Viz-a-viz?

Viz-a-viz?8 ноября министры внутренних дел государств Евросоюза приняли решение об отмене с 1 января 2011 года визового режима для Албании и Боснии и Герцеговины. Это означает, что граждане этих стран, обладающие биометрическими паспортами, смогут свободно въезжать в шенгенскую зону и находиться там до трех месяцев.

Около года назад такую же привилегию получили Сербия, Македония и Черногория. В результате из балканских государств обойденным в этом плане остается лишь Косово. Но, хотя пять стран-членов ЕС еще даже не признали его независимость, официальные лица в Брюсселе утверждают, что существует консенсус: 2 миллиона косоваров тоже не останутся за пределами режима визовой либерализации.

Поскольку у жителей Беларуси данный вопрос  вызывает повышенный интерес, представляется целесообразным рассмотреть, как складывается  ситуация в данной сфере у нас и наших соседей.

Россия: «хоть завтра» не получится

В связи с упомянутым событием отдельные российские обозреватели немедленно сделали вывод, что для Евросоюза Албания и Босния важнее России. Действительно, разговор о безвизовом режиме для Москвы идет уже много лет. Еще осенью 1999 года Романо Проди, получив мандат председателя Еврокомиссии, заявил, что «визовый режим с Россией – анахронизм, и он будет отменен максимум лет через восемь».

Более или менее предметный разговор начался в 2003 году на саммите Россия-ЕС в Санкт-Петербурге. С 1 июня 2007 года вступило в силу соглашение между ними об упрощении визового режима, которое позволило некоторым категориям российских граждан получать шенгенские визы стоимостью 35 евро на срок до пяти лет.

В августе прошлого года министр иностранных дел Италии Франко Фраттини пообещал, что ЕС может ввести безвизовый режим для граждан России уже в следующем году. И в феврале российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что его страна готова перейти к безвизовому режиму с ЕС на взаимной основе «хоть завтра». Впрочем, глава внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон тут же разочаровала россиян, сообщив во время визита в Москву, что стороны находятся лишь «в начале процесса».

В мае Евросоюз предложил России выработать список совместных шагов, необходимых для выполнения технических условий на пути к безвизовому режиму. Москва в ответ передала Брюсселю меморандум об отмене визового режима, предложив «одномоментно» отказаться от визовых требований, если ЕС поступит так же.

Однако никакой реакции на эту инициативу не последовало, что на дипломатическом языке означает отказ. Более того, по словам представителя ЕС, меморандум можно выбросить в корзину: «Русские загнали себя в угол, предложив отказаться от виз, потому что теперь им очень трудно согласиться с тем, что для начала надо реализовать ряд технических мер».

Сергей Лавров назвал такое отношение «неприличным». Но и это не произвело впечатления: обычно настроенная дружески по отношению к Москве Ангела Меркель заявила в Вильнюсе, что до введения безвизового режима с Россией еще очень далеко. А на недавних переговорах в Довиле президент Франции Николя Саркози не только дал понять, что речь идет о 10-15 годах, но и увязал визовый вопрос с российскими уступками в других областях. Теперь у Москвы остается надежда лишь на декабрьский саммит Россия-Евросоюз.

Какие же препятствия стоят на пути решения данной проблемы? Ведь, казалось бы, сегодня сближение определяют экономические параметры, а в России есть деньги, потребность в западных технологиях, ресурсы, которые нужны Западу для выхода из кризиса. К тому же за ускорение процесса выступает ряд государств, чья экономика заинтересована в притоке российских туристов – Испания, Италия, Греция, Кипр.

Причин, естественно, несколько. Например, проблема реадмиссии. Если гражданин третьей страны, нелегально пересекший, скажем, российско-финскую границу, будет задержан в Финляндии, то по соглашению о реадмиссии она имеет право выслать его обратно в Россию, и та будет обязана его принять. Отменить визы без наличия таких соглашений со всеми 27 странами ЕС невозможно, а не заключено их у России еще более 20.

Есть сложности, связанные со сроками внедрения в России биометрических паспортов. При этом у ЕС возникают вопросы о надежности не только самого загранпаспорта, но и документов, на основании которых он выдается. Иными словами, речь идет о коррупции.

Брюссель волнует незаконная миграция из России, и для этого есть причины. Так, россияне посещают Европу значительно чаще, чем европейцы Россию: 9,3 млн поездок против 5. Россия стоит на втором месте в списке стран, чьи граждане желают получить в ЕС убежище – в прошлом году таких просьб было 20 075 (почти столько же, сколько от афганцев – 20 410). Она также исправно поставляет в Евросоюз нелегальных иммигрантов: в прошлом году 10 375 случаев (пятое место после Албании, Марокко, Турции и Украины).

