Энерготранзит. От плюса к минусу

Не слишком успешное течение «войн» за дешевые российские энергоносители заставило нас озаботиться диверсификацией  поставок энергоносителей в страну. Планов на этот счет озвучено уже много, конкретных проектов меньше, но они есть и некоторые даже реализуются.

Так, танкеры с венесуэльской нефтью для Беларуси приходят периодически в Одесский порт, пусть и не так часто, чтобы обеспечить поставку заявленных 4 млн. тонн нефти, но все же. Скоро венесуэльскую нефть мы начнем получать и через балтийские порты. Пятый танкер с венесуэльской нефтью для Беларуси прибудет в Эстонию. «По информации ЗАО «Белорусская нефтяная компания» и эстонского порта Мууга, очередная партия венесуэльской нефти в объеме 80 тыс.т будет поставлена в Беларусь транзитом через Эстонию в третьей декаде июля», – проинформировали в пресс-службе Белорусской железной дороги. Нам, правда, так и не объяснили насколько выгодно получать венесуэльскую нефть по 656 долларов за тонну, ну да ладно, процесс идет.

Озаботились мы и заменой российского природного газа. Беларусь начала подготовку к строительству терминала сжиженного природного газа на территории Литвы. С этой целью создана белорусская часть двусторонней белорусско-литовской рабочей группы по сотрудничеству в вопросах топливно-энергетического комплекса. Она утверждена распоряжением премьер-министра Беларуси от 13 июля 2010 года №90р, сообщили БЕЛТА в Аппарате Совмина. Белорусскую часть рабочей группы возглавляет первый вице-премьер Владимир Семашко.

В общем, процесс избавления от российской энергозависимости теоретически пошел. Это, конечно, хорошо. Однако, есть опасения, что в погоне за диверсификацией поставок мы можем забыть о транзите энергоносителей и, как следствие, потерять его. А это деньги и очень не малые. Речь идет о миллиардах долларах, пусть и не о многих миллиардах, но сумма все же достаточно большая, поэтому терять ее было бы нерационально, мне так кажется. Так выручка от всех видов транзита в 2008 году составила 2,6 млрд. долларов, что на 67% больше, чем по итогам 2006 года. Причем прогноз на 2008 год был превышен на 37%.

Кризис, правда, повлиял на спрос на товары и услуги, что повлекло снижение объемов транзита и доходов от осуществления этой деятельности. В 2009 году Беларуси удалось увеличить выручку лишь от транзита нефти. В объемном выражении транзит вырос на 4% или на 2,4 млн. тонн, а доход увеличился на 12 млн. долларов. Вместе с тем транзит природного газа, например, снизился на 6,8 млрд. кубометров (или на 13%), а доходы упали на 83 млн. долларов (снижение на 18%). Аналогичная ситуация сложилась и по другим транзитным позициям, сообщали «Белорусские новости».

Но кризис тут не основная причина, как мне кажется. Руководство России разочаровалось в президенте Беларуси Александре Лукашенко и решило строить транзитные пути в обход республики, в результате чего страна лишится денежных поступлений от прокачки российских нефти и газа. Об этом заявил российский политолог Андрей Суздальцев. «Россия поставила задачу – лишить Беларусь статуса транзитного государства», – отметил эксперт, передает Euramost.org.

И этому есть подтверждения. Вот недавно появились сообщения, что обходящий Беларусь газопровод Nord Stream вышел на берег Германии. Конечно, это не значит, что газопровод уже готов. Просто сейчас работы ведутся сразу на нескольких участках одновременно. Этим занимаются специальные суда в территориальных водах и морских экономических зонах Финляндии, Швеции и Германии. Скорость укладки труб – примерно 2,5 км в сутки. Его первая очередь производительностью 27,5 млрд. кубометров газа в год войдёт в строй уже в следующем году. Сдача в эксплуатацию второй нитки газопровода, намеченная на 2012 год, приведёт к увеличению его пропускной способности до 55 млрд. кубометров газа в год. Сейчас в районе города Лубмин идёт подготовка к строительству так называемой станции сдачи-приёмки, от которой газ пойдёт дальше по двум строящимся газопроводам OPAL и NEL. Первый, протяжённостью около 470 км, тянут по территории Мекленбурга-Передней Померании, Бранденбурга и Саксонии на юг, до границы с Чехией в Рудных горах. Второй пройдёт севернее Шверина и Гамбурга в Нижнюю Саксонию и свяжет «Северный поток» с системой газопроводов Западной Европы, сообщает «Русская Германия».

