ОДКБ – инструмент раздора или платформа для консенсуса

ОДКБ – инструмент раздора или платформа для консенсусаВ последнее время конфликт между руководством Беларуси и России обострился до такой степени, что в российских СМИ появились сообщения (со ссылкой на анонимный кремлевский источник) о том, что в Кремле могут и не признать итоги грядущих президентских выборов в РБ.

Такое развитие событий было бы весьма нежелательным для Минска, но не менее негативные последствия оно имело бы и для Москвы. Ведь непризнание легитимности руководителя страны, являющегося незаменимым союзником РФ, практически, привело бы к параличу деятельности всех интеграционных организаций на постсоветском пространствах, где высшими органами являются советы глав государств (СНГ, ЕВРАЗЕС, ОДКБ, Таможенный союз, а также Союзного государства). Причем, Организация коллективного договора в этом перечне сегодня является одной из важнейших для России.

Между тем, вся короткая история ОДКБ свидетельствует, что Александр Лукашенко неоднократно использовал ее как достаточно эффективный рычаг давления на Россию, и, следовательно, у него нет никаких резонов не использовать этот чувствительный для руководства РФ фактор и впредь.

В качестве подтверждения этого тезиса следует напомнить о коллизии, возникшей после решения президента Беларуси бойкотировать саммит глав государств-участников ОДКБ, состоявшийся 14 июня 2009 г в Москве. Тем самым, он де-факто отказался от подписания соглашения о создании Коллективных сил оперативного развертывания ОДКБ (КСОР). А попутно и от принятия на себя председательских полномочий в этой организации.

Тогда практически все аналитики сошлись в том, что отказ от приезда в Москву стал ассиметричным ответом белорусского лидера на введенный неделей раньше запрет на поставку белорусских молочных продуктов в Россию.  И действительно, данный демарш Александра Лукашенко вызвал весьма болезненную реакцию в Кремле. Так как поставил под угрозу весь российский проект, предусматривающий создание механизма по контролю за военно-стратегической и геополитической ситуацией на всем постсоветском пространстве, некого аналога и противовеса НАТО.

В действующей «Стратегии национальной безопасности России до 2020 года» ОДКБ рассматривается в качестве «главного межгосударственного инструмента, призванного противостоять региональным вызовам и угрозам военно-политического и военно-стратегического характера, включая борьбу с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ».

Для реализации этих задач, в рамках ОДКБ предусмотрено формирование Коллективных сил оперативного развертывания. Предполагаемая численность контингента КСОР определена в 15-20 тыс. чел. Которые, будут обладать средствами и возможностями для быстрой переброски в любую точку зоны ответственности ОДКБ.

Если говорить о величине белорусского контингента в КСОР, то согласно информации оглашенной министром обороны РБ Юрием Жадобиным, наша страна предполагает выделить в их состав более 2 тыс. чел. В том числе, от вооруженных сил – бригаду специального назначения (около 2 тыс. чел.), от МВД – специальный отряд быстрого реагирования (80 чел.), от КГБ – офицеров Антитеррористического центра и часть группы "А" (до 30 человек.), а также подразделения республиканского отряда специального назначения МЧС РБ (около 30 человек).

По данным опубликованным в СМИ, Россия обязуется выделить в состав коллективных сил воздушно-десантную дивизию (предположительно 98-ю гвардейскую) и десантно-штурмовую бригаду (вероятнее всего 31-я ДШБ) - всего около 8 тыс. военнослужащих. От России в состав КСОР также могут войти отряд милиции особого назначения «Зубр», отряд милиции специального назначения «Рысь» и отряд МЧС «Лидер».

Казахстан будет представлен в КСОР десантно-штурмовой бригадой (до 4 тыс. человек) и тремя отрядами, сформированными из числа сотрудников МВД, МЧС и органов госбезопасности. Армения, Таджикистан и Киргизия ограничились выделением отдельных батальонов. По первоначальным наметкам Бишкек собирался направить в КСОР и специальный отряд быстрого реагирования МВД, но после недавней смены власти вопрос этот повис в воздухе. Узбекистан участвовать в создании КСОР вообще отказался.