Правда, как видим, Албании получить вожделенный режим это не помешало. Поэтому в Москве склонны видеть здесь политический подтекст. Так, Владимир Путин заметил, что большинство стран ЕС выступает за отмену виз, а те, что против, имеют «политические» мотивы.

Первое утверждение просто неверно: согласно оценкам российских же дипломатов, стран, поддерживающую подобную идею, насчитывается сейчас 10-11. Однако большее недоумение вызывает используемая терминология. Можно подумать, что у тех, которые «за», имеются какие-то иные, «неполитические» основания. В реальности же они ставят хорошие отношения с Россией выше другие аспектов.

Оппоненты весьма логично полагают, что Россия не должна получить право на безвизовый режим с ЕС прежде стран-участниц Восточного партнерства. В противном случае жители мятежных регионов Абхазии и Южной Осетии, почти поголовно имеющие российские паспорта, смогут посещать Европу более свободно, чем граждане Грузии. То же относится и к украинскому Крыму, и к Приднестровью. Едва ли разумно давать сепаратистам дополнительные поводы для еще большего сближения с Россией.

Вообще, прежде чем требовать чего-то от Европы, Москве следовало бы обеспечить в собственной стране хотя бы подобие той свободы передвижения, которая существует в ЕС для всех, в том числе россиян. А вот граждане ЕС должны не только заполнять миграционную карту при пересечении российской границы, но и становиться по прибытии на миграционный учет. Это процедура громоздкая и вдобавок платная.

В Европе с трудом понимают также, почему иностранцы должны уведомлять Федеральную миграционную службу о своем передвижении внутри России, если они, будучи приглашенными в Москву, вздумают посетить, например, Санкт-Петербург.

Ссылки российских чиновников на то, что это норма федерального закона «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации», не выглядят убедительными. Существует масса примеров того, как в России при желании с легкостью меняют не то что законы – Конституцию.

Так что, скорее всего, все дело в том, что у объединенной Европы пока нет ясности, с какой Россией ей предстоит иметь дело после 2012 года. Вполне можно предположить, что в случае возвращения в президентское кресло Путина никакого безвизового режима не будет, поскольку именно при нем произошел очевидный «разрыв ценностей». Трудно рассчитывать на отмену виз, жестоко разгоняя «марши несогласных» и избивая журналистов.

Похоже, в Кремле это уже поняли. Во всяком случае, с 1 ноября для граждан Германии, направляющихся в Россию, введены более жесткие визовые правила. Нельзя сказать, что они чрезмерны – они симметричны с требованиями немецкой стороны к российским гражданам. Однако подобный демарш вряд ли будет способствовать достижению поставленной цели. Поездки в Россию в жизни европейцев существенной роли не играют, поэтому у безвизовой идеи сильной общественной поддержки там нет.

Не исключено, впрочем, что на самом деле Кремль не слишком искренне заинтересован в безвизовом режиме, это лишь часть более сложной игры, в результате которой он хочет добиться от Евросоюза уступок в некоей другой области.

Украина: путем уступок

В отличие от Москвы, у Киева нет претензий на равноправие с Европейским союзом и, как следствие, принципиальных разногласий. Это же касается и визовых вопросов. Украина еще в 2005 году пошла на отказ от весьма существенной составляющей консульских поступлений в казну, став первой страной СНГ, которая в одностороннем порядке отменила визы для граждан Евросоюза. Расчет был на то, что партнеры оценят такой поступок и достаточно скоро ответят взаимностью.

Однако серьезный диалог начался лишь три года спустя. Причиной активизации стало давление на Брюссель со стороны восточно- и центральноевропейских государств, стремившихся оказать содействие украинским прозападным политическим силам. Как заявил министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, «ЕС должен усилить поддержку тех в Украине, кто стремится приблизиться в Европу, предложив дорожную карту к безвизовому режиму».

Эти усилия не пропали даром. 13 сентября нынешнего года Виктор Янукович сообщил в Брюсселе, что Украина и Евросоюз достигли общего видения процесса перехода на безвизовый режим. Еврокомиссия составила для Киева план действий. Он будет официально представлен на саммите ЕС-Украина, который состоится в столице Евросоюза 22 ноября.

