Предчувствие «второй волны»

Миру пора готовиться к следующему экономическому кризису – несмотря на начавшееся восстановление мировой экономики. Такое мнение высказал глава Международного валютного фонда (МВФ) Доминик Стросс-Кан, выступая в университете Йоханнесбурга перед студентами, изучающими бизнес. По его словам, из-за начавшегося восстановления лидеры стран могут ослабить меры по проведению экономических реформ, в том числе в области регулирования и надзора за финансовыми рынками, что приведет к новому кризису. Глава фонда подчеркнул, что не может предсказать сроки и природу следующего кризиса, однако выразил уверенность, что он неизбежен, передает Associated Press.

Доминик Стросс-Кан говорит о неизбежности нового кризиса, но, как мне кажется, это скорее продолжение старого кризиса, вернее его вторая волна. На эту тему мы уже писали ранее: (Кого накроет «вторая волна» кризиса?, НМ, 26.11.2009). Теперь было бы интересно посмотреть, что произошло у нас и не только у нас в этой связи. Основным поставщиком новостей сегодня является Греция. Так, 28 апреля на фондовых рынках стран Евросоюза возникла паника. Падение бирж вызвано массовой распродажей акций европейских банков, имеющих в своих активах крупные партии греческих и португальских облигаций. Правда, ситуация несколько разрядилась, когда пришло сообщение, что Еврозона и Международный валютный фонд предоставят Греции помощь в размере от 100 до 120 млрд евро сроком на три года. Греция при этом теряет значительную часть своей финансовой самостоятельности. Для страны де-факто будет закрыт выход на финансовые рынки на три года, сообщает Reuters.

Подобные проблемы возникают и обостряются и в некоторых других государствах Европы. Можно говорить о второй волне кризиса? Некоторые так не считают. Финансовый кризис в Греции, а также финансовые проблемы Португалии и Испании не приведут к «эффекту домино» в рамках всего Евросоюза. Такое мнение высказал министр финансов Германии Вольфганг Шойбле в интервью первому каналу немецкого общественно-правового телевидения. «Полагаю, если удастся сохранить платежеспособность Греции, а затем создать такую ситуацию, когда Греция в экономическом плане сможет возвращать свои долги на протяжении по меньшей мере трех лет, то волна спекуляций в отношении остальных стран-участниц зоны европейской валюты не будет столь большой», – утверждает глава Минфина ФРГ. По его словам, в настоящее время речь идет не только о поддержке Греции, но и о «защите стабильности всего пространства евро».

Но вторая волна и не должна вызвать «эффект домино», как мне кажется. Те, кто принял достаточно эффективные меры в противодействии первой волне кризиса или хотя бы продемонстрировал свою выживаемость, может беспокоиться по поводу второй в меньшей степени. Таких на сегодня не так уж и мало. Это в первую очередь Сингапур и Китай, затем Германия, Чехия, Польша, также Россия (как ни странно) и прочие. Эти страны вторая волна кризиса, как мне кажется, затронет лишь по касательной. Но Беларусь в эту группу явно не вписывается. Поэтому гораздо интереснее присмотреться к нашей ситуации – ведь нас, вероятнее всего, вторая волна кризиса накроет по-настоящему. Во всяком случае, я не вижу особых преимуществ Беларуси перед Грецией или, скажем, Португалией. В принципе, основные «кризисные» факторы описаны в упомянутой статье, поэтому я просто их перечислю.

- Кредитное «похмелье»

- Отмена антикризисных стимулирующих мер

- Посткризисный рост цен на энергоносители

- Уход инвесторов к лидерам

- Разочарование «электората»

Однако имеются факторы, которые в этой статье не были упомянуты.

Архаичность структуры

Структура белорусской экономики явно более архаична, чем греческой. Более того, как мне представляется, структурно белорусская экономика самая отсталая в Европе, да и не только в ней. Отсталая  именно структурно, а не технически. Технически мы некоторые производства действительно модернизировали, но само устройство экономики, ее организационная модель остались не просто архаичными, но в чем-то даже деградировали со времен распада СССР.

