Газовый блеф

«Мое лучше, чем наше».

Бенджамин Франклин

За годы «интеграции» между Россией и Беларусью постепенно сложилась своеобразная традиция – всевозможные политические и популистские инициативы, как правило, не вызывают негативной оценки ни одной из сторон. Исключение составляет знаменитое предложение президента России о вхождении республики частями или целиком в состав РФ. В то же время, предложения в сфере экономической интеграции вызывают не только немедленное отторжение, но обязательно завершаются скандалами. С политической точки зрения, ситуация парадоксальная – чем ближе формальное политическое решение о «единении», тем все более успешно заходит в тупик реальная экономическая интеграция.

В последнее время вспышки от таких столкновений «субъектов хозяйствования» приобрели характер постоянного освещения бесконечного пути к созданию полноценного Союзного государства. Вспомним «балтийскую» эпопею, во время которой белорусские власти сняли богатый рейтинговый урожай «защитников народной собственности». После ограбления «Балтики» на 11 млн. долларов, экономические конфликты были поставлены на поток. За пару лет власти изолировали свой белорусский рынок от российских пива, хлеба, круп, муки, комбикормов и ряда других товаров. На подходе обувь, которая, по уверениям белорусской таможни, не российского, а «китайского производства» – мнение, между прочим, весьма спорное. В отношении рыбы уже принято судьбоносное решение, которое, безусловно, исключительно благотворно скажется на финансовом балансе УД и, чему есть некоторые свидетельства, на толщине кармана оптовых структур, близких к клану господина Наздратенко. В то же время, Минск очень нервно реагирует на призывы российских производителей телевизоров ограничить ввоз на российский рынок белорусских «отверточных» телеприемников.

Но все это – мелкая экономическая суета, по сравнению с битвами на фондовом рынке. Здесь игра идет по-крупному и, как правило, в одни ворота. Причем приемы «прыцягнення» зарубежных инвестиций уже отработаны до мелочей. Сначала в Минск интеграционным «калачом» заманивается очередной российский олигарх. В белорусской столице он мигом оказывается в Администрации белорусского президента, в резном кресле у горящего в любую погоду камина. В этом уютном местечке гостю предстоит выслушать много лестного о несокрушимой дружбе белорусского и российского народов, о невероятном трудолюбии и трезвости белорусского рабочего класса, о всенародной поддержке главы государства, а также, что А. Лукашенко не просто наслышан об успехах возглавляемой гостем корпорации, но и внимательно «не первый год наблюдает» за ее ростом, что, конечно, связано с талантами и трудолюбием гостя. Далее идут ритуальные «чэсные» президентские слова-гарантии инвестиций, что на нормальном коммерческом языке означает: «уйдешь голый и босый, если вообще уйдешь». Затем, после нескольких месяцев ожиданий, скандалов и взяток, олигарх получает тексты соглашений и договоров, общий смысл которых не поменялся со времен татаро-монгольского ига. Тут и выясняется, что в традициях белорусских властей инвестор считается неким крепостным, который душой, телом и имуществом находится во власти руководства страны.

Годы государственного рэкета отвадили последних наивных российских инвесторов от белорусского княжества. В итоге российский бизнес перепоручил «Белорусский вокзал» российской исполнительной власти, которая второе десятилетие, прямо и косвенно дотируя молодое белорусское государство и получая взамен странную смесь азиатских «союзнических» поклонов и проклятий, объективно подошла к рубежу, когда обмен невозобновляемых конвертируемых ресурсов на шаманские танцы белорусской власти чреват разочарованием российских корпораций и снижением шансов на переизбрание в 2004 году.

Задача, стоящая перед В. Путиным, является поистине титанической. Минск славится средневековым отношением к выполнению заключенных договоров. Иногда возникает ощущение, что Главе белорусского государства нравится сам процесс подписания и обмена папками, который затем незамедлительно перетекает в выбивание у «партнеров» неукоснительного выполнения ранее подписанного соглашения. Россияне уже успели привыкнуть, что в результате провала очередных соглашений по причине белорусского саботажа, они же и будут объявлены виновными. Следом, по утвержденному сценарию, в «союзника» вцепится орда белорусского агитпропа, никогда не страдающая от дефицита грязи и лжи.

