«Модернизация» в региональном разрезе

Минск разительно отличается от Москвы по всем параметрам городской жизни. Многое из того, что в Москве может увидеть всякий зевака, в Минске доступно только пытливому взору опытного путешественника. Но обе столицы вполне сравнимы по своей притягательной силе для своего населения. Очевидно, что большинство белорусов, как и уважаемых россиян, хотели бы жить и работать в пределах МКАД.

Москва притягивает львиную долю капиталов, инвестируемых в страну из различных источников. Такую же роль в Беларуси исполняет Минск. Правда, Москва уже давно стала финансовым и банковским центром России, а Минск все еще остается промышленным городом, в котором жизнь определяется бывшими гигантами социалистической индустрии и первенцами пятилеток.

Присоединяясь к мнению классика, Москву трудно назвать вполне европейским городом ввиду органически присущей ей откровенной азиатчины. Столь же трудно согласиться с мнением, которое присваивает Минску статус процветающего европейского мегаполиса. В городе слишком мало денег, и слишком много особого порядка, запрещающего человеку быть самим собой даже тогда, когда от этого нисколько не страдают окружающие. Такой порядок, строжайше запрещающий плевать на пол, но поощряющий неопрятность в отношениях между людьми, устанавливается в военных казармах.

Но если смягчить подходы, употребляя в качестве критерия, допустим, средний уровень по СНГ, Минск отнюдь не затеряется в длинной шеренге обезличенных коммунистическим режимом бывших крупных советских городов. О качестве городской среды здесь на самом деле заботятся, хотя забота порой имеет показной характер.

В общем, оценивая столицу Беларуси прежними критериями (если из фабричной трубы идет густой дым – значит, трудящиеся перевыполняют производственные задания), Минск можно считать благополучным городом. Иное приходит на ум, когда внимание адресуется чисто экономическим вопросам. Никто, например, не сомневается, что все в основном самое лучшее (технологичное) из имеющегося в Беларуси наиболее полным образом представлено в столице. Не стоит даже перечислять его ориентированные на экспорт предприятия и авторитетные в бывшем СССР бренды. Назовем результат. За январь-сентябрь текущего года столичный экспорт составил 7,1 млрд USD, импорт – 9,6 млрд USD. Отрицательное сальдо внешней торговли в размере 2,5 млрд USD – это вклад города в экономику страны.

В областных центрах и областях, которые по какой-то причине перекрестили в регионы, ситуация похожая. Но не везде такая безнадежная, как в Минске. Например, по объему внешней торговли Витебск и область  в три раза уступает Минску. За 9 месяцев его экспорт составил 1.2 млрд USD, импорт – 2,3 млрд USD. В пассиве имеем 1,1 миллиарда. Результат еще хуже, чем в Минске.

По объему внешнеторговых операций Гомельская область уступает Минску в 3,5 раза, но отрицательное сальдо внешней торговли за 9 месяцев достигло почти 800 млн USD. Вполне «осязаемая» по нашим меркам сумма. Потерь не потерь? Скажем так, недополученной страной выручки от внешнеторговой деятельности.  Недостачу нужно компенсировать из кредитных источников ради поддержания простого воспроизводства. Получается, для воспроизводства экономической модели, которая не способна к саморазвитию.

Дело чертовски усложняется ввиду постоянного и растущего размера недостач. Это мешает разглядеть перспективу и определить схему действий.

Отметим, что в Гомельскую область можно назвать белорусской Оклахомой, поскольку тут осуществляется нефтедобыча. «Нефтянка» представлена еще и Мозырским нефтеперерабатывающим заводом, но в изменившихся реалиях она стала делом малоприбыльным или даже убыточным. В Витебской области общее положение не смог исправить Новополоцкий нефтеперерабатывающий завод. Если вспомнить, что накануне прошлых президентских выборов, кандидат Козулин, задавая риторический вопрос «где деньги?», имел в виду именно прибыли пресловутой «нефтянки», то следует признать, что расцвет так и не наступил. Случилась обыкновенная деградация.

За пять лет ситуация в отрасли изменилась диаметрально. Как утверждают эксперты, сами НПЗ могут вскоре стать такими же дотационными, как любой колхоз. Это обстоятельство говорит и о деградации всей экономики страны.

Традиционно Брестская и Гродненская область у нас считаются наиболее аграрными и менее развитыми в промышленном отношении. Хотя всякая классификация условна, в Беларуси она порой производится по ложным и второстепенным признакам. Поэтому будем считать, в этих областях промышленность менее «высокотехнологична», чем в Минске и Витебской области. Но зато во внешней торговле – небольшой плюс: Брестская область по итогам 9 месяцев имела положительное сальдо в 54,8 млн USD, Гродненская – 212 млн USD. Положительное сальдо в 163 млн USD сложилось в Могилевской области.

Минская область отличается от других не потому только, что столичная. На ее территории расположен Солигорский калийный комбинат с уникальными для Беларуси экспортными возможностями. По этой причине у области, имеющей ничтожный по сравнению с Минском внешнеторговый оборот, сальдо за 9 месяцев сложилось положительное в размере 1,5 млрд USD.

Таким образом, вклад в экономику области и шире – страны – Калийного комбината (технологическая дыра в земле) оказался куда весомее результатов всех технологически развитых предприятий и отраслей Беларуси.

Интересно, что на самом деле экономика Беларуси стабильна. В том смысле, что ее наличное самочувствие нисколько не зависит от конъюнктуры. Есть ли кризис, нет ли его, все одинаково плохо. Судите сами. За 9 месяцев 2009 (кризисного) года внешнеторговый оброт Беларуси составил 35 млрд USD. Экспорт сократился до 15, импорт – до 20, а отрицательное сальдо немного превысило 5 млрд USD. В нынешнем году торговля оживилась: оборот возрос 41 млрд USD, экспорт – до 17,5, импорт – до 23,5, отрицательное сальдо – почти до 6 млрд USD.

Весьма печально, но в стране, похоже, нет профессиональных диагностов. По крайней мере таких, к которым присушивалась бы власть. Вот сентенции заместителя министра иностранных дел Беларуси Андрея  Евдоченко – что называется, без комментариев и при минимуме купюр. По его мнению, для достижения положительного внешнеторгового сальдо в предстоящей пятилетке сырьевая база не будет выводиться из объема товарооборота. Поскольку  внешняя торговля является зеркалом экономики, «и если не родятся какие-то новые товары в нашей промышленности, то вряд ли нам удастся выполнить прогнозы». Поэтому первой частью программы по выходу на положительное сальдо внешней торговли является модернизация и техническое перевооружение действующих предприятий, второй частью – создание новых высокотехнологичных производств, которые бы обеспечили выпуск качественных товаров нового технологического уровня.

Таким образом, ставится задача модернизироваться в предстоящей пятилетке своими силами. Разве нужны тут комментарии?