Право на риск, право не рисковать

В течение последних 10 майских дней белорусский президент обновил руководство двух ключевых регионов, тряхнул стариной на встрече с могилевскими студентами и в целом достойно закрыл информационный сезон. Если оставить в стороне наиболее рейтинговые темы из выступлений главы государства – газ, нефть и Бакиев, то обнаружится, что Лукашенко все это время усердно объяснял своим подчиненным новые правила неписаного Кодекса белорусского аппаратчика.

Для опытного политика это абсолютно верный ход, но времени на исправление управленческих привычек белорусской вертикали осталось совсем мало. Судя по сделанным заявлениям, накануне выборов президента беспокоит не только поддержка Москвы и благосклонность Брюсселя-Вашингтона, но и саботажные настроения внутри собственной номенклатуры.

Цена неписаных правил

В любом обществе действуют писаные и неписаные правила поведения. Изменить первые легко. Мы дважды делали это с нашей конституцией (пора уже писать это слово с маленькой буквы), а поправки в белорусские законы принимаются чуть ли не каждый день. Неписаные правила изменить гораздо сложнее, на это уходят годы и даже целые поколения аппаратчиков.

Никого уже не удивляет, что в своих ежегодных посланиях парламенту и народу Лукашенко все больше говорит о захватившем вертикаль бюрократизме. Несмотря на принятую директиву о дебюрократизации, белорусские управленцы который год беззастенчиво спускают на тормозах жизненно важную программу либерализации белорусской экономики.

Например, организации Гродненской области в 2009 г. привлекли всего 1% от общего числа иностранных инвестиций в реальный сектор белорусской экономики. Именно за это 22 мая гродненский актив получил выговор от президента. Лукашенко также посетовал на то, что бывший в свое время лидером регион как будто достиг предела своего развития и остановился.

Выходит, формально в регионе придраться не к кому, но что-то явно перестало работать. Ответственные руководящие должности в Гродненской области пустуют по полгода и больше, бывший губернатор Савченко теряет общий язык с подчиненными, валовые показатели идут вниз… А кризис не ждет.

Куда уходит драйв?

Описывая суть проблемы, Лукашенко подчеркнул, что директора предприятий должны иметь право на «обоснованный экономический риск, а правоохранительным органам следует научиться отличать обычные ошибки и действия, связанные с риском в нынешних условиях, от преступления», передает БелТА.

В качестве примера была рассказана история директора одного гродненского предприятия, который в 2003 г. продал иностранному покупателю несколько помещений. Тогда это еще не было принято называть «привлечением иностранных инвестиций». Через 7 лет белорусские спецслужбы усмотрели в этой сделке криминал и арестовали директора.

В чем мораль? Понятно, что такой досадный прецедент напрочь отобьет у гродненской номенклатуры охоту рисковать и искать инвесторов. Поэтому президент должен как можно скорее обучить белорусские спецслужбы видеть разницу между «обвальной приватизацией» и «привлечением инвестиций».

Принять соответствующий закон он не может, потому что различие слишком тонкое. Настолько тонкое, что сегодня белорусский руководитель «лишается инициативы, дрожит и боится принять решение». Действительно, каждый директор белорусского госпредприятия вынужден решать такую дилемму:

А. Продавать собственность нужно, потому что кризис и стране нужны деньги.

Б. Продавать собственность нельзя, потому что кризис и много денег не дадут.

Кроме директора, в решении этой дилеммы принимают участие вездесущие спецслужбы, которые собственно и принимают «зачет». Что в такой ситуации будет делать директор госпредприятия? – Правильно, директор будет выжидать. Ведь какой смысл использовать данное президентом право на риск, если риски так высоки? Тем более, что привлеченные сегодня «инвестиции» еще через 7 лет могут снова оказаться «откатом». И кто тогда объяснит спецслужбам разницу?

Мягкая сила номенклатуры

Боязнь белорусской номенклатуры перед либерализацией уже стала легендарной и, как видим из выступлений Лукашенко, тревожит серьезных людей на самом верху вертикали. Несколько лет назад в экспертной среде было принято думать, что белорусская номенклатура, почуяв запах рынка, начнет переписывать «социальный контракт» с высшим руководством страны и вероятно, случится долгожданная номенклатурная революция.

В реальности же все оказывается наоборот. Белорусская номенклатура залегла на дно и предпочитает выжидать и высматривать, вместо того чтобы искать иностранных инвесторов и «спасать страну» (© Лукашенко). Это подтверждает и недавнее исследование BISS «Социальные контракты в современной Беларуси», которое зафиксировало общий скепсис госслужащих по поводу либерализации.

Более того, исследователи вообще не обнаружили никакого «социального контракта» на нижнем и среднем уровнях вертикали. Вероятно, роль неписаного контракта, объединяющего белорусскую номенклатуру, выполняет та самая административная инерция. И, похоже, что она беспокоит действующую власть гораздо больше, чем пресловутая революция. Ведь сегодня в белорусской вертикали очевидно больше бюрократов-саботажников, чем бюрократов-активистов. Молчаливый протест номенклатуры объединяет ее лучше всякой государственной идеологии.

Белорусские чиновники сегодня как никогда раньше едины в своей робости перед либерализацией (читай перед политикой управляющей верхушки), но, правда, пока не осознают своего единства. Дальше все по учебнику. Нужно дождаться пока оробевшая номенклатура осознает себя как класс, и… За примером далеко ходить не надо.

Казус Бакиева

Можно понять беспокойство президента, ведь он должен знать из первоисточника, чем оборачивается утрата контроля над неписаным кодексом работы собственных подчиненных. Именно «казус Бакиева» показал, что сокращение нефтяной ренты в государстве настолько размягчает вертикаль власти, что в худшем случае государство рассыпается.

И вот уже руководство страны вынуждено пускаться в бега, вступать в телефонные переговоры с президентами соседних стран (встречаться лично никто не хочет), подавать в отставку, брать слова обратно и находить приют в далекой Беларуси. И еще следить по Интернету, как на взбунтовавшейся родине прилюдно вскрываются банковские ячейки бывшей элиты, а принадлежавший Семье бизнес становится народным.

Лукашенко абсолютно прав, когда заявляет могилевским студентам, что в Кыргызстане произошел антиконституционный переворот. Еще бы, ведь когда конституция уже ничего не значит, а денег в казне становится все меньше, начинает действовать неписаный Закон гор. В наших широтах это иногда называют «идти от жизни».

Поэтому сегодня среди типичных предвыборных проблем кандидата А. Лукашенко (нефть, зарплаты, международное признание четвертого срока) появляется еще одна – успеть договориться с собственными подчиненными, пока те не договорилась между собой.