Двадцать лет независимости в минусе

Александр Лукашенко давая очередное наставление работникам АПК, сказал недавно следующее:

«Если мы не хотим «колотиться» за валюту, нам надо продавать на 7-10 млрд. долларов».  Но сельскохозяйственная продукция – это и зерно, и льноволокно, и шерсть, и кожсырье, и костная мука, и сено с соломой. А вот мясные и молочные продукты, которыми в основном торгует Беларусь – это продовольственные товары. А в структуре цены производства продовольственных товаров издержки переработки могут быть (и как правило, бывают) выше издержек сугубо сельскохозяйственного производства.

Так, в первом полугодии текущего года валовый объем производства сельхозпродукции составил 9,5 трлн. рублей, что составляет немногим более USD3 млрд. А за это же время на внутреннем рынке продовольственных товаров продано (в подавляющем большинстве отечественного производства) на Br15 трлн. (около USD5 млрд.) и за пять месяцев экспортировано продовольственных товаров на сумму около USD1, 2 млрд.

Итого (в достаточном для наших целей приближении) можно считать – производство сельхозпродукции за полгода несколько превысило USD3 млрд. долларов, а в организованной торговле (внутренней и внешней) продовольственных товаров продано на сумму вдвое большую.

А если учесть, что около 1/3 объемов сельхозпроизводства приходится на хозяйства населения, товарность которых очень низка) это соотношение еще больше увеличивается в пользу промышленности.

И нет ничего удивительного в том, что за последние 15 лет, случалось, производство мяса и молока в хозяйствах падало, но промышленное производство мясо-молочной продукции в физическом и стоимостном выражении всегда увеличивалось. Физические объемы росли, поскольку в значительной воплотилась в жизнь всегдашняя мечта химиков о непосредственном лабораторно-промышленном производстве  средств для жизни, стоимостные – ввиду постоянного роста цен на энергоносители, сырье и разного рода добавки.

В общем, как ни «колотись», какие меры не предпринимай, фатальная зависимость экономики (и сельского хозяйства, и промышленности) от внешних факторов остается неизменной.

В цифрах это выглядит следующим образом. За пять месяцев Беларусь экспортировала энергетических товаров на USD2,3 млрд., а закупила на USD4 млрд. Итого – в минусе USD1, 7 млрд. USD. «Колотись – не колотись», но в общем объеме импорта энергетические товары занимают 33,6%, а доля продовольственных товаров в общем объеме белорусского экспорта составляет всего 13%.  Разумеется, этот процент можно увеличить, но в таком случае потребуется увеличить и импорт энергоносителей.

При этом не принципиально, кто нам будет продавать нефть, газ, возможно, ядерное топливо. Хотя, вероятней всего, за титул основного поставщика двора белорусского президента закреплен за Россией навечно. Ведь она вырабатывает энергоносители так же естественно, как живет, как шелкопряд шелковую нить. Пока в ее недрах достанет запасов, она со всеми будет ими торговать на рыночных условиях. Если же кто и станет при этом говорить о дискриминации, то только политические демагоги.

Хотя по-прежнему в данном сегменте внешнего рынка положение Беларуси хуже губернаторского. За пять месяцев в торговле с Россией сальдо сложилось отрицательное в размере USD4,7 млрд., в том числе по энергетическим товарам – минус USD3,9 млрд., по прочим промежуточным товарам (сырье, комплектующие) – минус USD800 млн. По инвестиционным товаров сальдо в торговле с Россией положительное – USD566 млн., по потребительским товарам – USD1,2 млрд., в том числе – по продтоварам USD820 млн., по непродовольственным – USD355 млн. Итого: имеем «в сухом остатке» плюс USD1, 2 млрд., при общем дисбалансе минус USD4,7 млрд. в пользу России.

Подчеркну: меняются в тут или иную сторону только цифры, но ситуация в целом остается неизменной. Такой она была и в 1992-м, и в 1994-м, и через десять лет, и сохраняется сегодня.

Разумеется, за двадцать лет ее можно было бы разрешить в если не в пользу Беларуси, то в лучшую для нее сторону, – при условии проведения на самом деле многовекторной политики, плодотворного и взаимовыгодно сотрудничества со всеми странами, большей политической определенности в отношении с Россией и Евросоюзом, как основными соседями и партнерами, определенными нам судьбой.

Некто сказал, что размести Россию на Аппенинском полуострове, и она станет проводить ту же политическую линию, что и Италия. Геополитика потому и существует в теории и практике, что учитывает географическую составляющую. А Беларусь, похоже, единственная страна на постсоветском пространстве, правительство которой совершенно не учитывает это обстоятельство. Взяв за основу непродуктивную идею удержания на плаву за счет промышленных и сельскохозяйственных предприятий, созданных когда-то без учета ресурсных возможностей Беларуси, но для обеспечения интересов канувшей в небытие огромной и супербогатой природными ископаемыми страны.

Все что-то выгадывали, все чем-то приторговывали, интегрировались, когда надо было строить собственную экономику, вот и остались на бобах.

Можно, разумеется, доставлять нефть и из Венесуэлы. Но это не выход из положения, это сохранение курса, ведущего в тупик.

То есть все эти годы Беларусь в определенном смысле оставалась дотационным регионом, неоформленным объектом Российской Федерации, которая тоже не рассчитала своих возможностей. В очередной раз «проглотить» Беларусь она не сможет. Нет у нее таких денег, чтобы структурно перестроить страну с десятимиллионным населением, которое в своей хозяйственной деятельности не может заработать себе на жизнь.