Беларусь и Совет ООН по правам человека: что таится за агитпропом

23 сентября на сессии Совета ООН по правам человека Беларусь заявит, какие из 38 доселе не принятых рекомендаций иностранных правительств оно берется исполнить. Среди них – отмена статьи 193-1, обеспечение свободы собраний, ратификация Второго факультативного протокола к МПГПП и многие другие.

Сводка МИДа: А король-то голый!

16 сентября пресс-секретарь Министерства иностранных дел Андрей Савиных, помимо прочего, известил СМИ о 15-ой сессии Совета ООН по правам человека, которая с 13 сентября по 1 октября проходит в Женеве. Белорусскую делегацию на ней по заведенке возглавляет Постоянный представитель Беларуси при международных организациях Михаил Хвостов.

Андрей Савиных: «Глава белорусской делегации принял активное участие в обмене мнений с Верховным Комиссаром ООН по правам человека госпожой Пиллай о перспективах развития правозащитной деятельности в рамках системы ООН. Представитель Беларуси отметил прогресс повышения внимания Верховного Комиссара к социальным, экономическим и культурным правам, что является ключевым условием соблюдения принципа неделимости и взаимозависимости прав человека, их всеобщности и универсальности. Глава белорусской делагации также акцентировал внимание на обновлении персонала Управления Верховного Комиссара и ликвидации дисбаланса в географической представленности сотрудников, что повысит эффективности работы Управления на местах.»

Сводка МИДа с использованием красивых оборотов речи предлагает нам поверить в «активное участие [Михаила Хвостова] в обмене мнений с Верховным Комиссаром» и даже в существование неких «конструктивных» предложений со стороны белорусской делегации. Но стоит копнуть глубже и становится очевидным, что это – манипуляция фактами и осознанное умалчивание реального положения дел.

Прежде всего, сводка стыдливо умалчивает о том, что в своем докладе на сессии Совета ООН Верховный комиссар покритиковала Беларусь за ситуацию со свободой ассоциаций, поставив страну в один ряд с Ливией, Китаем и Бахрейном. Наванетем Пиллай указала на существование в Беларуси «волнующих ограничений в сфере деятельности гражданского общества посредством специальных законодательных актов и иных ограничивающих мер».

Под «специальными законодательными актами» в данном случае имеется ввиду, прежде всего, статья 193-1 Уголовного кодекса РБ. Кроме Беларуси уголовная ответственность за деятельность от имени незарегистрированной организации имеется лишь в нескольких странах мира, причем отъявленных диктатурах. Учитывая существование этой статьи (кстати, противоречащей Конституции) и других ограничительных мер в сфере свободы ассоциаций критика Верховного Комиссара ООН по правам человека вполне объяснима и закономерна.

Однако в ответ Михаил Хвостов обрушился на Верховного Комиссара с отчаянной критикой.

Михаил Хвостов: «Мы вынуждены предположить, что в Управлении Верховного Комиссара господствуют стереотипные представления в отношении поощрения и защиты прав человека. Без обновления персонала и ликвидации дисбаланса в географической представленности в нем разрыв в понимании положения дел в области поощрения и защиты прав человека Управлением и странами будет увеличиваться».

Вот этот гневный выпад в ответ на обоснованную критику Наванетем Пиллай МИД РБ и назвал «активным участием в обмене мнений с Верховным Комиссаром ООН» и  «акцентированием внимания на обновлении персонала Управления Верховного Комиссара». Здесь стоит также отметить, что «активное участие в обмене мнений с Верховным Комиссаром» заключалось в 4-минутном выступлении Хвостова среди представителей 66 стран мира между Азербайджаном и Йеменом.

Михаил Хвостов также не преминул воспользоваться старым ложным аргументом.

Михаил Хвостов: «Мы хотели бы обратить внимание на тот факт, что в Беларуси осуществляют деятельность более 2200 общественных объединений и 15 политических партий. Вряд ли ограничительные меры позволили бы так динамично развиваться структурам гражданского общества».

На самом же деле, никакой динамики роста количества НГО в стране не наблюдается. Так, в начале 2010 года в Беларуси было зарегистрировано 2225 объединений, а осенью 2003 их было 2248 (http://nmnby.eu/news/xlibris/2636.html).

Кстати, о не соответствующем действительности «стабильном увеличении количества общественных объединений» белорусский представитель говорил и во время презентации национального доклада на 8-ой сессии Универсального периодического отчета Совета ООН (подробней см. http://nmnby.eu/news/analytics/2737.html).

