Участие белорусской оппозиции в местных выборах 2010 г.

Местные выборы, которые прошли c 20 по 25 апреля 2010 г., исполнительная вертикаль рассматривала как «репетицию перед следующими президентскими выборами». Поэтому местная власть под контролем центра сделала все, чтобы гарантировать выполнение разработанного Лукашенко и Ермошиной плана и обеспечить попадание в Советы только людей из «списка президента».

У оппозиции не было единой стратегии во время этой кампании. Большая часть политических партий и движений сделали ставку на полное участие в надежде на получение определенного количества мандатов. Расчет был на то, что в условиях «либерализации» президент сделает шаги навстречу Европе, чтобы гарантировать продолжение финансовой поддержки со стороны Запада. Данная линия поведения была характерна в первую очередь для партий и движений, объединенных в Белорусском независимом блоке (БНБ). Похожей была стратегия и у оппозиционных экс коммунистов из левой партии Справедливый мир (эта организация, как известно, входит в Объединенные демократические силы (ОДС)).

Последовательно идею бойкота выборов пыталась отстаивать только Консервативно-христианская партия Белорусского народного фронта (КХП БНФ). Еще 23 сентября 2009 г. Зенон Позняк в своем письме к членам организации подтвердил, что партия будет сохранять верность данной тактике. По его мнению, «бойкот фальшивых выборов – это средство открытой электоральной борьбы с режимом. Участие в таких выборах есть содействие режиму, создание ему условий для фальсификаций и провозглашения фальшивых итогов голосования» [1]. Интересно, что Объединенная гражданская партия, которая по целому ряду вопросов выступает оппонентом Позняка, в ходе этой кампании оказалась вынужденной поддержать неучастие партии в выборах. Данное решение было принято на мартовском съезде ОГП, но оно не было последовательным, поскольку окончательно определиться с этим вопросом должны были кандидаты от партии (те, кто имел желание и ресурсы, могли продолжать кампанию). Между КХП-БНФ и ОГП не было никакого взаимодействия во время местных выборов.

Несмотря на различия в поведении оппозиционных партий и движений во время политической кампании 2010 г., все они одинаково оценили действия властей и итоги выборов. По мнению лидера движения За свободу Александра Милинкевича, «фальсификаций миллион, но этими фальсификациями власть подписывает себе смертный приговор, потому что люди прекрасно понимают, что происходит, и все больше и больше чувствуют пропасть между ними и властью». Председатель партии БНФ Алексей Янукевич еще более категоричен в своих оценках: «то, что произошло в Беларуси 25 апреля, нельзя назвать не только свободными и справедливыми выборами, но и вообще выборами назвать нельзя. В некоторой степени символично, что в эти ненастоящие местные Советы получились ненастоящие выборы… Все изменения в избирательное законодательство, которые принимались накануне этих выборов, стали просто нахальной насмешкой над белорусским обществом…После внесения в Избирательный кодекс этих изменений мы увидели еще более нахальные и значительно более бессмысленные нарушения [2].

Лидер Белорусской партии левых Справедливый мир Сергей Калякин заявил: «Мы не считаем, что эти итоги выборов являются волеизъявлением белорусских граждан, и не считаем, что во время выборов был сделан даже небольшой шаг к большей прозрачности, большей свободе и демократичности этих выборов». По мнению лидера ОГП Анатолия Лебедько, «ОДС при поддержке всех политических субъектов должен предъявить политический ультиматум власти. И это должно быть требование вернуться к проекту закона О внесении изменений и дополнений в избирательный кодекс… Наше требование – вернуться к той части кодекса, которая касается включения оппозиции в избирательные комиссии и механизма инструментов контроля за подсчетом голосов. Если мы этого не будем добиваться, то президентская кампания может стать не просто очередной профанацией, но иметь более тяжелые политические последствия для самой оппозиции. Что касается международного сообщества, то, я думаю, что настало время отойти от различных посланий. Послание должно быть единственным – кредиты в обмен на свободные выборы» [3].

Известные оппозиционные политики приняли решение проигнорировать голосование на местных выборах. «Я голосовать не буду, -- заявил агентству БелаПАН экс кандидат в президенты Александр Козулин. – Почему? Ответ очевиден: зачем голосовать, если выборов в стране нет». Не участвовали в голосовании лидеры Белорусской социал-демократической Грамады Станислав Шушкевич, Объединенной гражданской партии Анатолий Лебедько и Белорусской партии левых Справедливый мир Сергей Калякин. Лидер движения За свободу Александр Милинкевич занял особую позицию. «Я прописан в деревне Бершты (Гродненская область). Там по округу баллотируется только кандидат от власти, поэтому особой необходимости голосовать не вижу, -- сообщил он БелаПАН. – Вот если бы удалось приписаться к избирательному округу в Минске, участие в голосовании, скорее всего, принял бы, так как в столице есть достойные кандидаты» [4].

