Президентские выборы в Беларуси и перспективы самосохранения прагматичной оппозиции

Президентские выборы в Беларуси и перспективы самосохранения прагматичной  оппозиции14 сентября 2010 г. Палата представителей утвердила дату проведения очередных президентских выборов. Было решено проводить их в этом году – 19 декабря, что можно объяснить стремлением Лукашенко заручиться «всенародной поддержкой» накануне трудного этапа: переговоров с российским руководством об уровне цен на поставляемые в страну энергоносители и выбивания других преференций для неэффективной белорусской экономики. Данное решение парламента с подачи президента предопределило и сценарий, по которому должны пройти выборы: никаких шараханий в сторону Европы не должно быть. Не должно быть и цифр, к которым привыкло европейское ухо (55-60% у победителя, проведение второго тура и т.д. и т.п.). Предложения «либералов» из администрации президента, если они и поступали, должны подождать лучших времен.

Россию нужно ошеломить «сокрушительной победой» Лукашенко, с цифрами, приближающимися к тем, которые «рисовали» себе советские руководители. Я думаю, что, как минимум, Лукашенко не будет теперь просить Ермошину перераспределить порядка 10% голосов между его оппонентами, а обнародует цифру 93% (столько людей за него якобы проголосовало в 2006 г.).

Сценарий  победы Лукашенко на предстоящих выборах не может не затронуть оппозицию, с которой в условиях развернувшейся экономической и пропагандистской войны с Россией тоже никто не собирается церемониться. Выступая на съезде официальных профсоюзов 16 сентября, Лукашенко в очередной раз назвал представителей оппозиции «врагами народа».

«Никакие они не оппозиционеры. Они – враги народа. Где только можно хуже сделать для государства – они там. Вчера Европа, Америка на нас давила – они там. Сегодня Россия давит – они там»…Также Лукашенко ответил на претензии оппонентов в том, что власти пытаются подкупать избирателей, повышая заработную плату незадолго до президентских выборов. По словам президента Беларуси, за последние пять лет власти обращались к теме повышения зарплаты 18 раз. «Поэтому уймитесь. Мы уже в 19-й раз идем на это», – заявил Лукашенко [1].

О том, что власти не собираются шутить со своими оппонентами свидетельствовало странное самоубийство 3 сентября молодого журналиста Хартии’97, члена избирательного штаба Андрея Санникова, Олега Бебенина. О том, что за этим странным и страшным происшествием, похоже, стоят спецслужбы, заявили и представители белорусских партий и НПО, и многие европейские структуры. Я разделяю точку зрения известной белорусской журналистки С. Калинкиной, которая в статье «Призраки» отметила, что белорусская власть загнана в угол и теряет способность адекватно воспринимать окружающий мир. Поэтому возле президента вновь появились странные люди…Они не чувствуют, что обстановка изменилась, поэтому то, что еще вчера помогало достичь цели, сейчас бьет по ним самим. Десять лет назад Лукашенко едва устоял после серии похищений и убийств известных оппозиционеров. Тогда похищали действительно известных и влиятельных людей. Сейчас странная смерть простого журналиста вызывает мощную волну по всему миру…Появление возле Александра Лукашенко кровавых призраков из недавнего прошлого – знак беды. В первую очередь для самого белорусского правителя» [2].
 
Но – это знак и для оппозиции: если кто-либо из ее лидеров посягнет на святая святых – власть президента с ним могут поступить как с Бебениным. На войне как на войне! Им мало не покажется, предупредил Александр Григорьевич оппозицию, когда отвечал на вопрос о возможностях повторения в Минске событий в Бишкеке. Правда, на мой взгляд, он не готов повторить жесткий силовой сценарий в Минске, который не помог его другу Бакиеву удержаться у власти, потому что боится. Только страхом президента можно объяснить непрекращающуюся истерику власти на старте кампании. Свидетельством этого стала серия пропагандистских фильмов по БТ о действиях и лидерах оппозиции (дискредитация акций солидарности с похищенными политиками и журналистами, деятельности лидера движения За Свободу, кампании Говори правду), которые не просто грубо искажают информацию, но унижают честь и достоинство людей, лишенных реальной возможности отстоять свои права в судебном порядке.  

Вместе с тем, Лукашенко заинтересован в максимизации участия своих противников в выборах для легитимации самого фарса и его итогов, которые ни у кого не должны вызывать сомнений. Для этого приготовлена даже такая ловушка, как увеличение времени для телевыступлений для всех кандидатов и теледебаты. В них Лукашенко вряд ли будет участвовать. Зато телезрители всей страны увидят споры и «поливание грязью» не очень любящих друг друга конкурентов из малоизвестных политических партий и общественных объединений. Это шоу не приведет к повышению узнаваемости представителей оппозиции, но лишь увеличит рейтинг действующего главы государства.
 