Вот и сейчас страна стоит в преддверии полномасштабного скандала – речь идет о создании российско-белорусского СП на базе «Белтрансгаза». Он вызревал давно, еще с момента обретения Беларусью независимости. Белорусская элита, к сожалению, до сих пор не приняла к сведению, что реальная независимость – это не «Мерседес» с флажками и посольства в уютных европейских странах для сыновей и дочек, а предоплата по мировым ценам импорта. К энергетике это относится в первую очередь. Если получить жидкое топливо от российских частных компаний всегда было возможно только по коммерческой цене, то полугосударственному «Газпрому» была предназначена основная часть интеграционных ритуалов. Беларусь, не имея на своей территории ни одного месторождения природного газа, является одним из самых газифицированных государств мира. Это не связано с тем, что страна является транзитным газовым звеном. Через Украину на Запад поставляется в четыре раза больше российского газа, чем через нашу республику. Просто именно так в Беларуси исторически и технологически сложился энергетический баланс.
Страна всегда получала газ в 2-3 раза ниже мировой цены, и тем не менее у нее никогда не получалось перейти в русло нормальных коммерческих отношений с «Газпромом». Задолженность никогда не отступала на второй план. Не помогло и проведенное в конце прошлого столетия списание долга в 1 миллиард долларов!
С начала нового тысячелетия ситуация стала складываться просто нетерпимой. Во-первых, по причине отсутствия реальных инвестиций период восстановительного роста белорусской экономики не сопровождался ее технологическим перевооружением и, как следствие, уменьшением энергоемкости. Страна уверено вышла на уровень потребления 16,5 млрд. кубометров газа в год.

Во-вторых, восстановительный рост белорусской экономики странным образом совпал с сокращением ее зарубежных рынков, что, наверное, и было запланировано в рамках активно рекламируемой «белорусской экономической модели». Но за 16,5 млрд. «кубиков» платить стало совершенно нечем. Даже такой коррумпированно-рыночный мутант, как «энергозачет», стал выдыхаться. С каждым годом список товаров на «зачет» неуклонно сокращался.

В белорусском правительстве заговорили о втором «списании» (программа максимум) или о «равных условиях хозяйствования», т.е. о распространении внутренних российских цен на газ на Беларусь в рамках Союзного государства (программа минимум). К чаяниям правительства присоединились желания президентских структур, которые заинтересованы как в сохранении скандальной «дельты» между отпускной ценой «Газпрома» и тарифами белорусских предприятий, так и в получении возможности сбросить некоторые объемы газа в Литву. Между прочим, все годы своего президентства А. Лукашенко активно борется за увеличение поставок газа в республику, что неизменно вызывает недоумение у россиян, которые всегда были прекрасно осведомлены об истинных потребностях Беларуси. Долгое время «Газпром» не мог даже поверить, что его газ, который годами поставляется в «братскую» республику по цене ниже стоимости добычи и транспортировки, просто реэкспортируется по мировой цене.

В результате долгих подковерных схваток и скандалов, пена от которых иногда выплескивалась на экраны и страницы газет, Россия пошла на радикальное решение проблемы. Она подписала в апреле 2002 года с РБ так называемое «связанное» или «пакетное» соглашение – цена на 11 млрд. кубометров газа в год на уровне 5 российского ценового пояса (Смоленск) – 18,6 USD за 1 тыс. куб. метров, с обязательством получить от РБ к 1 июля 2003 года полноценное российско-белорусское СП на базе «Белтрансгаза». Необходимо отметить, что поставка в Беларусь газа по «смоленской» цене приносит «Газпрому» запланированный убыток в 150 млн. долларов в год. Можно представить, какие надежды возлагает руководство концерна на создание СП.
Естественно, что Минск создание СП совершенно не устраивало. Соглашение было подписано по принципу «Нам бы день простоять, да ночь продержаться». Белорусская сторона бросилась ускоренно «качать» углеводородное сырье.

Как Беларусь умудрилась уже к октябрю 2002 года ударно «высосать» льготную квоту? Тайна, покрытая мраком. Более того, «Белтрансгаз» так вошел во вкус, что принялся за воровство экспортного газа. В трубопроводах упало давление. В небоскребе «Газпрома» в авральном порядке стали переадресовывать газовые потоки через Украину.

В эти «славные» дни республика на мониторах российских газовиков предстала в образе какого-то ненасытного монстра. Стало ясно, что газ уходит «на сторону», так как столько газа единовременно потребить в республике было просто невозможно. Обращаться за разъяснениями к белорусской стороне оказалось бесполезно. Диалог был похож на разговор слепых с глухими. Но больше всего возмутило российское руководство то, что к ноябрю 2002 года Минск ничего не сделал по акционированию «Белтрансгаза». Белорусский президент даже не «понимал», о чем идет речь, зато потребовал поднять до мирового уровня расценки за газовый транзит.
Ноябрьский газовый нокдаун оказал отрезвляющее воздействие на Минск. В Москве с повинной головой появился господин Новицкий. С него было взято торжественное обещание – не поднимать тариф за транзит российского газа через Беларусь. Была подтверждена задолжность Беларуси за предыдущие поставки. Кроме решения вопросов об оплате, был дан старт процессу акционирования «Белтрансгаза». В итоге Минск принял все условия Москвы.

На дикторов и комментаторов БТ было жалко смотреть. Они шумно праздновали «победу» «твердой президентской воли». Так же Саддам Хусейн каждый год до весны 2003 года праздновал «победу» Ирака над США.