Структурная отсталость белорусской экономики резко снижает ее конкурентоспособность. Точечная модернизация тут не помогает, как показывает опыт, потому что даже если что-то мы и модернизировали, а затем и товар выпустили, то продать не всегда способны. То не учли запросы рынка, потому что не привыкли их учитывать, то выпустили продукции больше, чем рынок способен поглотить, то вообще освоили производство не того, что на рынке востребовано, а того, что сверху «спустили». Это и есть симптомы структурных перекосов, означающих негибкость и неконкурентоспособность административной экономики в рыночных условиях.

В структурном отношении экономики наших соседей и, следовательно, первых конкурентов на рынках России, Украины и Польши, явно более прогрессивные. Есть о чем задуматься, ведь «из кризиса перепроизводства выходят за счет гибели слабейших – если сказать одной фразой и в самом общем плане. Слабейшие погибают (в экономическом смысле), дисбаланс предложения и спроса выравнивается – обычно даже возникает некоторый дефицит, поскольку как показывает опыт, экономических субъектов погибает больше, чем это необходимо для устранения диспропорций на рынке. Выжившие тут же этот спрос восполняют, начинается новый цикл роста (Как выходят из кризиса перепроизводства. НМ, 26.03.2010).

Украинский фактор

Конкуренция с украинскими товарами на российском рынке теперь однозначно увеличится. Россия свой рынок для украинских товаров начала открывать более широко и, как мне кажется, процесс продолжится. Между тем украинские товары уже сегодня значительно дешевле белорусских при сопоставимом качестве, а после значительного снижения цен на российский газ станут еще более конкурентоспособными. Вообще говоря, следовало бы задуматься, как мы умудрялись – имея ранее цену на газ почти в два раза более низкую в сравнении с Украиной – производить более дорогие товары, и зачастую менее качественные.

Вместе с тем с нового года цены на российские энергоносители для Беларуси вырастут, и в итоге мы лишимся значимых преимуществ перед украинскими производителями. Интересно, кто тогда вообще наши товары будет покупать? Помимо, разумеется, самих белорусов.

Президентская компания

Беларусь ожидает тяжелая (по ряду признаков) кампания по выборам президента. Как отметил сам президент Лукашенко (общаясь с жителями Петриковского района Гомельской обл.), «впереди у нас основная кампания, очень тяжелая кампания. Если в этой кампании придется участвовать действующему Президенту, то она еще тяжелее будет». «Вы видите, кому-то тут не нравится действующий Президент – и на Западе, и на Востоке. Естественно, руки чешутся, хочется сюда влезть. Я насчет этого не очень переживаю, просто вам говорю – расслабляться не надо», – подчеркнул он. И выразил надежду: «Если я не буду президентом и сюда приеду, вы не откажетесь, вы встретитесь со мною, и как когда-то я вам помогал кусок хлеба найти, то и вы мне кусок хлеба дадите». Словом, предупредил о тяжелых временах. При этом он еще раз подчеркнул, что в этой ситуации расслабляться не нужно, чтобы не произошло то, что случилось в других республиках, как, например, недавно в Кыргызстане. «Вот это нам не надо. Если кто-то аплодирует и радуется, то только не кыргызский народ, потому что подобные революции отбрасывают государство и народ в своем развитии не на один десяток лет. А кто все это будет вытаскивать на своих плечах? Вы, народ», – резюмировал А. Лукашенко.

Да уж, трудно проводить реформы, когда все мысли только о сохранении власти. А непопулярные реформы и вообще проводить страшно – мало ли какой «киргизский вариант» случится. В общем, большие выборы во время кризиса – это что-то вроде пожара во время землетрясения.

Так что, похоже, вторая волна кризиса нас вряд ли минует. И белорусская экономика может ее не пережить. Ведь в нынешней ситуации Беларуси помогать особо никто не станет. Так что надо реально браться за дело самим.