В сложившихся условиях, казалось бы, оппозиция должна консолидироваться, продумать совместную стратегию действий и борьбы с режимом. Тем более что у нее возникли реальные шансы на победу. Впервые за долгие годы выборы проводятся в ситуации, когда Лукашенко не только не опирается на помощь со стороны России, но вынужден вести с ней экономические и пропагандистские войны. Данный конфликт нужно правильно понимать. Это не борьба двух стран, противоречия носят личный характер, как подчеркнул в одном из своих телевизионных выступлений глава белорусского государства. Точнее будет сказать, что это противоречия в отношениях между двумя авторитарными режимами: олигархическо-капиталистической российской системой и белорусской диктатурой личной власти, опирающейся на государственный социализм.

Конечно, не следует рассчитывать, что «братская Россия» принесет свободу многострадальному белорусскому народу, как утверждают некоторые российские и белорусские журналисты и политики. Но противоречия между разными авторитарными системами умная демократическая оппозиция должна использовать в своих интересах в обоих государствах.

К сказанному следует добавить и то, что российская элита отнюдь не является единой по белорусскому вопросу. Энергетические монополии, связанные с европейским и американским капиталом, которые в данный момент серьезно влияют на правительство и администрацию президента РФ не заинтересованы в дальнейшем поддержании на плаву белорусской экономической модели и сохранения власти в руках последнего советского диктатора в одной из бывших республик СССР (очень дорого обходится). Но курс на маркетизацию отношений между двумя странами негласно оспаривается российским ВПК, который хотел бы продолжать спонсировать действующего главу белорусского государства. Дело в том, что Лукашенко за долгие годы осуществления безумной политики «нефть в обмен на поцелуи»  сформировал себе имидж единственного надежного защитника России на западном направлении. Другими словами, нынешний антилукашенковский тренд в позиции РФ носит временный характер и трудно сказать сохранится ли он после следующих парламентских и президентских выборов в России. Белорусская оппозиция должна использовать эти противоречия в позиции российской элиты, как это сделал БНФ в конце 80-х – начале 90-х годов. Для того чтобы добиться успеха необходимо, прежде всего, преодолеть раскол в своих рядах.
  
Еще совсем недавно в Беларуси действовали Объединенные демократические силы (ОДС), куда входили все противники режима: от демократов-коммунистов до национал-демократов ПБНФ. Однако, по вине бывшего единого кандидата на выборах 2006 г. Александра Милинкевича, который не признал итогов Конгресса ОДС 2007 г., это самое широкое объединение оппозиции, которому всегда завидовали российские демократы, распалось. Сторонники экс единого кандидата (в основном представители национально ориентированных партий и НПО) в прошлом году попытались создать новое объединение – Белорусский независимый блок, но и оно не выдержало испытания на прочность и фактически распалось, после того как не смогло определиться с единым кандидатом. Причиной развала этой коалиции стал конфликт между активистами Белорусской Христианской Демократии (БХД) и руководством движения За Свободу, когда первые отказались выполнять роль «пешек» в игре своих более опытных и известных на грантовом рынке партнеров.

Провалились также попытки проведения первичных выборов среди оппозиционных партий и общественных объединений по определению единого кандидата, инициированные ОГП. Белорусские праймериз натолкнулись на неуступчивость бывшего единого кандидата от ОДС и его сторонников. Все же 24 августа 2010 г. представители некоторых политических партий и организаций поставили свои подписи под соглашением о координации деятельности. Текст документа содержит шесть пунктов, которые побуждают оппозицию к взаимодействию в таких вопросах как: работа с населением и переговоры с властями, наблюдение за ходом выборов на избирательных участках, проведение массовых акций протеста в случае фальсификации итогов голосования. Заявление подписали Владимир Некляев (лидер гражданской кампании Говори правду), Сергей Калякин (председатель Белорусской левой партии Справедливый мир), Анатолий Лебедько (председатель Объединенной гражданской партии), Виталий Римашевский (сопредседатель Белорусской христианской демократии), Елена Язькова (председатель Белорусской женской партии Надзея), Николай Статкевич (от Европейской коалиции, Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада), Молодого фронта, Партии Свободы и справедливости, движения солидарности Разам).

