Сколько стоит соль земли?

Вопрос отнюдь не метафорический, не философский, не претендующий на то, чтобы в ответе раскрыть онтологические основы жизни, а предельно практический. Он возникает всякий раз, когда подъезжающему к Солигорску путнику открываются терриконы, образованные пустой породой, поднятой на гора в ходе добычи калийной соли.

За годы эксплуатации месторождений эти искусственные сопки увеличились до масштабов космических. Не поймешь сразу, лунный перед тобой пейзаж, может марсианский, и с трудом верится, что все это безобразие – плод производственных усилий людей.

Впрочем, хорошо, что хоть соль имеется в белорусских недрах в изобилии, продажа которой дает стране необходимую как воздух валюту.

А раз так, то практически всякому любопытно – сколько?  Ответа на этот вопрос официальные СМИ, как правило, не дают. А когда приводят информацию о денежной стороне внешнеторговых сделок, то цифры вырываются из контекста. Но, не имея базы для сравнения, ответить на поставленный вопрос невозможно.

Попробуем создать такую базу, мысленно восстановив обстоятельства, которые определяли функционирование белорусской экономики в последние три-два года - безмятежно бескризисные восемь месяцев 2008 года, кризисные последний квартал 2008-го и весь 2009 год, и истекший период текущего года, в течение которого, как подчеркивается официально, экономика Беларуси вышла из кризиса.

Процитированное сообщение БЕЛТА, которое в обязательном порядке будет растиражировано всеми государственными СМИ и некритически (как факт) упомянуто многими негосударственными, как будто подтверждает правоту официальных источников.

Для демонстрации объективности, агентство далее приводит не только показатели значительного увеличения физических объемов продаж по большинству основных экспортных товаров, но и указывает на сокращение поставок на внешние рынки нефтепродуктов, азотных удобрений, сельскохозяйственной техники, черных металлов, полимеров этилена. Мол, сообщаем о достижениях, не замалчивая отдельных недостатков.

Однако не по одной из позиций не приводит данных о цене экспортных продаж, а без этого вся статистика превращается в набор не связанных между собой показателей.

Но ведь именно во внешней торговле особое значение имеет принцип – лучше меньше, но лучше. Лучше меньше продать и получить относительно большую выручку, нежели больше продать и получить относительно меньшую выручку. А иногда безудержное стремление, простите за каламбур, увеличить физические объемы продаж любой ценой, приводит и к абсолютному падению суммы выручки. Так что надо хорошо подумать, прежде, чем принимать решения, и не всякому росту продаж можно радоваться. Падение объемов экспорта калийной соли в 2009 относительно 2008 было обусловлено тем, что основные ее импортеры, Китай и Индия, не согласились покупать ее по цене, предложенной белорусами. Игра спроса и предложения,  положение продавца и покупателей, привели к падению рыночных цен. А продавать продукцию «по цене ниже рыночной», – это только на распродажах, себе в убыток, чтобы не вернуть хотя бы производственные издержки.

В 2008 году калийные удобрения Беларусь продавала в среднем по 880 долларов за тонну, в 2009-м – за 970 долларов. Но такая высокая цена предложения привела к резкому снижению спроса, вследствие чего в январе--июле 2009 года физический объем продаж составил около 40% от уровня семи месяцев 2008 года. В результате валютная выручка по этой статье уменьшилась на сумму около 1 млрд. долларов.

Это абсолютное падение выручки, возможно, было даже эффективным в экономическом смысле, что определяется при сравнении суммы выручки с суммой затрат. Но очевидно, что понесенные в результате финансовые потери должны были быть меньшими, чем потери, которые Беларусь получила бы, согласившись наращивать физические объемы экспорта при снижении продажной цены на калий.

В общем, это был со стороны белорусского правительства вполне понятный ход, свидетельствующий о стремлении внедрить в практику бережное отношение к единственному и основному отечественному сырьевому экспортному ресурсу. Но как видно, запасы пороха в пороховницах (точнее валюты в государственной казне) начал стремительно иссякать и было решено за цену не держаться, продавать удобрения по принципу – кто сколько даст, а нужную сумму выручки обеспечивать за счет увеличения физических объемов продаж.

Сказанное справедливо не только в отношении калийных удобрений, но практически всех других основных экспортных позиций. В этом убеждает такой интегральный показатель эффективности хозяйствования, как сальдо внешней торговли. Оно давно сложилось отрицательным, а в нынешнем году продемонстрировала еще и не очень приятную стабильность. За семь месяцев прошлого года его величина составляла минус 4,29 млрд. долларов, за январь-июль нынешнего – 4,2 миллиарда.

Вот и вам и ответ на поставленный вопрос.