Экстраординарная идеология: к смене идеологической парадигмы власти

Сравнительный анализ программы Партии БНФ и государственной идеологической доктрины

Экстраординарная идеология: к смене идеологической парадигмы властиВ преддверии президентских выборов возрастает внимание к альтернативным идеологическим проектам. И власть, и оппозиция подчеркивают несовместимость официальной идеологии и основных программных положений оппозиционных партий. Однако так ли уж они несовместимы?

Разумеется, так называемая государственная идеология, учрежденная волевым решением Президента в 2003 году, так и осталась умозрительным конструктом, не имеющим теоретического, доктринального ядра. Несмотря на реализованные академические программы, разработанные учебные планы и освоенные бюджеты, содержание идеологического проекта действующей элиты может быть сформулировано относительно лаконично: «Лукашенко всегда прав».

Но в этой чеканной формулировке состоит и слабость действующего режима, его обреченность, как обречена любая персонально-ориентированная властная система, апеллирующая к народному суверенитету, а не к династическому праву монарха. Формулировка позволяет подчинить основополагающей максиме любые идеологические программы, даже самые радикальные. Представляется, что, несмотря на щедрые инвестиции в пропаганду и силовые структуры, действующий в Беларуси режим обречен именно в силу своей идеологической несостоятельности.

Замечания о том, что власти заимствуют то одну, то другую деталь оппозиционного дискурса и встраивают ее в государственную идеологическую доктрину стали уже общим местом в среде белорусских аналитиков. Идеология конечно же не наука, но всё же она есть теоретическая концепция, которая может подчиняться правилам, разработанным Томасом Куном для объяснения смены парадигм. И увеличение конкурирующих вариантов и аномалий, готовность опробовать что-либо ещё, помимо устоявшихся положений, обращение за помощью к конкурирующей теории и рецепция ее принципиальных положений, таких как защита суверенитета и независимости – все это симптомы перехода от нормальной идеологии к экстраординарной.

Сравнительные исследования политических программ продуктивны не только с точки зрения теории политики и истории политических учений. Они имеют и практическую ценность, поскольку позволяют достичь понимания законов и практики реальной политической борьбы, реальных политических процессов.  Взаимодействие политических субъектов в публичном поле подчиняется не только влиянию ситуационных политических факторов (прагматичные интересы, договоренности и обязательства, воля избирателей, операционализация задачи достижения власти и т.д.), но и нормам собственной политической доктрины. Для политических  партий формой подобной доктрины являются программы, наличие которых обязательно в соответствии с Законом Республики Беларусь «О политических партиях».

Задачей данного текста является сравнение основных программных положений Партии БНФ и современной белорусской государственной идеологии. Вероятно, не будет преувеличением сказать, что именно эти две политические доктрины представляют в массовом сознании и популярной политологической публицистике противоположенные проекты развития Беларуси. Тем не менее, несмотря на столь четкое позиционирование  этих доктрин, их сравнительный анализ сталкивается с довольно серьезными трудностями, связанными с отсутствием четко выраженной и устойчивой во времени формулировки многих идеологем. И если для Партии БНФ это справедливо в меньшей степени (обязательное наличие программы и статус одной из «идеологизированных, идеалистичных» сил на политической сцене Беларуси обязывает иметь хоть какое-то оформленное мировоззрение), то исследователь белорусской государственной идеологии сталкивается с почти невообразимой эклектикой подходов, интерпретаций, направлений.

Пренебрежение к противоречиям, авторский подход к изложению материала учебников, синкретизм и постоянное изменение посылок делают из белорусской государственной идеологии нечто противоположенной идеологии как таковой. Принципом любой идеологии является наличие неких аксиом, признанных в рамках данной системы взглядов. Для белорусской идеологии таких аксиом по сути нет: это спекулятивное учение, содержание которого практически целиком зависит от последних политических высказываний президента. Что бы понять смысл государственной идеологии недостаточно обратится к учебникам по этой дисциплине – более важно исследовать программные выступления главы государства.