Руководитель партии БНФ Алексей Янукевич подписал только два пункта этого заявления, опасаясь оказаться в одной компании с «пророссийской оппозицией», с которой Фронт обязался на прошлом съезде вести неутомимую борьбу. Председатель Белорусской партии трудящихся Александр Бухвостов отказался подписать заявление полностью в знак протеста против распространения партией БНФ «Манифеста о защите национальных интересов» (по моему мнению, провокационного документа, направленного на еще больший раскол оппозиции) [3]. Руководство движения За Свободу не участвовало в этом собрании оппозиции, хотя и было приглашено. Отказались подписать документ также Алесь Михалевич и Андрей Санников.

То есть даже самые минимальные требования взаимодействия были отброшены лидерами организаций, которые давно и упорно ведут борьбу против любых видов и форм коалиционного строительства оппозиции (Милинкевичем и Михалевичем). Инициаторами подписания документа выступили Объединенные демократические силы, включая тех ее представителей, которые не выдвигаются кандидатами на этих выборах, но понимают важность взаимодействия и солидарности в очень непростой ситуации, в которой оказалась оппозиция.

На мой взгляд, явную ошибку допустил Андрей Санников, отказавшись подписать данный документ на том основании, что «очень уж разные субъекты подписали соглашение, некоторые мелкие, которые вряд ли будут заниматься тем, о чем там написано. Давать потом право выступать от своего имени тем, кто документ подписал, я не хочу» [4]. Этот шаг, по всей видимости, даст повод противникам консолидации белорусской оппозиции, представителям квази-партий и движений, обвинять лидера Европейской Беларуси в том, что именно он похоронил такую необходимую и важную идею на самом старте президентской избирательной кампании.

Наконец, нельзя не остановиться на инициативе А. Милинкевича, озвученной бывшим экс единым кандидатом от ОДС на пресс-конференции 17 сентября 2010 г., на которой он официально заявил о том, что снимает свою кандидатуру с избирательной гонки. Белорусские и зарубежные журналисты узнали также, что четыре оппозиционных политика заключили соглашение о создании Гражданской акции Белорусский выбор. Документ подписали А. Милинкевич (движение За свободу), А. Янукевич (ПБНФ), О. Новиков (Белорусская партия Зеленые), А. Михалевич (союз За модернизацию).

Как справедливо отметил журналист сайта Белорусский партизан, «безусловно, это не правый политический блок, как поспешила окрестить новообразование пресса – здесь присутствует партия Зеленые – левая по своим взглядам. Все подписанты говорили о стремлении реализовать белорусский сценарий, но что это за зверь – никто не сказал. А может, просто сами не знают – слишком уж скороспелой получилась акция Белорусский выбор.

«В Беларуси созрела безотлагательная необходимость изменения политического режима и экономического строя, построения крепкого гражданского общества для защиты народных интересов на принципах свободы и социальной справедливости при условии единения прогрессивных сил и реализации белорусского, а не зарубежного сценария. Мы договариваемся о сотрудничестве во время кампании президентских выборов, координации при выдвижении своих представителей в избирательные комиссии и наблюдении, стремимся к проведению совместной политической кампании во время выборов», – говорится в документе.

Представлять акцию Белорусский выбор уполномочен А. Милинкевич. Вряд ли можно говорить о том, что внутри оппозиции произошло серьезное перераспределение сил. Просто на месте несостоявшегося БНБ возникло новое образование – акция Белорусский выбор. Участники попытаются реализовать «белорусский сценарий». Но что это такое – никому не ясно. Да и вообще: А. Милинкевич сошел с дистанции, но Г. Костусев, А. Михалевич и Ю. Глушаков идут на регистрацию инициативных групп и сбор подписей. В перспективы выдвижения единого кандидата от акции Белорусский выбор почему то не верится – слишком уж разные силы здесь собраны» [5].

Таким образом, на судьбоносные для страны выборы белорусская оппозиция идет как никогда разрозненной, представленной большим количеством кандидатов от политических партий и неправительственных организаций, разобраться в отличиях программ которых сложно даже политологам, не говоря уже о рядовых гражданах страны, которым в конце декабря придется сделать свой выбор.