Но движение к созданию СП не приобрело положенную ему инерцию. Буквально каждый этап требовал жесточайшего прессинга В. Путина. При этом Россия устами топ-менеджеров «Газпрома» неустанно повторяла, что терпеть газовую «дельту» она больше не намерена, как и незаконный «отбор» из транзитных трубопроводов.
В мае 2003 года процесс по созданию СП вышел на финишную прямую. Была проведена балансовая и рыночная оценка «Белтрансгаза». Россияне прекрасно знают «красную цену» белорусского газового монополиста и не ожидали от своих белорусских коллег какого-либо «подвоха». С учетом того, что основная часть белорусской газопроводной сети – 6700 км – лежит в белорусской земле более 30 лет, то «Газпром» оперировал цифрами в 350–400 млн. долларов.

Для сравнения необходимо напомнить, что сам «Газпром», имея на балансе 160 000 км газопроводов, тысячи газоперекачивающих станций, сотни предприятий, целые города газовиков, банки, собственные порты и флот, завоеванные стабильные рынки и, что самое главное, 24-25% разведанных запасов газа планеты, в рыночном смысле стоит 20 млрд. долларов.

Но цифра рыночной оценки акций «Белтрансгаза», рассчитанная некими никому неведомыми экспертами, привела менеджеров «Газпрома» в состояние шока. Белорусы заломили сумму в 3,5 млрд. долларов. Для сравнения, эта сумма равнозначна неожиданной находке в багажном отделении минского железнодорожного вокзала кем-то забытой авоськи с 300 тоннами золота высшей пробы (четыре девятки). Средняя по российским стандартам газовая РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬНАЯ И ТРАНЗИТНАЯ компания, которая не имеет ни одной газовой скважины и ни одного «кубика» разведанных запасов, оказалась всего в 5,7 раза дешевле российского газового гиганта.

Для сравнения возьмем иной пример. В октябре 2002 года руководители ОАО «Газпром» и НАК «Нефтегаз Украины» подписали учредительные документы по созданию на паритетных началах «Международного консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины» с уставным капиталом в 1 млрд. долларов. Напомним, что через Украину идет 85% российского газового экспорта, и возможности украинских газовиков на порядок выше потенциала белорусов.

Обратим внимание на только что введенный в строй газопровод «Голубой поток» – новое слово в мировых технологиях. Труба проложена на глубине 2 150 метров в условиях агрессивной сероводородной среды Черного моря. Строительство обошлось в 3,2 млрд. долларов – даже дешевле, чем весь «Белтрансгаз».
Перенесем наш взор от теплых черноморских вод к холодной замерзающей Балтике. Здесь с 1998 года проводились изыскательные работы на трассе будущего Балтийского газопровода по дну мелкого Балтийского моря. Подводная труба, ориентированная, прежде всего, на Германию и по пути обеспечивающая потребности Финляндии, должна иметь ответвления на Швецию, Данию, Великобританию и Калининград. Возможна «ветка» и на Польшу, которая пока крайне озабочена строительством газопровода из Норвегии, чей «европейский» газ дороже газпромовского почти в два раза. Длина всей трассы более 3 000 км с пропускной способностью до 30 млрд. кубов – аналог белорусского газового транзита. Ввод в эксплуатацию первого этапа в 2007 году! Строительство этого гиганта, который будет находиться вообще вне чьих-либо суверенных границ, обойдется в 5,7 млрд. долларов – сумма, вполне соразмерная с ценой наполовину проржавевшего хозяйства «Белтрансгаза».
Балтийский газопровод активно лоббирует Западная Европа, которая откровенно намекнула, что не желает зависеть в такой важнейшей для себя сфере, как стабильный импорт энергоресурсов, от капризов Беларуси, Польши и Украины. Так что, балтийская «труба» будет построена по заявке «клиента». Но с другой стороны, строители трубопроводов должны быть благодарны Минску. Жонглирование цифрами привело к тому, что строительство транзитного конкурента для республики стало политически реальным и экономически обоснованным.

Еще раз, возвращаясь к цене «Белтрансгаза», стоит вспомнить, что белорусская сторона никогда не отказывается от своей практики продавать «в нагрузку», то есть дополнять заранее обговоренную сделку рядом разорительных для инвестора требований. Так и в данном случае. Право на владение 49% акций (белорусский вариант продажи) «Газпрому» необходимо подтвердить мощной динамикой роста поставок газа в Беларусь (от 20 млрд. до 24 млрд. кубов по разным источникам, при реальных потребностях РБ в 16,5 млрд.) по все той же «смоленской» цене. В этом варианте «Газпром» должен иметь дополнительный убыток в 350–400 млн. долларов в год. Запомним эту цифру – это даже несколько больше, чем сейчас имеет Управление Делами Президента РБ от пресловутой ценовой «дельты». А. Лукашенко понравилось быть крупнейшим в Европе газовым посредником.