Тем не менее, мы попробуем (очень кратко) сравнить эти две позиции, опираясь на положения программы Партии БНФ как на более кодифицированный и непротиворечивый источник. Таким образом, в актуальной программе Партии БНФ можно выделить следующие основные тезисы (порядок перечисления не по важности, но по последовательности в программе партии):

1. Белорусы принадлежат к европейским народам, возрождение белорусской нации возможно только на основе европейских культурных ценностей. В целом программа партии отражает ориентацию на интеграцию Беларуси в европейское пространство. В то же время, данный тезис вписан в умеренно националистическую идеологическую платформу, исходящую из видения Евросоюза как «Европы Отечеств». В этом Партия БНФ близка к современным правым партиям Европы, которые выступают за европейскую интеграцию, однако относятся настороженно к опасности растворения национальной идентичности в «европейском плавильном котле».

Отношение белорусской государственной идеологии к этой проблеме является неоднозначным. С одной стороны, в русле изоляционизма и отторжения всего комплекса западных ценностей, белорусская власть не приемлет европейской интеграции. Утверждается, что «нас в Европе никто не ждет». В то же время, постоянно отмечается неотделимость белорусского общества от европейского контекста (Беларусь как «центр Европы»). Таким образом, наблюдается парадоксальная самоидентификация себя как европейцев без европейских культурных ценностей. Подобное позиционирование является интересным феноменом, который не имеет аналогов на континенте, но в то же время не является чем-то противоречащим самой идее европейской интеграции. Правильное понимание этого феномена возможно только в сравнении с такими же парадоксальными утверждениями относительно взаимоотношения белорусской нации с российским народом, где также утверждение национальной идентичности происходит через утверждение собственной инаковости в рамках определенного цивилизационного контекста («Белорусы – это те же русские, только со знаком качества»).

Если же обратится к политической риторике первого лица государства и сравнить  ее с выходящими за рамки программы установками Партии БНФ, то наблюдается любопытная вещь: отрицание ценностных основ европейской интеграции «слева» у Лукашенко и подобное отрицание «справа» у некоторых членов БНФ приводит к общему выводу практического свойства. И первый, и вторые выступают за интеграцию в европейское пространство до той ступени, до которой это отвечает белорусским национальным интересам. Просто у Лукашенко эти национальные интересы состоят в сохранении существующей модели индустриального и сельскохозяйственного производства, а у БНФ связаны скорее с геополитической составляющей «любой ценой подальше от Москвы». Объединяет двух субъектов неприятие европейского либерализма.

2. Белорусская идентичность основывается на многовековой культурной традиции белорусской нации, государство должно расширять сферу употребления белорусского языка. Консервативное наполнение данного тезиса традиционно для партий правого крыла. При этом национальные особенности белорусов, в том числе и длительное отсутствие собственной государственности, затрудняют поиск основы для национальной культурной традиции. В частности, альтернативой государственной традиции для Партии БНФ выступает языковая традиция. Политическая история белорусов и её наследие отходят на второй план по сравнению с культурной историей и языковой традицией.

В рамках проекта белорусской государственной идеологии опора на традицию также имеет место. Но существенная разница в том, что эта традиция отнюдь не многовековая. Как для белорусской советской идеологии история нации начиналась с социалистической революции 1917-го года, так и для лукашенковской идеологии история начинается с 1994 года, когда Лукашенко пришел к власти – до этого был хаос «начала 1990». В такой концепции возникают объяснимые трудности для конструирования национального мифа. Одним из опорных мифотворческих пунктов государственной идеологии является участие белорусов во второй мировой войне. В языковой сфере утверждается опора на билингвизм белорусов, при этом выступления против развития белорусского языка камуфлируются в тезисах о недопустимости «навязывания» белорусского языка.

Нетрудно заметить, что противоречия между «государствоцентричным» и «языковым» подходами не являются непреодолимыми. В принципе, они могут быть совмещены в рамках столь противоречивого конгломерата, которым является белгосидеология и ее проявление в практической политике. Интересно, расценит ли БНФ как достаточный уровень финансовой поддержки белорусской культуры (например, пишущих по-белоруски литераторов) в объеме, какой существовал в определенные периоды в БССР?