Я не согласен с классификацией всех оппонентов Лукашенко только на основании идеологического критерия, проведенной первым вице-президентом Центра политических технологий Алексеем Макаркиным, на либералов, представленных заместителем председателя ОГП Ярославом Романчуком; националистов – от умеренных до радикальных – выдвинувших нескольких кандидатов: 63-летнего лидера движения За Свободу Александра Милинкевича (снял свою кандидатуру с избирательной гонки 17.09.2010 г.), заместителя председателя Партии БНФ 53-летнего Григория Костусева, бывшего заместителя председателя ПБНФ, 35-летнего Алеся Михалевича, 35-летнего Виталия Римашевского сопредседателя БХД; левых, которые представлены 58-летним председателем БЛПСМ Сергеем Калякиным, (который решил отказаться от участия в выборах); других кандидатов, к которым относится бывший заместитель министра иностранных дел, лидер движения Европейская Беларусь Андрей Санников, председатель Европейской коалиции Николай Статкевич, 44-летний заместитель председателя Белорусской партии Зеленые Юрий Глушаков, поэт, бывший председатель правления Союза белорусских писателей и инициатор гражданской кампании Говори правду Владимир Некляев [6].
 
Идеологическая принадлежность претендентов указана почти правильно, хотя трудно понять, почему белорусские Зеленые оказались среди других, их идеология является левой, близкой к позиции экс коммунистов Калякина? Не может не вызывать возражение и отнесение к другим Статкевича, одного из известнейших представителей белорусской социал-демократии. Гораздо более серьезной ошибкой является то, что идеологическая принадлежность претендентов, их позиционирование правыми, левыми или центристами не будет играть важной роли на предстоящих выборах.

Куда более значимым фактором станет не верность претендентов идеологическим принципам, а их политическая стратегия: нацеленность на борьбу до конца или отсутствие такой нацеленности и стремление решить во время выборов свои личные проблемы или проблемы тех политических организаций, которые они представляют. Первые, как правило, понимают необходимость координации усилий с другими политиками оппозиционной ориентации, вторые стремятся действовать самостоятельно, раскручивая свой имидж и имидж любимых организаций. Наконец, важную роль играет ориентация на проведение ненасильственных массовых акций протеста или акцент на агитационной части кампании. Первых можно условно назвать оппозиционерами-идеалистами, потому что они ставят перед собой важную цель: достижение Беларусью качественно нового состояния политической и экономической системы. Вторые – это оппозиционеры-прагматики, для них относительный личный успех (завоевание большей известности, укрепление собственной организации и небольшого числа ее союзников, установление новых контактов со спонсорами) играет куда более важную роль, чем изменение положения дел в стране, о которой они только говорят, хорошо усвоив политический лексикон, который в ходу в Европе.

Признанным лидером оппозиционеров-прагматиков в Беларуси долгие годы являлся Александр Милинкевич. Необходимо понять, как отразится его уход на положении вышеназванного сегмента оппозиционных сил Беларуси. Важно также разобраться в истинных мотивах отказа от личного участия в кампании Милинкевича. Он до сих пор пытается влиять на позицию нескольких претендентов на пост президента, тяготеющих как к правому, так и к левому флангу оппозиции.

Как известно, Милинкевич (выходец из православной семьи) торжественно заявил, что предпримет вторую попытку участия в президентских выборах во время службы красном костеле Минска 3 мая 2010 г. Затем, в соответствии с его планом, поддержать экс единого кандидата должны были представители БНФ, БХД и других организаций, входящих в Белорусский независимый блок. Это давало Милинкевичу возможность позиционировать себя как главную фигуру на национально-демократическом фланге оппозиции и обеспечить монополизацию в своих руках львиной доли помощи Евросоюза, выделяемой оппонентам белорусского режима. План также предусматривал борьбу Миликевича не столько с Лукашенко, сколько с мифическим «пророссийским кандидатом» в рядах белорусской оппозиции, в роли которого должен был вначале выступать Калякин, а потом Некляев. Вторая часть сценария была не менее важной, чем первая, т.к. только на контрасте с «предателями национальных интересов» можно было подчеркнуть свою значимость. Кроме того, это позволяло объяснить спонсорам причину очередной неудачи на выборах и невысокую активность кандидата во время проведения массовых акций протеста. 

Однако дальнейшие события развивались не совсем в соответствии с вышеизложенным сценарием. На съезде ПБНФ не поддержали непосредственно кандидатуру Милинкевича, но выдвинули довольно слабого и готового уступить претендента – Костусева. Хуже обстояли дела в переговорах движения За Свободу с БХД. Маленькая партия заняла принципиальные позиции и стала требовать избрания единого кандидата от Белорусского независимого блока (БНБ) на основании равноправия и соблюдения демократических процедур. На это уже не мог пойти Милинкевич, что и похоронило пробелорусскую коалицию оппозиции накануне выборов. Наконец, возникли проблемы с финансированием кампании Милинкевича.