Из вышеизложенного следует, что Беларусь, наряду с Россией и Казахстаном, является одной из ключевых участниц КСОР. Но, как можно было понять из заявления сделанного 22 октября 2009 г. генеральным секретарем ОДКБ Николаем Бордюжей, в руководстве этой организации рассматривается вопрос о необходимости создания, в дополнение к КСОР (которые предназначены, в основном, для погашения небольших вооруженных и пограничных конфликтов), полноценных региональных группировок войск на случай возникновения более серьезных ситуаций.

В качестве примера такой мощной структуры, способной отразить любое нападение, генсек ОДКБ, в первую очередь, указал на уже существующую единую белорусско-российскую группировку сухопутных войск. В Кавказском регионе с этой же целью создается российско-армянская группировка. На очереди – Центральная Азия. Отсюда становится понятным почему президент РФ Дмитрий Медведев неоднократно упоминал ОДКБ в ряду тех важнейших элементов безопасности и новых геополитических реалий, которые должны быть отражены в обновленной «матрице безопасности» России и Европы. Не будет большим преувеличением сказать, что данный проект является одним из самых приоритетных для российского лидера. Более того, важным козырем в его борьбе за второй президентский срок.

А, следовательно, российское руководство весьма чувствительно к любым действиям или намерениям белорусской стороны парализовать деятельность Организации договора коллективной безопасности. Ведь решения в ней на высшем уровне принимаются консенсусом. Чем не пренебрегает пользоваться в своих целях Александр Лукашенко.

Так отвечая 20 апреля 2010 г. на вопросы после зачтения своего послания белорусскому народу и Национальному собранию, он заявил о своем сомнении в дееспособности и более того в самой необходимости подобной организации. В качестве повода им было названо нежелание России, до сих пор председательствующей в ОДКБ, осуществить урегулирование ситуации в Киргизии с использованием механизмов предусмотренных уставными документами этой организации.

Отсюда становится понятно почему соглашение о КСОР ОДКБ было подписано Беларусью лишь 15 октября 2009 г. (хотя молочная «война» завершилась в июне). А ратифицирован документ был Палатой представителей Национального собрания РБ и вовсе 26 мая 2010 г. (Председательство же в ОДКБ не принято на себя белорусским президентом до сих пор.)

Но и после выполнения всех юридических формальностей, проблемы вокруг соглашения о КСОР остаются. Так как реально оно не может действовать из-за остающихся между Минском и Москвой разногласий по поводу механизма применения национальных контингентов выделенных в состав КСОР.

Белорусская сторона считает, что данный документ носит сугубо рамочный характер и для того чтобы силы и средства системы коллективной безопасности ОДКБ cмогли реально функционировать, порядок их формирования и применения должен быть четко прописан в соглашениях так называемого «второго уровня». Которые на сегодняшний еще не готовы.

Но даже если это препятствие будет снято, в любом случае нормы законодательства РБ, предусматривающие запрет на участие наших военнослужащих в боевых действиях за пределами национальной территории будут соблюдаться неукоснительно. А сами решения о задействовании КСОР «будут приниматься только главами государств ОДКБ и только на основе консенсуса».

Более того, применительно к нашей стране речь может идти только о том, что ее военнослужащие из состава Коллективных сил оперативного развертывания могут быть задействованы только в зоне ответственности Региональной группировки сил РБ и РФ.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что торг вокруг Коллективных сил оперативного развертывания далек от завершения. И Александр Лукашенко не будет спешить расстаться с одним из немногих и весьма весомых своих козырей в перманентном споре с руководством союзной державы по поводу того сколько должна Беларуси Россия за учет ее стратегических интересов.