Что же содействовало совпадению точек зрения на прошедшие выборы таких разных и весьма амбициозных лидеров казалось бы навсегда расколотой белорусской оппозиции? Конечно же, и в оценке прошедшей кампании, и собственной роли в ней есть значительные расхождения (о них речь пойдет ниже). Но в целом в позиции представителей демократических сил больше общих моментов, чем различий. Причина этого заключается в действиях властей и той грубой ошибке, которая была допущена Лукашенко и его окружением, при планировании и проведении кампании местных выборов в 2010 г. Белорусские квазиоппозиционеры ожидали, что президент пойдет на определенные уступки, поделится хоть толикой власти, что можно было бы преподносить на Западе, как грандиозный успех политики «либерализации». Вместо этого, местные выборы прошли по-старому, в худших традициях советских времен, которые не завершились в Беларуси. Но начнем по порядку.

***

Еще 2 февраля 2010 г., когда ЦИК подвел черту под формированием территориальных избирательных комиссий, стало очевидным, что власти готовятся к грандиозному надувательству. Количество представителей оппозиции в комиссиях составило меньше 0,5%. «Даже такое небольшое количество наших представителей в составе территориальных комиссий (оппозиция выдвигала туда 58 человек – зам. авт.) испугало власти. Ведь они могли включить все 100% наших приверженцев. И тогда все вопросы по данному этапу избирательной кампании были бы сняты. Но в итоге из 58 кандидатов в состав комиссий попали только 15 человек. О чем это говорит? О том, что власти не собираются делать эти выборы прозрачными и открытыми», -- заявил на пресс-конференции председатель Белорусской социал-демократической партии (Грамада) Анатолий Левкович [5].

Объединенные демократические силы пригрозили бойкотом, но и это не подействовало отрезвляющим образом на режим Лукашенко. 11 марта в Беларуси завершился этап формирования участковых комиссий по выборам депутатов местных Cоветов. По данным www.udf.by,  «оппозиционные политические партии и субъекты, входящие в коалицию ОДС, выдвинули в состав участковых комиссий 912 своих представителей. Однако в итоге включено в состав было всего 100 человек, что составило 0,15% от общего количества членов участковых комиссий. Среди них – 31 представитель Белорусской партии левых Справедливый мир, 23 члена Объединенной гражданской партии, 17 – партии БНФ, 15 – движения За свободу. В то же время политические партии, поддерживающие власть, такие как Белорусская социально-спортивная партия, Аграрная партия, Коммунистическая партия Беларуси, Республиканская партия труда и справедливости получили 1 333 места» [6].

Однако не на лояльные президенту партии власти сделали ставку во время этих выборов. Данные организации являются ослабленными и практически незаметными в политической жизни в условиях режима личной власти. Главную роль, как и в прежние годы, в участковых комиссиях играли члены официальных профсоюзов, БРСМ, ветеранских организаций и официальных женских организаций. К ним добавилось общественное объединение Белая Русь, члены которого составили более 3 тысяч представителей участковых комиссий по всей стране.

17 марта в Беларуси прошло выдвижение кандидатов в депутаты. Всего было выдвинуто 25 474 человека. Как заявила председатель ЦИК Лидия Ермошина, «партийные претенденты составляют 2,3% от общего числа лиц, выдвинутых кандидатами в депутаты. Это почти в два раза больше, чем на выборах 2007 г. Наибольшее число претендентов выдвинула Коммунистическая партия Беларуси – 207. Около половины партийных претендентов представляют оппозиционные партии. В частности, Белорусская партия левых Справедливый мир выдвинула 126 человек. Объединенная гражданская партия – 94, партия БНФ – 35, Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) – 32, Белорусская партия Зеленые – 5, Белорусская социал-демократическая Грамада – 2» [7].

