным вооружением. «Никакие документы в рабочем порядке я подписывать не буду. Так и передайте министру обороны и президенту России, – цитирует Александра Лукашенко государственное агентство БЕЛТА. Но это своего рода альтернативные решения, которые слабо влияют на общее состояние дел. Ну, не собирается НАТО на Россию пока нападать. Так, что даже полный наш отказ от «защиты» России пока на ее безопасность не повлияет, да и нашу экономику мало затронет. Так что это скорее демонстрация своей власти на публику, нежели признак реального контроля над ситуацией. А вот собственно реальная власть может действительно перейти к другим управленческим структурам. Это и называется «перехватом управления». Посмотрим как будут развиваться события. Ситуация интересная, если мы не имеем дело просто с «детской обидой», как верят в администрации.