Кстати, кто помнит, никакого Nord Stream в обход Беларуси изначально не планировалось. Планировалось две нитки газопровода Ямал – Европа через Беларусь. Одну построить успели. Однако россияне быстро поняли, что это будет уж слишком мощное средство шантажа в руках белорусского руководства. И в январе 2004 года, как раз в разгар российско-белорусской «газовой войны» тогдашний российский премьер Михаил Касьянов подписал постановление правительства по строительству тогда еще СЕГ, который потом переименовали в Nord Stream.

Такими же ударными темпами идет и строительство нефтепровода в обход Беларуси – БТС-2. Так что совсем не исключено, что в обозримой перспективе наши миллиардные транзитные доходы превратятся в транзитные расходы, знак поменяется с плюса на минус.

Ведь даже наши проекты по диверсификации ведут к этому. Так LNG-терминал в Литве действительно открывает нам альтернативный источник получения природного газа. Однако одновременно он может лишить нас статуса транзитера газа в Литву и вообще в Прибалтику. Литва же наоборот становится региональным распределительным центром и транзитером газа в Беларусь. Этому еще дополнительно и газопровод Польша – Литва будет способствовать, который тоже собираются строить в обход Беларуси, но уже с запада.

Как же они и россияне и европейцы  одинаково оценивают нашу транзитную надежность, однако. Газораспределительным же центром всей Европы может стать Германия. Владимир Путин ей это как то обещал и, похоже, держит обещание. Как видно из вышеизложенного не один Nord Stream строится, но и новые континентальные газопроводы, которые делают Германию газораспределительным центром Европы.

Та же ситуация у нас и с нефтью из Венесуэлы. Может это и не PR, кто знает, допустим, она действительно заменит российскую нефть нашим НПЗ, но она точно не заменит российский транзит. В принципе, насколько известно, транзит по северной ветке нефтепровода «Дружба» уже потерян. В принципе по этому маршруту можно качать из балтийских портов венесуэльскую нефть, но тут за транзит будем платить мы, а не нам. И качать нефть мы будем в тупик, а не кому-то.

Таким образом, мы от статуса транзитера почему-то стремимся к статусу транзитного тупика. В принципе, опасность ситуации у нас осознают. Как подчеркнул начальник управления стратегического развития, координации и инвестирования транспортных систем Минтранса Павел Божанов, уже сейчас понятно, что в дальнейшем Беларуси не стоит рассчитывать на увеличение выручки от транзита нефти и газа. Россия, как основной пользователь наших нефте- и газотранспортной систем, не будет платить за транзит в прежних объемах после введения БТС-2 и газопроводов в обход Беларуси. Кроме того, как подчеркнул П. Божанов, «уже сейчас наблюдается снижение спроса на нефть в Европе, увеличение спроса в Китай. Транзитные потоки перераспределяются по независящим от нас причинам».

Восполнить потерю доходов в «энергетическом секторе» по силам грузоперевозчикам, сообщают «Белорусские новости». Хотя насчет грузоперевозок это еще «бабушка надвое сказала», получится или нет. Это ведь тоже в основном грузы российские или в Россию, скорее всего и тут прижмут «ненадежного транзитера». Да и вообще, если судить по выполнению прочих наших мегапланов, то шансы далеко не стопроцентные.

Кроме того, потеря энерготранзита сулит и другие неприятности, а не только уменьшение доходов собственно от взимания транзитных платежей. Потери тут могут быть двойными. Мало того, что энергоносители мы будем закупать по рыночным ценам, ведь рано или поздно даже венесуэльскую нефть придется закупать по рыночным ценам, не говоря уже о литовском газе, так нам еще придется платить и за транзит энергоносителей по сопредельным территориям. Хотя почему придется, за транзит венесуэльской нефти мы уже платим и платим очень прилично.

Лично я бы, все-таки постарался сохранить статус нашей страны как транзитного государства, в том числе, конечно, и в части нефтяного и газового транзита. Хотя, может быть, у принимающих решения есть веские аргументы для отказа от транзитного статуса, но мне они не известны.