Но каждого третьего представителя оппозиции власти не зарегистрировали. Как отметили эксперты кампании Правозащитники за свободные выборы, Партия Справедливый мир выдвигала 147 кандидатов, из которых было зарегистрировано 99. Соответственно Партия БХД: 173 – 82, Партия БНФ: 72 – 62, БСДГ: 2 – 2, Белорусская партия Зеленые: 5 – 0, ОГП: 97 – 77, движение За свободу: 83 – 65. Таким образом, если суммировать количество всех демократических кандидатов, которые выдвигались от партий или/и путем сбора подписей, выходят следующие цифры. Выдвинуто 611 претендентов, из их числа отказано в регистрации 195-ти, что составляет 31,9% от общего числа выдвинутых» [8].

Муниципальные выборы были организованы властями в привычном для них стиле, для которого характерны два момента: давление на наиболее опасных претендентов и отсутствие информации о выборах у рядовых граждан. По мнению лидера БНФ А. Янукевича, «выборы в местные Cоветы показали, что власть боролась не со своими оппонентами, не инакомыслящими, а боролась со своими внутренними комплексами. Тот зафиксированный уровень нарушений, который наблюдался везде и массово был абсолютно не нужен для того, чтобы власти удалось получить результаты, которые она бы хотела получить» [9].

По словам одного из сопредседателей БХД Павла Северинца, «вся избирательная кампания шла через постоянные репрессии. Мы начинали с 204 зарегистрированных инициативных групп, но давление на людей было таким, что только 173 человека смогли подать необходимые документы, подписи для регистрации кандидатов в депутаты. Это само по себе уже подводит итоги любой избирательной кампании» [10].

Эту точку зрения разделяет и лидер оппозиционных экс коммунистов Сергей Калякин: «во время выдвижения кандидатов мы столкнулись с беспрецедентным давлением на людей с целью заставить их отказаться от участия в выборах в качестве кандидатов. Так от демократических организаций выказали желание баллотироваться более чем 2,5 тысяч человек, и только немногим больше чем 500 кандидатов были зарегистрированы. Другим отказали или заставили сняться» [11].

Эксперты НИСЭПИ обратили внимание на другую особенность организации кампании властями Беларуси. Мартовский опрос показал, что для миллионов белорусских избирателей данная кампания оставалась «невидимой»: 76% респондентов заявили, что ничего не знают о кандидатах, которые баллотируются по их округу, а 36% респондентов даже не смогли назвать дату выборов.

Одна из причин такого положения – низкий рейтинг местных Советов в политическом сознании белорусов: по мнению 82% опрошенных эти органы власти практически не влияют на их жизнь (в том числе 46% – «вообще не влияют», а затруднились ответить на этот вопрос всего 3%). Почти 2/3 до сих пор не знают, кто является депутатом местного совета от их округа. Зато все знают, что реальная власть на местах принадлежит исполнительной власти, назначаемой «сверху», а не избираемой «снизу».

Другая причина, по мнению социологов НИСЭПИ, «несомненно состоит в том, что избирательная кампания не привлекает и десятой доли внимания и ресурсов со стороны властей, поскольку они сами, с одной стороны, точно также смотрят на  местные советы, а, с другой, держат весь политический процесс под контролем.

«Одно из ярких свидетельств такого контроля – феномен «спирали молчания», зафиксированный НИСЭПИ еще в конце 1990-х. Так, при ответе на вопрос «За какого кандидата Вы хотели бы проголосовать на этих выборах?» количество готовых голосовать за кандидатов-сторонников Александра Лукашенко равно количеству готовых голосовать за кандидатов-противников президента или за иных кандидатов – по 35%. Но, отвечая на вопрос «А за кого, на Ваш взгляд, проголосует большинство избирателей?», это соотношение резко меняется в пользу кандидатов-сторонников действующей власти – 49% против 22%. Другое свидетельство – неверие, что в ходе выборов у всех кандидатов в депутаты будут равные условия («да» сказали лишь 45%), и что официальные итоги выборов будут соответствовать результатам голосования («да» сказали только 49%). Однако такой взгляд на местные выборы со стороны большинства населения вовсе не значит, что оно готово присоединиться к сторонникам бойкота: почти 63% уже в марте сказали, что собираются голосовать. Надежда на лучшее и вера в справедливость, несмотря ни на что (в том числе, и на низкие рейтинги оппозиции: за представителей оппозиционных партий готовы были проголосовать – от 3,9% за Либерально-демократическую партию до 1,5% за Партию БНФ), не покидает большинства избирателей, говорят социологи. Так, свыше 70% считают, что в избирательные комиссии должны входить представители всех политических сил, в том числе и оппозиции, почти 74% – что на избирательных участках должны присутствовать наблюдатели от всех политических сил, в том числе и от оппозиции» [12].

