Безличная сила сценария

Действующий президент начал с фальстарта – ожидалось, что официальный старт его предвыборной кампании будет дан 4-м Всебелорусским собранием (приказ о создании оргкомитета по подготовке очередного ВБС содержится в распоряжении  №150рп от 11.05.2010). Неожиданность – залог успеха, и вот – 18 мая спецоперация силовых структур против гражданской инициативы «Говори правду» маркирует начало весьма беспокойного периода. Беспокойного для всех, включая действующего президента.

Один из наиболее интересных вопросов этого периода – каким образом реверс на пути политической «демократизации» будет сочетаться с точечной «либерализацией» в сфере экономики? В более строгом варианте вопрос должен быть переформулирован таким образом: машина репрессий требует ресурсов, так сказать, внутренних инвестиций, и способна ли их обеспечить в должной мере не сильно процветающая нынче белорусская экономика, нуждающаяся в различного рода поблажках и притоке ресурсов извне?

Давайте говорить правду: какой объем средств нужно выплатить милиции, КГБ, КГК, идеологам и т.д. – на сдерживание недовольства народных масс, которые если и получат наобещанные 500 у.е., то только на бумаге и только к концу года? Проблема это не только и не просто экономическая, но политическая и в определенном смысле международная.

Дело в том, что один из потенциальных иностранных спонсоров – тот самый, который стимулировал людей на то, чтобы «говорили правду» в Беларуси, – он будет недоволен. И решит больше не вкладывать средства в эту страну, а это наверняка немалые деньги. С этим спонсором – вполне возможно – каким-то образом связан Международный валютный фонд. Нет, я не готов утверждать, что МВФ не даст уже кредитов на новый виток реформ (после того, что тут натворили спецслужбы с собственностью вышеупомянутого потенциального спонсора). Гораздо интересней будет, если даст: можно вообразить, насколько сложное решение должен принять действующий президент, перед которым на столе – два взаимоисключающих по сути распоряжения, требующих одной подписи. Одно из них такое: «потратить на репрессии». Другое: «потратить на покупку голосов».

На то, чтобы реализовать оба мероприятия полноценно, средств в любом случае не хватает. В исследовании BISS, посвященном проблемам социальной контрактации, совершенно верно указывается, что всякий автократический режим действует не только методами подавления, но и методами соблазна (т.е. «покупки голосов»). Однако там не указывается, что в политической практике обе эти стратегии редко связаны союзом «и», чаще – посредством разделительной черты: «или». Общий политико-деловой цикл при этом представляет своего рода маховик – от нажима к послаблениям и обратно. Не сразу очевидно, что эти маятниковые движения на размере средней зарплаты сказываются неоднозначно. В предельном варианте: средняя зарплата по стране составляет заявленные 500 у.е., но вся она целиком выплачивается ментам, которые сдерживают недовольство остальных, которые не получают ничего (это только теоретическое допущение). Альтернативный вариант: средняя зарплата довольно равномерно распределяется между социальными группами и в действительности составляется в эквиваленте USD500, в репрессиях практической нужды нет, в силовых и волевых структурах начинается утечка мозгов и мускульной силы…

Теперь давайте рассуждать в прошедшем времени, поскольку мы же знаем каким образом в Беларуси принимаются все ключевые решения – где-то между принципиально различными альтернативами, в полном соответствии с аристотелевским правилом золотой середины. Это означает, что средства, которые приходили в Беларусь и производились здесь, израсходованы «фифти-фифти» – что-то дали силовикам, что-то – народу, особых перекосов нет, в документальном виде вообще все сходится и выглядит «по человечески» (как у нас дома любят). Точечная либерализация плюс точечные репрессии, словом, какая-то точечная структура. Но: огромные средства израсходованы властью на взятие рубежа, который, в общем, несложно было взять без избыточных затрат (не станем забывать, что «хурал» тоже поглотил известное количество инвестицией, не говоря уже о самих выборах). То есть на «легитимное» обоснование еще одного президентского срока Александра Лукашенко. Которого на сей раз Россия – после Кавказа, Бишкека и других рассогласований – признала уже не твердо, а посредством какого-то двусмысленного жеста: типа ну и ладно. Кстати говоря, именно ощущения надвигающегося дефицита легитимности (не только Запад, но и Россия уже не «твердый гарант»), вынудило режим работать на устранение любой, даже призрачной альтернативы, самого минимального риска. И этот нажим дорогого стоил, параллельно повысив уровень рисков.

И раз он дорогого стоил (в смысле всех капитализацией – политических, экономических и социальных), то перед нами – «бишкекский сценарий», который так пугает Александра Лукашенко, усиленно работающего над его материализацией. Даром ли в Беларуси находится бывший президент Кыргызстана К. Бакиев, носитель соответствующего опыта. Рассказать он был должен следующее:

Сначала мы взяли власть. И все вроде было нормально… Хотя потом количество денег резко уменьшилось. Начались народные возмущения, а силовики – на них надежды мало. А дальше я уже ничего не помню.

Но помнит – безличная сила сценария.

Агентство политической экспертизы BISS