Как отмечает Белорусский партизан, «отказ Милинкевича от участия в выборах связан с отсутствием поддержки со стороны Запада, в частности Польши. По сведениям портала www.wpolityce.pl, который специализируется на анализе внешней политики, кроме «моральной поддержки», западные партнеры ничего Милинкевичу не предложили. Более того, во время откровенного разговора представители польского Министерства иностранных дел заявили: «мы высоко ценим ваши усилия на пути в Европу, к независимости, но Польша теперь имеет шанс иметь хорошие отношения с Россией, и хорошие отношения она хочет иметь, прежде всего. И поэтому на выборах мы не поддержим вас. Не сделаем даже то, что было обещано». Более того, в МИДе этой страны решили не вручать Милинкевичу обещанную премию имени Леха Валенсы. Ее решили разделить на части и поощрить также Владимира Некляева. Сообщается также, что польский МИД практически полностью заблокировал помощь белорусским неправительственным организациям» [7].

К этому следует добавить и весьма прохладное отношение Европейской народной партии к нашему герою, которая прежде выступала в качестве одного из важнейших лоббистов интересов Милинкевича в Евросоюзе. В настоящее время эта влиятельная организация приняла к сведению снятие лидера движения За Свободу с предвыборной гонки и призвала кандидатов от БХД, БНФ и ОГП решить вопрос об определении единого кандидата.

Косвенно в пользу этой версии (отсутствие поддержки Запада) свидетельствует и заявление Виктора Корнеенко (заместителя председателя движения За Свободу), который публично осудил отказ Милинкевича продолжать участие в президентской кампании, назвав этот шаг «фатальной ошибкой» политика. Вот что он заявил в этой связи: «Активные люди, конечно, найдут себе какую-то работу. Но это будет работа, как и работа Александра Милинкевича, не на острие политического момента, а где-то в стороне. На обочине политической жизни. Что вряд ли придаст в перспективе большой потенциал этому политику». При этом Корнеенко считает, что «сегодня никто, кроме Милинкевича, не может объединить в одну команду патриотические силы страны. Потому что все остальные претенденты исполняют или узкопартийные, или личные амбициозные задачи. Это очень хорошо чувствуется, люди это замечают. И поэтому, к большому сожалению, на этом патриотическом фланге не будет своего кандидата на выборах» [8].
  
Сам Милинкевич обнародовал две причины, которые побудили его поступить, так как он поступил. Во-первых, он сослался на то, что всегда отстаивал право белорусских граждан на свободные и честные выборы. Он связал это с борьбой за то, что «мы имеем право совместно считать голоса – совместно с властью, чего не было раньше никогда… Мы также вступили в переписку с парламентом, в которой также высказали наши предложения. И после того, как выборы были анонсированы, Лидия Ермошина сказала, что изменений в законодательстве во время избирательной кампании не будет. Для меня это основная причина, по которой я не буду выдвигать свою кандидатуру на этих выборах, потому что не хочу участвовать в спектакле, где один режиссер, один сценарист, один актер – не хочу быть статистом. И хочу, чтобы люди в Беларуси и наши партнеры за рубежом знали, что здесь на самом деле выборов нет. Я не буду отказываться от участия в кампании, но мое участие будет не в качестве кандидата – я буду поддерживать тех людей, которые стоят на белорусских проевропейских позициях, буду активно работать в пикетах, буду собирать подписи, буду ездить по собраниям, рядом с такими людьми, которые здесь.

Для меня самое важное на этих выборах, чтобы белорусские проевропейские силы показали, что они есть, стали альтернативой и по завершении выборов стали сильнее. Уверен, что судьба страны будет решаться и на этих выборах, и в течение года-двух. И мы должны быть готовы к тому, чтобы на первых демократических, полу-демократических выборах выступить серьезной силой и решить судьбу страны по-настоящему. Лукашенко, к сожалению, имеет все возможности, чтобы назначить себя еще раз президентом» [9].

В этой связи хотелось бы сделать несколько замечаний. Если действительно важно было обеспечить внесение изменений в избирательное законодательство, чтобы гарантировать свободный и справедливый характер выборов, то что мешало господину Милинкевичу не в одиночку, ведя переписку с европейскими структурами и депутатами Палаты представителей, а совместно во взаимодействии с партнерами по ОДС добиваться поставленной цели? Выработку совместной позиции с этой демократической коалиций экс единый кандидат игнорировал, обижаясь на другие партии и организации за то, что они не оставили его лидером объединения после поражения на прошлых президентских выборах.