На наш взгляд, трудно согласиться с выводом Бужева о том, что настроение общества не оставляло шансов на успех сторонникам кампании бойкота местных выборов. Во-первых, цифра 63% избирателей, ориентированных на участие в голосовании – это средняя величина по стране. В крупных городах она была гораздо меньшей. В Минске, даже по официальным данным, проголосовало только 58% граждан. По мнению целого ряда политиков, властям пришлось искусственно увеличивать явку на местных выборах. Как отмечает С. Калякин, «официально объявленная явка в 80% по республике – это обман и стремление зомбирования общественного мнения на предмет того, что люди доверяют властям и поддерживают их. Он считает, что по республике проголосовало не более 50%, а в крупных городах – 30 – 35%» [13].

Во-вторых, молодая и хорошо образованная публика также проигнорировала эти выборы. О тихом бойкоте, осуществленном жителями «острова Интернет», рассказывал сайт белорусской службы Радио Свобода. Исследование электорального поведения некоторых блоггеров-избирателей дало следующую картину: «45,9% завили, что не знали, кто баллотируется и не ходили голосовать; 37,7% ответили, что знали, кто баллотируется и не ходили голосовать; 9,8% заявили, что знали, кто баллотируется и ходили голосовать; 4,9% с удивлением спрашивали: а когда состоялись выборы (?); 1,6% заявили, что не знали, кто баллотируется, но ходили голосовать. Конечно, выборка не является репрезентативной и не является попыткой описать общие тенденции поведения блоггеров-избирателей» [14].

В-третьих, электорат, ориентированный на перемены живет в крупных городах и состоит из хорошо образованных людей. Значительная часть этих избирателей участвовала в «тихом бойкоте» местных выборов, как назвали это явление журналисты Радио Свобода. Активное выдвижение оппозиционных кандидатов и их стремление к борьбе до конца, к чему призывали белорусские власти и некоторые лидеры БНБ, создавало угрозу для оппозиции окончательно утратить даже надежду на поддержку со стороны этих людей.

Может быть, рейтинги демократических политических партий и являются такими низкими из-за того, что они годами не могут завоевать доверие данной группы населения, многие из которых рассматривают оппозицию как неких «лузеров», постоянно принимающих участие в псевдовыборах, постоянно их проигрывающих и постоянно жалующихся Западу на невыносимые условия своей работы. Бойкот мог разорвать этот порочный круг и подготовить условия для консолидации морально здоровой части белорусской оппозиции перед будущими президентскими выборами.

Досрочное голосование в Беларуси началось 20 апреля и завершилось 24 апреля 2010 г. Власти заявляют, что около 30% избирателей воспользовались данным правом. Это большой показатель, который несколько превышает данные 2007 г. и почти равен рекорду, установленному на выборах в Палату представителей в 2008 г. Хорошо известно, что досрочное голосование в Беларуси создает идеальные условия для фальсификаций, как результатов голосования, так и данных явки избирателей в сторону ее увеличения. Европейский Союз устами посла Великобритании в Республике Беларусь, «выразил озабоченность по поводу отдельных аспектов досрочного голосования в Беларуси».

Как, подчеркивается в заявлении, наблюдение за выборами в местные советы 25 апреля показало, что «реализация нового избирательного законодательства имеет несколько уязвимых моментов, на которые должно быть обращено внимание в ходе дальнейшего диалога с ОБСЕ».

«Одним из таких моментов является досрочное голосование, ряд аспектов которого вызывает озабоченность. В частности, практика отдельного подсчета (требование поправок в Избирательный кодекс 2009 г. – зам. авт.) и объявления результатов досрочного голосования, голосования на дому и основного голосования не была повсеместной», – говорится в заявлении. Там также отмечается, что «в ряде случаев, отдельное объявление результатов по разным видам голосования подчеркнуло резкие отличия между тем, как проголосовали избиратели, принявшие участие в досрочном голосовании (20-24 апреля) и тем, какой выбор был сделан избирателями в основной день голосования 25 апреля».

Вместе с тем, в заявлении отмечается, что новое избирательное законодательство «содержит заслуживающее одобрения намерение увеличить прозрачность процесса голосования и вовлечь в избирательный процесс еще более широкие группы населения». ЕС также призывает белорусские власти продолжить диалог с ОБСЕ для улучшения избирательных процедур. В заявлении также говорится, что «Евросоюз выражает благодарность властям за приглашение принять участие в наблюдении». Наблюдатели стран ЕС посетили более 140 избирательных участков в столице и регионах, некоторые могли присутствовать при подсчете голосов [15].