3. Политика должна быть моральной и неэкстремистской. Моральная политика – это то, что делает Партию БНФ не просто националистической, но правой националистической партией. Типичная для подобных партий Восточной Европы популистская нота не находит отражения в программе, поскольку Партия БНФ практически абсолютно отделена от влияниия на реальные государственные решения, не в состоянии реализовывать свою политическую доктрину на практике. Скорее, в этой «моральности политики» партия близка к национальным движениям Шотландии и Уэльса.

Требование моральности политики иначе отражено в белорусской государственной идеологии. Ей чужды черты консерватизма и пиетета перед личностью, скорее наблюдается утверждение собственных моральных стандартов и их навязывание. Тем не менее, критика коррупции при демократическом правлении и утверждения о «честной политике» являются важной частью лукашенковской риторики. Если для Партии БНФ моральность политики означает подчинение политической жизни моральным универсалиям и невмешательство в частную жизнь граждан, то для государственной идеологической доктрины моральность политики представляется как  отсечение от политических процессов конкурентных политических сил как не соответствующих принципам морали и вмешательство в жизнь граждан под предлогом сохранения морали с целью навязывания почти тоталитарного контроля за обществом.

Неожиданно, но именно в формулировке морального и неморального между двумя идеологическими доктринами наблюдается явное противоречие. Всё-таки Лукашенко как личности чужда консервативная идеология, хоть жизнь и заставляет его рядиться в консервативную государственническую тогу. С другой стороны, принципиальность данного пункта в идеологии БНФ может быть в перспективе преодолена тем второстепенным значением, которое уделяется ему в государственной идеологической доктрине.

4. Человек есть главная ценность. Для Партии БНФ человек как главная ценность – это понятие достоинства, свободы и прав человека. Только в условиях свободы человек может делать осознанный выбор своей судьбы, в полной мере пользоваться социальными, политическими и культурными правами. Для Партии БНФ отсутствие человеческой свободы, в том числе свободы слова и совести, является решающим аргументом против диктатуры, какой бы уровень жизни она бы не демонстрировала и насколько бы она не пользовалась поддержкой электората. В этом программа партии близка современным либерально-консервативным концепциям, которые потихоньку проникают и в программы традиционных правых партий.

При сохранении декларации человека как главной ценности в рамках государственной идеологии понимание этого тезиса почти целиком противоположенное. Тут акцент делается не на свободу, а на достаток, при этом счастье, свобода и достаток конкретного человека ставятся в подчиненное положение перед интересами общества в целом.

Так что и по этой позиции налицо явное расхождение, причем на этот раз принципиальное. Но с другой стороны, отрицание свободы и ценности индивида в государственной идеологии редко проговаривается честно – скорее оно формулируется стыдливо, как фигура умолчания, как патерналистская составляющая неписанного свода правил.

5. Построение демократичного общества в Беларуси возможно только при условии сохранения реальной независимости белорусского государства. Это краеугольный камень идеологии Партии БНФ, который отличает её от идеологий многих других оппозиционных политических сил. Последовательное отстаивание суверенитета (прежде всего перед лицом «российской угрозы») – кредо Партии  БНФ. Взаимосвязь между политической независимостью и демократией для членов ПБНФ является аксиомой.

Идеология белорусского государства подчеркивает, что Беларусь является суверенным демократическим государством. При этом любые обвинения в отказе от суверенитета и в серьёзных нарушениях принципов демократии отвергаются как неправомерные.

6. Частная собственность – неотъемлемое право личности и средство достижения благосостояния для каждого и для общества в целом. Партия БНФ, как консервативная политическая сила, выступает за сохранение и развитие частной собственности как неотъемлемого права личности и залог достойного существования в свободном и демократическом обществе.

Для белорусской государственной идеологии частная собственность не является ценностью. Подчеркивая социальный характер государства, идеология выступает за ограничения частной собственности, против частной собственности на землю.

7. Семья есть естественная и наиболее важная единица общества. Рассмотрение семьи как первичного социального института, посредника между обществом и личностью, гарантирующего стабильность в обществе – важная консервативная ценность.

Поддержка семейных ценностей декларируется государственной идеологией. Однако при этом семья как социальный институт с важной самостоятельной функцией не воспринимается – это скорее демографическая категория. В этом государственная идеология есть продолжение модернизационного проекта коммунистической Беларуси, разрушающего все возможные альтернативные средства социального контроля кроме государственной власти.

