Назад – в будущее

Не имеет смысла утверждать, что подобной серией публикаций стратегия «думанья Беларуси» будет окончательно исчерпана. Но, кто желает, может попытаться исполнить это лучше или хотя бы сопоставимо.
-------------------------

Предыстория беларусов с древнейших времен до
XIII века / Составление, перевод, научное редактирование А.Е. Тараса. – Минск: Харвест, 2010. – 544 с.

Назад – в будущееЧудесной особенностью нынешнего исторического момента в Беларуси является тотальное безразличие верховной власти к состоянию и настроениям просвещенных умов страны, а, значит, и к ее настоящему и будущему культурному облику в целом. Являясь штампованной продукцией провинциально-советской воспитательной и образовательной машины, вожди республики не видят необходимости обращать внимание на нечто иное, нежели рост производства, привесов и центнеров с гектара. Им наивно представляется, что всё из сферы идей – несравненно более эфемерное, чем тонны и кубометры – не может представлять сколько-нибудь значимого интереса для администраторов державного или даже областного уровня. И поскольку благодаря данному заблуждению в собственно духовное «производство» белорусской интеллигенции пока особо не вмешивается политическая и идеологическая цензура, постольку в современную эпоху всем желающим предоставляется уникальная возможность (без особой конкуренции со стороны ангажированной государством интеллектуальной обслуги) войти в «золотой фонд» национальной культуры. В этом и состоит «чудесность» среды «тутэйшэго» творчества в начале XXI столетия.

«Думать Беларусь»? Кто способен?

То ли десяток, то ли полтора десятка лет тому назад психолог Владимир Мацкевич, «широко известный в предельно узком кругу» творческих национальных кадров, пафосно отказывающихся от сотрудничества с наиболее недалекими (идеологическими и историческими) структурами правящего режима, провозгласил насущную потребность в любопытном проекте – «Думать Беларусь!». Сам автор замысла предпочел в дальнейшем обойтись без подробного его исполнения или хотя бы методологической расшифровки: это потребовало бы не особо благодарной кропотливой работы и вызвало бы дурно пахнущий гнев разнообразных организаций коммунистического и имперского толка, привыкших сутяжничать. Мацкевич решил более комфортным для себя в дальнейшем почивать на «СМД»-лаврах, контактируя в режиме то ли секты, то ли аристотелевского кружка «прогуливающихся и прохаживающихся» с небольшим набором юных учеников и зрелых последователей: первые, правда, обычно крайне редко – исключительно в формате неудачных мутаций-деградаций – трансформируются во вторых. При всем этом, заслуга первичного озвучивания в пространстве культуры РБ версии о том, что «историческая правда» и «миф» неразрывно связаны между собой и именно в таковом своем качестве должны быть использованы для конструирования суверенной и «самостийной» отечественной истории после обретения страной независимости, правомерно может быть приписана именно ему.

Вряд ли имеет смысл повторять ошибку плохих логиков и конспирологов, утверждающих, что «после того» – это означает «вследствие того». Тем не менее, начиная с 2006 года, тогда еще не слишком известный белорусский ученый А.Е. Тарас инициировал издание серии книг «Неизвестная история». Первые же из них не могли не привлечь к себе широчайшего внимания патриотической общественности России и Беларуси*. Разумеется, понятно, что, учитывая наихудшие традиции так называемого общего «славянского отечества», внимание это отнюдь не походило на «участие» и «желание помочь». На идеи, высказанные в книгах, немедленно ополчились критики практически из всех патриотично-идеологических лагерей. Российская сторона – за отказ от признания Кремля «колыбелью сферы кириллицы», несущего сугубо освобождающие и просветительские функции на захваченные территории. Местные же национальные кадры – за акцентированную публикацию работ на русском языке (чего греха таить, пока основном для здешней общественности, вообще способной читать**). Так или иначе просветительская деятельность господина Тараса продолжилась: свет в рамках серии увидели также и другие блестящие произведения ***.

Кто в «идеологической доле» с замыслом проекта?