Еще более странной выглядит его оценка текущей президентской гонки: Милинкевич с нее снимается, потому что не хочет участвовать в спектакле под названием выборы. Не хочет быть статистом сам, но согласен с тем, чтобы его коллеги из белорусских и проевропейских политических организаций в этом цирке участвовали и вносили свой вклад в легитимацию режима. Честнее было бы заявить о бойкоте выборов, что давно уже сделал Позняк. Но Милинкевич не призвал к бойкоту и даже заявил о помощи в сборе подписей представителям крохотных организаций, чтобы и после выборов застолбить за собой нишу лидера «подлинной оппозиции», на которую он укажет пальцем западным спонсорам (монопольное право на это узурпировано экс-единым с 2006 г.).

Наконец, Милинкевич публично признал, что не в состоянии бороться с белорусским авторитарным режимом. Это должны делать другие, которые нашли в себе мужество участвовать в этой абсолютно не свободной кампании. А вот тогда, когда ситуация изменится, когда оппозиция добьется того, что выборы станут хотя бы наполовину демократическими, тогда он и выйдет на первые роли, двигать страну в «светлое европейское будущее». Спрашивается, что же делал политик все эти годы? Умело изображал роль лидера неких сил, которых на поверку не оказалось.

Вторую причину снятия своей кандидатуры Милинкевич связал с процессами в стане оппозиции. «Я делал все, что мог, чтобы оппозиция была объединенной. Когда я понял, что серьезно решается геополитическая судьба страны, я предложил в 2007 году разделить ОДС на две части: одну – пробелорусскую, проевропейскую, вторую – пророссийскую. Уже тогда было очевидно, что мы могли быть вместе, потому что мы против диктатуры. Но мы предлагаем разные модели развития Беларуси, разный геополитический выбор. Этого не произошло.

Была потом попытка создать Беларускі незалежніцкі блок – к сожалению, тоже не получилось. И я считаю, что на мне по-прежнему лежит ответственность за то, будет ли на Беларуси сила, которая понимает важность, судьбоносность ситуации и возьмет на себя ответственность за борьбу за независимость и европейский выбор» [10].

Очевидно, что географическое положение Беларуси не изменилось! С 2003 г. ясным было и то, что Россия готова использовать Союзный договор, подписанный Лукашенко, для инкорпорации Беларуси в состав своего государства. Тем не менее это не помешало Милинкевичу на прошлых выборах назначить коммуниста Калякина (сторонника сохранения союзного договора) руководителем своего избирательного штаба и начать обвинять его во всех смертных грехах только после того, как он вместе с другими руководителями партий демократической ориентации выступил против сохранения поста председателя ОДС в руках единого кандидата после поражения.

Единство невозможно укрепить с помощью расколов! Признание собственной ответственности (косвенное, конечно же) в неспособности сохранить в целости и сохранности ни одну коалицию, которыми руководил Милинкевич, позволяет усомниться в точке зрения Корнеенко о том, что «только этот политик может объединить в одну команду патриотические силы страны». Экс единый кандидат на деле доказал, что личные амбициозные цели он всегда ставил выше политических, национальных, или даже интересов членов своего движения.

В понедельник 27 сентября Центризбиркомом были утверждены списки членов 17 инициативных групп по сбору подписей за выдвижение кандидатов на пост президента страны. Из них 8 групп представляют оппозицию. Ни одна группа не была не пропущена ЦИК, который строго выполняет пожелание президента втянуть в президентские выборы максимальное количество своих оппонентов (как и на прошлых парламентских выборах). По количеству членов в инициативной группе на первом месте (не считая Лукашенко и Гайдукевича) находится Владимир Некляев (лидер гражданской кампании Говори правду). В его группу входит 2575 человек. На втором месте находится Андрей Санников (лидер кампании Европейская Беларусь) – 1831 человек. На третьем месте оказался председатель союза За модернизацию Алесь Михалевич – 1778 человек. На четвертом сопредседатель оргкомитета по созданию Партии Белорусская христианская демократия Виталий Римашевский – 1704 человека. На пятом месте председатель оргкомитета по созданию Белорусской социал-демократической партии (Народная Грамада) Николай Статкевич – 1517 человек. На шестое место вышел заместитель председателя Объединенной гражданской партии Ярослав Романчук – 1423 человека. На седьмом месте оказался заместитель председателя Партии БНФ Григорий Костусев – 1307 человек. Замыкает список оппозиционных претендентов первый заместитель председателя Белорусской партии Зеленые Юрий Глушаков. В его инициативную группу записалось 244 человека [11].