Ясно, что на таких условиях сделка НЕВОЗМОЖНА. Нет предмета торга.

С момента объявления цены «Белтрансгаза» стало ясно, что перед нами открытая дверь в полномасштабный российско-белорусский скандал. Его эскалация происходит на глазах.
Несмотря на предыдущие договоренности, Лукашенко отказался отдать «Белтрансгаз» за долги и, более того, 18 апреля подписал указ, по которому оплата за акции «Белтрансгаза» должна быть осуществлена только в денежной форме. С учетом того, что Беларусь годами практиковала в отношении газовых платежей в Россию зачетную форму, то этим указом белорусский президент продемонстрировал неукоснительную приверженность к «равноправию» партнеров.

В Душанбе В. Путин ограничился рукопожатием с А. Лукашенко. Обиженный Минск в ответ объявил вышеупомянутую цену «Белтрансгаза» и условия продажи – «контрольный пакет» СП обязательно должен остаться в руках белорусского государства. Это еще одно нарушение уже январских договоренностей. Кроме того, В. Путин проигнорировал само существование РБ в ежегодном послании Федеральному Собранию РФ. Ну что поделать, белорусский президент «загубiл» сессию Парламентского Собрания СГ в Могилеве. Явно под вопросом оказалась поездка белорусского президента на юбилейные торжества в Санкт-Петербурге.
Отступать президентам некуда. Не исключено, что все-таки газовый блеф был выбран А. Лукашенко в качестве повода для организации референдума по продлению своих полномочий. Другого варианта пока у него нет.
Кроме того, появляется возможность подкинуть «дровишек» в костер для ВВП, который активно «кочегарят» заклятые «друзья» – Г. Зюганов и Б. Березовский и тайно «примкнувший» к ним белорусский президент. Стоит вспомнить недавнюю кампанию по национализации «Газпрома» , развернутую Б. Березовским в союзе с КПРФ. Борис Абрамович вещал: «Условия для национализации уже созданы тем, что государство стремится увеличить свой пакет акций, чтобы полностью контролировать ситуацию в компании. Однако от этого контроля ничего не получает народ, ибо все доходы поглощает прожорливое чиновничество и прежний менеджмент компании, который нахапал акции «Газпрома». Кто бы говорил… Г. Зюганов также активно поддакивал беглому олигарху, заявляя о необходимости установления «народного контроля» над «народным достоянием». Как бы в ответ, Б. Березовский особенно подчеркивал необходимость установления такого «народного контроля» в виде собственной «сладкой парочки» в момент предвыборной кампании, чтобы «разоблачить союз Путина и крупного капитала». Интересно, как они собираются национализировать то, что и так принадлежит российскому государству…

В моменты периодически обостряющихся газовых скандалов, КПРФ всегда неизменно оказывалась на стороне А. Лукашенко. По мнению Г. Зюганова, В. Путин, выполняя задание олигархов, организовывает при помощи «Газпрома» «кампанию экономического и политического давления на Белоруссию, цель которой – лишить А. Лукашенко свободы действий, загнать его в угол, чтобы он не смог сыграть самостоятельную роль в российской политике». Более того, он считает, что российские власти озабочены тем, что «популярность белорусского президента в России остается на высоком уровне, велики симпатии к тому курсу, который проводит А. Лукашенко». Подорвать этот «курс», как считает лидер КПРФ, можно только лишив РБ российских газовых преференций. Российских убытков Г. Зюганову не жалко.

Нельзя забывать, что все реальные, имеющие ресурсы, внутренние силы белорусского общества – директорат, банкиры и «крышующие» им силовики, а также немалая часть оппозиции – так же будут давить на белорусскую власть, чтобы она «не продалась криминальному российскому капиталу». Никого в Беларуси не устроит, что «Газпром» сам приступит к сбору задолженности за поставленный газ с белорусских субъектов хозяйствования.
Сомнений нет, переговоры А.Лукашенко сорвет, но сам процесс уничтожения апрельских договоренностей 2002 года будет обставлен полномасштабной пропагандистской кампанией белорусских государственных и части оппозиционных СМИ, которая прямо и косвенно будет плавно подводить белорусский электорат к мысли о незаменимости первого белорусского президента.

Некуда отступать и В. Путину. Для него создание СП на базе «Белтрансгаза» – весомый кирпич в фундамент второго срока. Бизнес-элита бдительно наблюдает за президентом. Если на национальном российском рынке она чувствует себя уверенно и независимо, то на внешних рынках российский бизнес крайне нуждается в помощи исполнительной власти. Впереди выборы 2004 года.

А белорусов ожидает свой «рояль в кустах» – референдум.

Метки