Следует особо обратить внимание на следующее: в деятельности вышеупомянутого инициатора книжного цикла присутствует не только коммерческая грамотность, но и впечатляющая идейно-политическая и идеологическая искушенность.

Скажем откровенно: в духе привычных – конформистско-завистливых – традиций местных культурных аборигенов отмеченные произведения остались бы подчеркнуто незамеченными хорошо известным немногочисленным кружком здешних «интеллектуалов» (то есть тех, кто, по выражению Бертрана Рассела, очевидно претендуют на значительно больший объем интеллекта, чем тот, которым они реально располагают). Но здесь случилось не совсем предвиденное: позицию Тараса открыто поддержали такие авторитеты в области национально-государственного строительства как германская «фрау канцлер» Ангела Меркель, действующий белорусский президент А. Лукашенко и известный белорусский политический эмигрант З.С. Пазьняк. Поскольку сделали они это, явно не особо размышляя над авторскими лаврами и очевидно не сговариваясь, постольку подобный разворот произвел на общественность намного более сильное впечатление, чем даже мог бы.

Так, спадар Пазьняк еще в 1993 году обнародовал собственную трактовку учения о «российском империализме». Текст этот, опубликованный в «Народной воле» и изложенный на безукоризненно-красивой «матчынай мове», не прославился вполне заслуженным им образом. Он (в пылу борьбы между «католическим авторитаризмом» самого Пазьняка и «православным авторитаризмом» Лукашенко) – увы – оказался похороненным под мелкотравчатыми щепками бурных и, как правило, дилетантских идеологических и политических полемик.

«Батька» Лукашенко, в свою очередь, излагая совсем недавно собственную физиолого-геополитическую картину мира, просветил народ о том, с каким чисто империалистическим рвением пытаются «нагнуть» его (а, заодно, и всю Беларусь) обитатели московского Кремля и тамошнего же Белого дома. Формулировка заглавия одной из книг (о характерных издревле «имперских отношениях» Москвы с Санкт-Петербургом, с одной стороны, и Минска, – с другой) насторожила многих доморощенных карьеристов: ряд из них поспешил сделать вполне правомерный вывод об обретении проектом «Неизвестная история» самой высокой из всех мыслимых в региональном масштабе властных «крыш».

Окончательно «добила» и расцветила данную проблемную ситуацию несколько дней назад госпожа Меркель. Вопреки идеалам «толерантности» и «памяркоўнасцi», на которых отдельные блаженные пытались выстроить автономную отечественную державность, она совершено жестко объявила о крахе, которым завершилась (!) экспериментальная «мультикультурная» модель в ФРГ. Таким образом, базовые («заточенные» сугубо под граждан Беларуси) ценности («белорусская уникальность», здоровая принципиальная конкуренция с соседними народами и государствами, особые национальные качества белорусов – вполне сопоставимые с амбициями соседей), пропагандируемые данным издательским проектом, нашли дополнительное авторитетное обоснование.

Оформление национальной суверенности необходимо связано с осмыслением и переосмыслением отечественного прошлого: процедуры эти обязаны привести к стратегии формирования «национальной гордости» граждан РБ, дополненной ресурсом самоуважения и – одновременно – симметричного отношения к другим нациям.

«Замыкая круг»…

В архитектонике издательской серии оставалась лишь одна лакуна: древнейшая история Беларуси (или даже точнее – «предыстория беларусов»). Осмыслению этого отрезка нашего прошлого и посвящена данная книга.

В произведении под одной обложкой собраны статьи самых разнообразных белорусских авторов: от патриархов отечественной мысли, докторов наук, профессоров социолога Г.П. Давидюка, а также историков Г.В. Штыхова и В.С. Титова – до сравнительно недавно (но стремительно) вошедших в духовную моду страны персон: А. Дерманта, О. Дерновича, В. Носевича и С. Санько. Также, безусловно, украсили сборник тексты М. Петрова, И. Ласкова, А. Бычкова и А. Микулича.

Не считая возможным воспроизводить содержание этого коллективного произведения (равно интересного и для экспертов, и для неофитов), отметим главные «ударные» его моменты.