Сложно также вообразить, что делегация Беларуси имела ввиду под «ликвидацией дисбаланса географического представительства [в Управлении Верховного Комиссара]»Наванетем Пиллай – из ЮАР, ее заместительница Кьюнг-ва Канг – из Южной Кореи, Помощник Генсекретаря Иван Шимонович – гражданин Хорватии. Географические квоты на всех уровнях управления в структурах ООН соблюдаются довольно четко. Впрочем, вряд ли в данной «рекомендации» белорусской стороны стоит искать рациональное зерно.

Анализируем сообщение МИДа далее. В своем сообщении Михаил Хвостов действительно отметил «прогресс  повышения внимания Верховного Комиссара к социальным, экономическим и культурным правам». В реальности, эти группы прав человека Управление вниманием никогда и не обделяло. Кому как ни белорусской делегации в международной организации знать, что Третий раздел Распорядка каждой сессии Совета ООН традиционно называется «Поощрение и защита всех прав человека: гражданских, политических, экономических, социальных и культурных, включая право на развитие».

И как раз Беларусь, подобно десяткам других авторитарных государств, принципиально игнорирует всякое упоминание прав гражданских и политических. К примеру, в предоставленном для Универсального периодического отчета национальном докладе (http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/G10/110/08/PDF/G1011008.pdf?OpenElement) ситуация  с обеспечением гражданских и политических прав не описывается вовсе.

В этой связи по меньшей мере странно выглядит упоминание МИДа о «ключевом условии соблюдения принципа неделимости и взаимозависимости прав человека, их всеобщности и универсальности».

Таким образом, за бравой риторикой сухой сводки МИДа скрывается позорное бездействие белорусского правительства по выполнению своих международных обязательств в сфере защиты прав человека.

Универсальный периодический обзор: развязка близко

Универсальный периодический обзор (УПО) под эгидой Совета ООН по правам человекам предоставляет странам возможность представить проведенную работу по улучшению ситуации с правами человека и исполнения своих обязательств в этой сфере. В рамках УПО на равных условиях делается оценка каждой из 192 стран ООН.

Отчет по Беларуси, наряду с другими 14 странами, был рассмотрен на 8-ой сессии УПО. На ней Михаил Хвостов повествовал о социально-экономических достижениях страны, традиционно игнорируя ситуацию с гражданскими и политическими правами. Из его доклада страны ООН, среди прочего, узнали, что в Беларуси самый низкий уровень безработицы в Восточной Европе (официально), и что Беларусь находится на 19-ом месте в мире по уровню представленности женщин в парламенте (рейтинг, конечно же, не учитывал, что белорусский парламент не выбирается, а назначается).

После представления отчета и рекомендаций Беларуси всеми желающими иностранными делегациями, так называемая «тройка» (представители Норвегии, Сенегала и Филлиппин) это все обработали и представила в виде удобоваримого документа (http://daccess-ods.un.org/TMP/7296363.11531067.html).

В документе сформулированы 55 рекомендаций, которые белорусская делегация поддерживает, и 38, по которым должна принять решение до окончания текущей сессии Совета ООН. Большинство из 55-и принятых рекомендаций – расплывчатые, фактически ни к чему не обязывающие формулировки в духе «продолжить усилия в сфере...» или «рассмотреть возможность...».

К примеру, Беларусь приняла рекомендацию Палестины «продолжить сотрудничество с ООН и иными международными организациями с целью поощрения прав человека в Беларуси». То же относится к рекомендации Ирана: «Продолжить усилия в сфере защиты прав женщин и детей и института семьи в рамках национальной политики и стратегий». Рекомендация Казахстана «рассмотреть возможность создания и улучшения системы ювенальной юстиции» также удовлетворена.

А вот по конкретным рекомендациям вроде отказа от смертной казни, отмены статьи 193-1 Уголовного кодекса, облегчения процедуры регистрации НГО белорусская делегация выскажется 23 сентября. После выступления Михаила Хвостова слово будет предоставлено нескольким представителям стран ООН, а также неправительственных организаций. Каких – пока неизвестно. К примеру, по докладу Казахстана на предыдущей сессии Совета ООН выступили всемирноизвестные правозащитные организации Human Rights Watch, Amnesty International и Reporters Without Borders.

В любом случае, в список 38 рекомендаций для «размышления», белорусская делегация предусмотрительно включила и ряд рекомендаций общего характера. Не от всех же отказываться в судный день 23 сентября!