Документ расценивается как важный политический прорыв. Он представляет собой перечень требований ЕС по проведению реформ в таких вопросах, как надежность документов и возвращение на родину незаконных иммигрантов. Киев должен создать единый государственный орган по вопросам миграции, а также реформировать систему изготовления и учета загранпаспортов.

Ранее Брюссель требовал демаркации всего периметра государственной границы, однако украинские дипломаты уверены, что отмена виз возможна и до завершения демаркационных работ.

Таким образом, можно говорить, что выработаны четкие критерии, выполнение которых должно привести к желаемой цели. Несмотря на то, что в плане не устанавливаются конкретные сроки, есть основания полагать, что безвизовый режим может быть введен в 2012 году, когда в Украине и Польше будет проведен чемпионат Европы по футболу.

Молдова: медленно запрягая

Хотя Молдова также ввела в 2005 году для граждан ЕС односторонний безвизовый режим, переговоры о предоставлении подобного права жителям страны начались лишь около полугода назад. Однако Кишинев оказался лидером в вопросе внедрения биометрических паспортов: их выпуск для выезда за границу был начат еще в 2008 году, а со следующего года выдаваться будут только такого рода документы.

Молдавские власти рассчитывают добиться подписания соглашения к концу 2012 года. Примером для них служит Сербия, решившая схожую проблему примерно за два года. Таможенные сотрудники и пограничники активно работают совместно с миссией Евросоюза над модернизацией инфраструктуры границы.

В итоге 25 октября Совет Евросоюза, отметив достигнутые результаты, поставил перед Европейской комиссией задачу выработать план действий по достижению безвизового режима с Молдавией по образцу уже готового плана для Украины.

В преддверии предстоящих в конце ноября парламентских выборов такое решение должно пойти на пользу молдавской проевропейской коалиции. Кроме того, в дополнение к получению от отмены визового режима общих для всех претендентов благ Молдова надеется стать более привлекательной для населения сепаратистского Приднестровья.

Беларусь: в хвосте…

Печально, но даже на фоне партнеров по СНГ, не говоря уже о Балканах, наша страна в данном вопросе является глубоким аутсайдером. На данном этапе о безвизовом режиме речь вообще не идет: в настоящий момент задача сводится лишь к снижению стоимости шенгенских виз с 60 до 35 евро.

Не в пример украинцам и молдаванам, наши власти твердо стоят на принципе равенства. В конце прошлого года министерство спорта предложило снизить в одностороннем порядке стоимость туристических виз для граждан ЕС. Однако, как сообщил первый заместитель министра иностранных дел Беларуси Игорь Петришенко, «экономика здесь складывается не в нашу пользу». И вообще, «мы хотим, чтобы и наши граждане могли свободно и по минимальной стоимости выезжать в европейские страны».

Желание, следует согласиться, весьма похвальное. Хотя, честно говоря, зачем это нужно официальному Минску, не совсем понятно. Ведь чем больше людей увидит европейскую жизнь собственными глазами, тем больше окажется сомневающихся в правильности выбора нашего пути. К тому же при возобновлении конфронтации с Евросоюзом, что, к сожалению, не исключено, можно будет обвинить его в возведении новой «берлинской стены».

Кроме того, все шенгенские визы стоят 60 евро. Однократная виза в РБ стоит столько же, но многократная – уже 150. При этом сбор за белорусские визы идет в доход государства, тогда как основная масса белорусов, выезжающих в Европу, платит из своего кармана. Логично ожидать, что в случае снижения цены своих виз государства шенгенской зоны захотят получить встречные скидки, что приведет к определенным потерям бюджета.

Наконец, очевидно, что выезжающие граждане непременно будут вывозить валюту, которой в стране и так не хватает.

Короче, вроде бы сплошной минус. Тем не менее, официальные лица, в том числе на самом высоком уровне, постоянно призывают к снижению цен. Данная инициатива является едва ли не единственным пунктом в отношениях Беларуси с объединенной Европой, в котором сходятся оппозиция и власти.

Конечно, даже такой результат был бы принят белорусским обществом с радостью. И, надо признать, некие сдвиги имеют место. В частности, как сообщил посол Латвии в Беларуси Михаил Попковс, переговоры Минска с ЕС об упрощении визового режима, снижении стоимости виз и реадмиссии должны стартовать в начале следующего года.

Что ж, пожелаем им успеха. О безвизовом же режиме пока остается только мечтать. Может быть, когда его получат украинцы с молдаванами, и у белорусов появится шанс?