1. Воспроизведены высокопрофессиональные антропологические и генетические материалы, свидетельствующие о том, что «беларуский, украинский и русский этносы сформировались в разном территориальном пространстве, на разных субстратных праосновах, сохранили до настоящего времени собственные генофонды, обладающие своими особенными признаками… Пресловутое восточнославянское братство является мифом» (с. 96).

2. Приведены доказательства, что «коренное (сельское) население Беларуси генетически и антропологически неизменно на протяжении, как минимум, 130 – 140 поколений, т.е. около 3500 лет» (с. 96).

3. Постулировано, что:

А). «… Основу населения будущей Беларуси во все периоды, начиная с неолита и кончая феодальными княжествами, составляли балты. Говорить о массовом переселении славян на эти земли неправомерно. Можно лишь констатировать переход древних балтских племен (ятвягов, кривичей, дреговичей, радимичей) на славянский язык» (с. 6).

Б). Применительно к ранней стадии оформления здешних народов «ни о каком массовом приходе и расселении славян не может быть речи. Максимум, о чем можно говорить, так это о славянизации языка, материальной и духовной культуры» (с. 6-7).

В). «Титульным этносом (народностью) в ВКЛ были литвины (или литовцы)» (с. 8). Чьи это непосредственные предки – вопрос открытый.

В книге утверждается (и вполне справедливо) следующее: «Предметом споров являются следующие вопросы:

– Какой этнос (этносы) были предком беларусов?

– Какой этнос (этносы) были предком летувисов?

– Кем были древние (летописные) литвины (литовцы)?

– Кто такие славяне, когда и где они появились?

– Кто кого подчинял или ассимилировал?

– Кто создал Великое Княжество Литовское?

… Исчерпывающего ответа на эти вопросы мы никогда не получим» (с. 9).

Гипотетические «братья-славяне», таким образом, оказываются, не генетически-антропологическим, а культурно-лингвистическим феноменом. И этот тезис видится наиболее плодотворным из всего спектра наличных предположений на сей счет.

И поскольку «самостоятельная этносоциальная общность (беларуская народность), обладающая своим языком и самосознанием – в основном сложилась в XIV веке», то временные рамки анализа, заявленные в названии книги, выглядят совершенно оправданными.

Для придания проекту также и содержательной завершенности в контексте неоднократно публично обозначенных его архитектором идеологических задач (создание сбалансированной системной панорамы всей истории страны) в ближайшей перспективе планируется выход вообще беспрецедентного текста – «Беларусь превыше всего! (О национальной беларуской идее)» (составитель и редактор – А.Е. Тарас).

Не имеет смысла утверждать, что подобной серией публикаций стратегия «думанья Беларуси» будет окончательно исчерпана. Но, кто желает, может попытаться исполнить это лучше или хотя бы сопоставимо. А эта задача – безусловно – общегосударственного масштаба и размаха.

-----------

* «Войны Московской Руси с Великим Княжеством Литовским и Речью Посполитой в XIV – XVII веках» (автор – А.Е. Тарас; 4 издания в 2006 – 2010 гг.); «История имперских отношений: беларусы и русские, 1772 – 1991» (коллектив авторов, составитель и редактор – А.Е. Тарас; 3 издания в 2008 – 2010 гг.); «Анатомия ненависти: Русско-польские конфликты в XVIII – ХХ вв.» (автор – А.Е. Тарас, 2 издания в 2009 – 2010 гг.)

** О читательском успехе данной серии говорят и следующие данные о переизданиях одной из сравнительно новых книг: «Тайны беларускай истории» (автор – В.В. Деружинский; 3 издания в 2009 – 2010 г.).

*** «Страна Моксель (Из истории Московии XII – XVI вв.)» (автор – В.Б. Белинский, 2009); «Белорусы: От «тутэйшых» – к нации» (автор – Ю.В. Чернявская, 2010); «Грюнвальд, 15 июля 1410 года» (автор – А.Е. Тарас, 2010); «Костёл в нашей жизни» (автор – А.Е. Тарас, 2010).