Учитывая опыт проведения предыдущих кампаний по сбору подписей в Беларуси, минимально необходимое количество членов инициативной группы должно составлять 1.500 человек. Это означает, что кандидатам от ОГП и БНФ придется приложить максимальные усилия для выполнения поставленной задачи, а Партия Зеленых с ней наверняка не справится. Причины недостаточного количества людей в группах в этих партиях различные: Объединенная гражданская партия традиционно страдает от низкой организованности, ПБНФ так и не смогла оправиться от последствий раскола, который произошел на последнем съезде. Белорусская партия Зеленых является фактически региональной организацией; подавляющая часть ее членов проживает в Гомеле и поддерживает самые тесные связи с В. Корнеенко (заместителем А. Милинкевича).

Если воспользоваться критериями, которые обсуждались выше, можно сделать вывод, что в наибольшей степени к полюсу прагматичного оппозиционера приближается Алесь Михалевич. В интервью с автором этой статьи он утверждал, что рассчитывает занять нишу Александра Милинкевича. Теперь она освободилась после отказа лидера движения За Свободу продолжать избирательную кампанию. То есть Алесь хочет представлять умеренную оппозицию, которая ориентирована на медленные реформы в отдаленной перспективе, а не на смену авторитарного режима с помощью проведения массовых акций протеста (у него нет ни опыта, ни желания это делать). Он всегда сторонился координации своих усилий с другими политиками из демократических партий и НПО.

Совсем недавно в августе 2010 г. Михалевич без проблем зарегистрировал собственную организацию союз За модернизацию, которая ставит перед собой умеренные цели: «содействовать переходу Республики Беларусь к современным формам организации экономической, социальной и культурной сфер, а также заняться подготовкой белорусского общества к подобным изменениям».

Его цель в этой кампании – просто участие. Как написал известный журналист Павел Шеремет, «Я знаю Михалевича. Он умный, образованный парень. Умеет себя хорошо подать. Но шансов на ближайших президентских выборах у него нет никаких. Я понимаю, зачем он играется в президентство. Посылая людей собирать подписи он тем самым проводит свою локальную рекламную кампанию. Во всех анкетах он будет писать, что боролся за пост президента осенью 2010 года. В анкете не будет написано, что это участие не имело никакого смысла с самого начала, и Алесь в глазах будущих партнеров постарается выглядеть солидным и опытным политическим бойцом» [12].

Я уверен, что Михалевич соберет необходимое количество подписей. Ему больше других помогло отсутствие Милинкевича в списке претендентов на пост президента. Значительная часть членов движение За Свободу записалась в его инициативную группу, что позволило этому молодому политику выйти на третье место по этому показателю. Ему действительно безразлично, сколько людей за него реально проголосует, но факт участия до конца нужен, для того, чтобы расширить свои связи со спонсорами и представителями европейских структур (по этому показателю он пока уступает Милинкевичу). Он возможно захочет претендовать и на роль лидера движения За Свободу.

В гораздо более сложной ситуации оказался Григорий Костусев, который относится к старым фронтовским кадрам, которые еще во времена Зенона Позняка были вовлечены в борьбу с режимом. Новая ситуация, которая сложилась в ПБНФ после прихода к руководству Янукевича, не скрывающего свои умеренные позиции, создает для официального кандидата партии внутренне дискомфортную ситуацию. Он верит в то, что партия будет идти до конца на этих выборах и противостоять Лукашенко, а Янукевич требует вначале разобраться с «российскими агентами влияния» в оппозиции. В Передаче Юрия Дракохруста на Радио Свобода «Пражскі акцэнт» от 20.09.10 новый лидер ПБНФ был достаточно откровенен.

«Все, в том числе и те, кто просчитывает в Кремле определенные сценарии, понимают, что добиться чего-то иного, кроме объявления Лукашенко победителем этих выборов, не стоит. Система фальсификаций отработана настолько совершенно, что Ермошина объявит столько, сколько ей прикажут. Захотят 93% – она озвучит 93%, захотят 57%, чтобы выглядело как в Европе – она озвучит 57%. На эти цифры никто не собирается обращать внимания, и мы это теперь заявляем. Мы делаем ставку на увеличение своего влияния в обществе, и это можно будет измерить социологическими исследованиями, и настроением в обществе, которые будут видны и ощутимы. И второе – это мобилизация общества на активное сопротивление. И это тоже можно будет увидеть абсолютно точно» [13].     

