Не до банкротства

Глава миссии МВФ в Беларуси КРИС Джарвис сделал заявление, содержание которого не вполне адекватно передает реальное состояние дел в белорусской экономике.

Можно согласиться, что Беларусь по-прежнему остается платежеспособной страной, с низким по сравнению с другими постсоветскими странами уровнем государственного долга. Но следовало бы учесть, что 35,9% субъектов хозяйствования, учитываемых в установленном порядке, являются неплатежеспособными. Об этом сообщает бюллетень Белстата о работе народного хозяйства в январе-сентябре текущего года.

На уровне здравого смысла каждый совершенно однозначно определяет понятие «неплатежеспособность» и потому старается не давать денег в долг приятелю, не имеющему внятной перспективы пополнения своих доходов. Правда, живем мы в условиях совершенной неопределенности нерыночного характера, поэтому часто подаем в сложные ситуации. Твердые духом предпочитают в долг денег (по крайней мере, больших) не давать, умные стараются избегать значительных заимствований.

В экономике понятие неплатежеспособности уточняется в соответствии с установленными законом обязательными для всех правилами игры и понимается  как неспособность субъекта предпринимательской деятельности исполнить – после наступления установленного срока их оплаты – денежные обязательства перед кредитором. Неплатежеспособность может стать причиной банкротства.

Таким образом, в легальной экономике неплатежеспособность может быть использована кредитором для инициации процедуры банкротства должника для компенсации понесенных материальных и моральных потерь. Совпадающая по содержанию но отличная по форме процедура существует и в теневой экономике. Ее глубинный смысл состоит в ограничении доступа неэффективных субъектов к экономических благам.

Для нужд статистического учета к неплатежеспособным относят организации, которые имеют коээфициент обеспеченности собственными оборотными средствами и коэффициент текущей ликвидности ниже установленного норматива (для отрасли, подотрасли, предприятия). К оборотным средствам предприятия относят те средства (материально-технические ценности и деньги), которые компания использует для осуществления своей повседневной деятельности, целиком потребляемые в течение производственного цикла. То есть это средства, обеспечивающие непрерывный характер производства, – сырье, топливо, комплектующие, наличные деньги для краткосрочных расчетов и закупок. В самом первом и верном приближении оборотные средства – это свободные деньги на счетах предприятия. В разных отраслях и на разных предприятиях норма обеспеченности собственными оборотными средствами разная, определяемая соответствующими коэффициентами.

В свою очередь, коэффициент текущей ликвидности определяется на основании отчетности предприятия для определения номинальной способности компании погашать текущую задолженность за счет имеющихся текущих (оборотных) активов. В первом и самом точном приближении этот коэффициент определяется как отношение собственных средств предприятия к его текущим обязательствам.

Если у предприятия таких средств нет, то оно имеет низкий коэффициент текущей ликвидности. Это значит, что всех имеющихся в его оперативном распоряжении средств не хватает для исполнения своих обязательств. В этом случае для погашения долгов его остается только объявить банкротом. В первом и самом точном приближении – продать, если кто купит, а за счет вырученных денег удовлетворить претензии кредиторов.

На самом деле нюансов здесь множество, и не всегда, как нас учили на уроках обществоведения, капиталисту-банкроту ничего не остается, кроме пули в висок, а его дочерям не приходится заниматься проституцией, но ситуация  в целом сверхнеприятная. Банкротам мало кто дает в долг, мало кто соглашается вкладывать средства в их новые проекты.

В Беларуси особенностей еще больше. Первая и главная: никто, за исключением предприятий малого и среднего бизнеса, в стране еще юридически не обанкротился, а неплатежеспособные предприятия имеют свободный доступ к кредитам. Чем выше степень неплатежеспособности, тем больший доступ, тем меньше гарантия возврата, тем ниже ответственность дающего и берущего.

Дающие – правительство и иные приравненные к нему структуры – не имеют достаточной твердости, чтобы не давать и не поощрять таким образом растущую массу невозвратных кредитов, у берущих не хватает ума отказаться. Соображений на сей счет высказывается множество. Главное из них – необходимость поддерживать отечественного производителя, сохранять промышленный потенциал, исполнять социальные обязательства перед народом и множество иных. Однако при всей очевидной убедительности этих аргументов, не всегда выгода от их реализации выглядит безусловной.

Несообразности такой политической линии видны невооруженным глазом. Например, полки любого магазина, торгующего сложнобытовой техникой, обычными хозяйственными мелочами и пр., забиты импортными товарами, поскольку отечески опекаемые правительством производители не могут предложить ничего сопоставимого по качеству и цене. Но уникальность наших предприятий проявляется не столько в производственной, сколько в финансовой сфере. Такого большого количества актуальных банкротов, вероятно, нет ни в одной стране мира, где результаты производства оцениваются не только в штуках, тоннах и погонных метрах, но и по уровню исполнения фирмами своих взаимных обязательств и дисциплины платежей.

Статистика на самом деле выглядит ужасающе. 1 октября 2010 г. 3263 организации, или 35,9% от общего числа организаций, учитываемых в текущем порядке, были неплатежеспособными, в том числе в промышленности – 798 предприятий, или 39,9%. 4104 организации, или 45,2% от общего числа организаций, учитываемых в текущем порядке, не имели собственных оборотных средств и 1.249 организаций (13,7%) имели обеспеченность собственными оборотными средствами ниже норматива.

В промышленности на 1 октября 2010 г. не имели собственных оборотных средств 713 предприятий, или 35,6% от их общего количества, в том числе в электроэнергетике 62,5% предприятий,  мукомольно-крупяной  и комбикормовой промышленности – 60%, пищевой – 54,2%, промышленности строительных материалов – 43,8%, легкой промышленности – 42,2%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной 40,6%, химической и нефтехимической промышленности – 36,7% предприятий.

Ниже норматива обеспеченность собственными оборотными средствами имело 371 промышленное предприятие, или 18,5% от их общего количества, в том числе в мукомольно-крупяной и комбикормовой промышленности – 31,1% предприятий, пищевой – 25,1%, медицинской – 23,5%, лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности – 20,8%предприятий.

Некогда Лукашенко жаловался на представителей МВФ, называл их жуликами. А сейчас охотно пользуется их политкорректностью как доказательством правильности выбранного курса. Наша задача состоит в том, чтобы научиться отличать между этим очень разными подходами.