Пробуждение постсоветского пространства: новая аксиология для национальных элит

Самая бестолковая тема в нынешней белорусской политике и медийном пространстве – Таможенный Союз. Десятки интервью автору этой статьи пришлось давать в последние пару месяцев. Участие в круглом столе, посвященному этой теме, подтвердило мои подозрения по поводу суетности происходящего. И другие подозрения.

Начнем с вопроса о том, кто первым запустил пластинку на эту тему. Путин сыграл вхолостую с Единым Экономическим Пространством. Проект Ельцина и Лукашенко нового Союза России и Беларуси на поверку оказался футуристической морковкой. Но чиновники услаждаются этим странным продуктом. Даже визитные карточки с новыми необычными должностями и названиями раздают. Сплошные фокусы и имитация. Буффосинхронисты – был такой жанр на заре «развитого социализма».

Пластинка о новой инициативе ТС (таможенный Союз) – от Назарбаева. Ему нужны такие узы партнерства. Лично, персонально, стратегически. Русские коллеги на это счет высказываются позитивно. Дескать, президент Назарбаев – человек энергичный. Хорошая характеристика. Вот вам образец политика: сказал – сделал. Столицу перенес, страну двинул вперед. Двинуть-то двинул, но заслониться от Китая и восточных соседей ему едва ли удастся. Китайское влияние на Востоке растет. В Алма-Аты много китайской рекламы, есть и ТВ, специальные новостные программы. Китай наступает на русский Туркестан. Наблюдаются тенденции замены России новыми китайскими товарищами.

Растущий Китай будет способен проглотить весь Дальний Восток и «мягкое подбрюшье России». Китай, по моему мнению, не просто наступает на Север, он ведет методичную и скрупулезную подготовку будущей экспансии. Обхаживает Кремль своим радушием, Минск прикармливает.

Назарбаев понимает, что русские цари были более эффективны на территориях нынешних новых независимых государств по сравнению с местной неономенклатурой и российской правящей элитой. Дело идет к жесткому национальному конфликту – ценностному в том числе. Система противоречий в аксиологической субстанции.

Что скрывается в новом конфликтном поле? Раздел собственности и власти? В том числе. Узел конфликтов приближается к Астане. Казахская элита также сейчас маскирует конфликты. Власть придумывает обманки, мотивирует новыми целями. Взять, например, «инновационно-индустриальное» развитие. Создать свыше 400 новых предприятий в стране в ближайшие годы. Курс на интеграцию с развитыми странами.

Но и это – не впрок. Действительно, назревает раскол общества. Точнее сообществ в Узбекистане, Таджикистане, Казахстане. И это действительно результат примитивизма местных политических элит. Выйдя на свободу из условно коммунистических рамок, партийные секретари переквалифицировались в президенты. Но ничего толком они делать не умели и не умеют. Разве что руководить движением в тупик.

Более способными и динамичными оказались этнические элиты, что, однако способствовало назреванию узла противоречий в регионе. Обратим особое внимание на то, что Фергана только смоделировала настоящий конфликт богатых и ловких узбеков и киргизов, казахов. Он начался давно. Он есть, и будет тлеть и полыхать. До тех пор, пока не призовут для решения Россию. Или Китай. Или обе страны, что теоретически возможно, и было бы лучше. В обозримой перспективе.

Почему? Протестные настроения в период первоначального накопления капитала в Азии подавить удалось только КПК. Именно руководители Компартии жестоко подавили восстание интеллигенции и студентов в Пекине. Когда такое начало происходить в Бишкеке и Оше, то хаос продемонстрировал стихийный «горбачевизм». Боязнь самих себя приводит к манипулированию ситуацией. И дело – не во внутреннем конфликте. Ситуация пружинит гораздо дальше.

А, теперь о Беларуси. Наша политическая элита, лидером которой является президент, также находится в преддверии формирующегося первоначального накопления капитала. Что также создает новые точки социального конфликта. Это – не выход трудящихся на улицу, чего больше всего хотят демократы. И пока еще больше боятся официальные власти. Но новые риски и опасности – не в этой уличной демократии.

Самый сильный риск – передача «общественной собственности» в руки компрадорской чиновнической элиты. Пока только получилось вытравить из сознания марксистский термин «общественная собственность», превратив ее в так называемую «государственную». Хотя термин “Gemeineigentun” не является изобретением Маркса или Энгельса. Это – эволюция способов производства. Это – форма решения конфликта, пригодная и для Беларуси.

Что дальше? Беларуси необходима солидаризация. Объединения общества на основе платформы будущего. Особенно важно увидеть наши возможности в диалоге о будущем в процессе президентской избирательной кампании. Если власть будет уничижать оппозицию, то она медленно и верно скатится в партер делегатов ХХY съезда КПСС. И все повторится сначала. Завершение нынешнего белорусского застоя. Появится очередной свой Горбачев. Перестройка будет называться либерализацией.

И кем мы все станем после этого?