В отличие от Милинкевича, который через несколько месяцев после поражения 2006 г. признал, что он шел на выборы, не чтобы победить, а чтобы повлиять на сознание избирателей, его более молодой коллега из ПБНФ (Янукевич), не скрывает того, что ставка на победу не является целью кампании его заместителя на этих выборах. Что касается массовых акций, сам Фронт давно их уже не проводит, ну а те которые проводились при организационном участии Янукевича, выглядели не как мобилизация, но скорее как демобилизация. В настоящее время ПБНФ превратилась в наименее удобного партнера для коалиционного строительства. Инициатива подписания «Манифеста о защите национальных интересов», который не подписал даже осторожный Милинкевич, оттолкнуло от Фронта представителей других партий (альянс Белорусский выбор является на данный момент мифическим образованием).

Не нужно проводить новые социологические исследования для того, чтобы понять, что безоглядное участие ПБНФ в последних местных и парламентских выборах не изменило имидж партии в глазах населения. Он остается негативным, что влияет и на трудности партии с формированием инициативной группы и в начавшемся 30 сентября сборе подписей. Шансы собрать 100 000 малоизвестному политику будет очень не просто, несмотря на обещания Милинкевича помочь Костусеву в этом деле. 

Наконец, ПБНФ заявляет о том, что рассматривает эту кампанию как часть долгосрочной стратегии по превращению партии в правоцентристскую силу, похожую на те, которые действуют в ряде европейских стран [14]. На наш взгляд, эти усилия пропадут даром, потому что партии придется работать в авторитарной Беларуси, а как преодолеть авторитаризм она не знает. Все сказанное выше позволяет относить Костусева и его однопартийцев к представителям прагматичной оппозиции.

Таким образом, парадоксальным образом позиции прагматичной оппозиции оказались более слабыми, чем позиции ее более идеалистически настроенных визави. Это связано не с недостаточной проработанностью стратегии и тактики организаций, участвующих в избирательной кампании, отсутствием лидерского потенциала и т.п. Главная причина слабости прагматичной оппозиции связана не в ней самой, а в позиции белорусских властей. Ошибка консервативного окружения Лукашенко, которое настояло на том, что президентскую кампанию нужно проводить в привычном стиле давления на оппонентов, не оставляет им даже минимального пространства для маневра, не позволяет властям надеяться на то, что после выборов они смогут и дальше обманывать Запад в том, что в Беларуси возможна либерализация. Оказавшись в состоянии конфликта с Россией, лукашенковский режим не оставила себе поля для маневра в Европе, а значит и поля для маневра для прагматичной оппозиции с ее идеями «дорожной карты», диалога, экономических реформ, расширения возможностей для гражданского общества и долгой подготовки к политическим преобразованиям. Ничего такого в Беларуси при Лукашенко не предвидится. Это наглядно продемонстрирует всем текущая избирательная кампания.

Раз ситуация обстоит таким  образом, то и «окно возможностей», которое приоткрылось теперь в Беларуси, приоткрылось для более радикальной и ориентированной на фундаментальные преобразования политической и экономической системы оппозиции. Воспользуется ли она им, покажет самое ближайшее будущее.  



Примечания

1.    см.: “Александр Лукашенко назвал представителей оппозиции “врагами народа”, сообщает Интерфакс, выступая на съезде официальных профсоюзов” // Белорусский партизан. 16. 09.10.
2.    Шеремет П., “Призраки” // Белорусский партизан. 08.09.10. 
3.    гл.: “Лідэры апазыцыі падпісалі заяву аб каардынацыі суполнай дзейнасці” // Радыё Свабода. 24.08.10.
4.    гл.: “А. Саньнікаў: Расея пасылае сыгналы, што не будзе мець справу з Лукашэнкам” // Радыё Свабода. 30.08.10.
5.    см.: “Милинкевич сошел с дистанции” // Белорусский партизан. 17.09.10.
6.    см.: Макаркин А., “Белорусская оппозиция перед президентскими выборами”. 03.09.10.
7.    см.: “Милинкевич получил от Польши удар в спину” // Белорусский партизан 18.09.10.
8.    см.: “Корнеенко: Фатальная ошибка Милинкевича” // Белорусский партизан. 20.09.10.
9.    см.: “Милинкевич сошел с дистанции”. Указ. соч.
10.    там. же.
11.    см.: “Кто соберет заветные 100 000 подписей” // Белорусский партизан. 28.09.10.
12.    см.:  Шеремет П., “Борьба и иммитации” //  Белорусский партизан. 21.09.10.
13.    гл.: “Лукашэнка, Мілінкевіч, Някляеў: хто куды” // Радыё Свабода. 20.09.10.
14.    Тамсама.