Однако представляется, что природа демографических проблем, стоящих нынче перед страной, диктуют в этой области приблизительно одинаковое отношение к поддержке институтов семьи и брака в максимальной степени. Любые другие подходы будут  самоубийственными не только для белорусской нации, но и для государства.

8. Эффективная экономика в Беларуси возможна только в условиях свободного рынка в сильном независимом государстве. Для этого необходимо провести приватизацию и реструктуризацию промышленности. В области экономики программа Партии БНФ в целом содержит постулаты западных рекомендаций по проведению денежно-кредитной и земельной реформы. Насколько эти тезисы программы действительно соответствуют партийной идеологии – сказать трудно, поскольку партия отделена от принятия реальных политических решений в сфере экономики. В сущности, экономическая составляющая программы для БНФ является лишь средством достижения иных целей, лежащих за пределами экономической сферы.

Государственная идеология выступает за сильный контроль за экономикой, регулируемые цены и государственную собственность на крупные промышленные предприятия. В области сельского хозяйства также сохраняется государственный контроль.

9. Государство должно проводить адресную социальную политику. В целом программа представляет собой рецепцию умеренных концепций социального государства в его консервативном варианте. Утверждается поддержка незащищенных групп населения, дифференциация социальной помощи.

Социальная составляющая государственной идеологии имеет ярко выраженный левый характер. Культивируется патернализм и иждивенчество, свойственное всем тоталитарным идеологиям Но при этом реальные действия властей направлены на сворачивание социальных программ.

Вероятно, в условиях почти полного отсутствия реальной политической конкуренции соотношение позиций по этому вопросу между рассматриваемыми субъектами будет вывести сложно. Ведь оппозиционная партия по умолчанию становится защитницей обездоленных, насколько бы правые, антисоциалистические положении не заключались бы в ее доктрине.

10. Церковь должна быть отделена от государства и школы. Программа БНФ ориентирована на построение светского государства, отделение государства от школы и свободу вероисповеданий. Отметим, что в этом смысле актуальная программа отличается от партийной доктрины 1990-х, когда предусматривалось  более широкое взаимодействие государственной власти и ключевых конфессиональных групп.

Государственная идеология ориентирована на поддержку православия как важного элемента идеологической инфраструктуры контроля над общественным сознанием. Белорусская православная церковь наделяется важной идеологической функцией. Государство остается светским, но при этом создаются разного рода партнерские связи с различными конфессиональными группами. Установлена иерархия вероисповеданий, которые отличаются по своей приемлемости для государства.

***

Нетрудно заметить, что существующая сейчас в Республике Беларусь официальная идеология несовместима с идеологией Партии БНФ по ряду позиций. Но так же очевидно, что для той же официальной государственной идеологии имеющие место расхождения не являются принципиальными. Условно говоря, то что для Партии БНФ важнее всего – зачастую для действующей власти пока малозначимо, она их попросту не замечает. Но не исключено, что со временем эти пункты приобретут общественную значимость – и тогда решения, предлагаемые оппозицией БНФ так же могут быть приняты во внимание. Так когда то вопрос о суверенитете и независимости для власти был второстепенным – а нынче по этому пункту достигнут консенсус.

Мы сознательно не затрагиваем в анализе вопрос о «демократизации системы управления». С одной стороны, для белорусского режима на него есть однозначный ответ в указанной выше единственной максиме. С другой стороны, идеология в своей основе – это всегда ответ на вопрос «для чего» – а ответ на вопрос «каким образом» является второстепенным. Возможен и левый, и правый тоталитаризм, равно  как возможна либеральная диктатура.

Будет иронией истории, если белорусский правящий режим в конце концом реализует программу БНФ в достаточно полном виде. Пока он вроде бы движется в этом направлении, неуклонно, хотя и непоследовательно. До объявления белорусизации еще далеко – но кто говорит, что нужно повторять ошибки начала 90-х? Вопрос о национальной символике остается  принципиальным – но ведь политика не исчерпывается знаками, которые ее символизируют.