По нашему мнению, данное заявление носит очень мягкий характер и фактически поощряет белорусские власти к дальнейшему нарушению принципов свободных и справедливых выборов. Я разделяю точку зрения А. Лебедько, который считает, что «белорусские власти решили спасти провалившуюся кампанию выборов в местные Советы весьма оригинальным способом. Руками, а точнее – однодневным пребыванием зарубежных дипломатов в статусе международного наблюдателя». Режим использует дипломатический корпус в качестве «щита», которым намерен прикрыть весь негатив кампании. По подсчетам ЦИК, им удалось набрать 50 добровольцев, половина из которых  из стран евро-атлантического пространства.

«Если всерьез говорить о беспристрастной и объективной оценке выборов, то надо отталкиваться от факта, что белорусские власти отказались от международного наблюдения за ходом избирательной кампании в местные Советы. Это изначально не входило в их планы, так как никто открытые и честные выборы проводить и не собирался. Поэтому Красный дом (резиденция президента – зам. авт.) и не направлял приглашение БДИПЧ ОБСЕ – организации, которая осуществляет наблюдение. Полноценное международное наблюдение решили подменить присутствием дипломатов в последний день голосования на избирательных участках.

Это совершенно разные по содержанию миссии. Избирательная кампания никак не вкладывается в 12-14 часов. За один или два дня невозможно организовать и провести полноценное наблюдение по существующим стандартам. Как следствие, фрагментарный мониторинг может привести к выводам, не имеющим ничего общего с существующей действительностью. В день голосования дипломаты могут оценить разве что работу министерства торговли, организующего продажу пива и кексов на избирательных участках. Можно еще составить представление о потенциале министерства культуры, предлагающего избирателям выездной смотр художественной самодеятельности. В ситуации, когда голосуют не избиратели бюллетенями, а власть -- протоколами, когда в участковых комиссиях практически нет представителей оппозиции, наблюдение за ходом голосования бессмысленно. Наблюдение же за подсчетом голосов дипломатический корпус организовать не в состоянии физически. Скорее всего, все ограничилось их присутствием на некоторых участках столицы и Минской области.

Сегодня речь должна идти не о международном наблюдении, а о реагировании международного сообщества на брутальное поведение белорусского режима. Реакция если и была, то тихая, в оболочке мнения отдельных политиков. Это плохой знак. А ведь ничего не изменилось, абсолютно ничего. Все та же мерзкая советская практика назначения депутатов. Красный дом уверенно держит курс на удержание власти и после 2011 года. Если нет перемен во время местной кампании, то их тем более не будет в период президентских выборов. Особенно если режим добьется от международных организаций заявления, что нынешняя компания была “более демократичной”, более “честной”, чем предыдущие» [16].

На эту же проблему обратил внимание и известный белорусский политический обозреватель Александр Федута. Отвечая на вопрос корреспондента пражской студии белорусской службы Радио Свобода Юрия Дракохруста, о политическом значении прошедших местных выборов, он остановился на нескольких важных моментах. Конечно же, «местные выборы – это репетиция президентских выборов…Будет много внимания к тому, что думает Запад. Сегодня именно Запад рассматривается в качестве легитимизатора белорусского режима. Это означает, что все кандидаты, которые будут в состоянии собрать подписи, будут зарегистрированы. Потом начнется давление на членов инициативных групп. Конечно же, никак не изменится процедура предоставления эфирного времени кандидатам. Александр Лукашенко будет доминировать в информационном пространстве.

Единственное, что неизвестно, это то насколько изменится риторика Александра Лукашенко. За один год электорат не развернешь “к лесу передом, а к избушке задом”. Сегодня его сторонники привыкли голосовать за союз с Россией. Как они будут голосовать против России, против российской позиции на фоне все ухудшающихся отношений с Москвой – это вопрос. Я в свое время говорил, что Лукашенко готов даже заменить свой электорат, чтобы сохранить власть. И в течение года могут быть сделаны определенные шаги навстречу национально-ориентированному и антироссийско- ориентированному электорату» [17].

Я согласен с первым выводом Федуты, но не со вторым. Дело в том, что за год невозможно решить огромное количество проблем в области культурной политики, которые накопились за время правления Лукашенко, а без этого привлечь на свою сторону национально-ориентированную часть избирателей, будет невозможным. К тому же белорусизация тут же уничтожила бы экономические преференции со стороны России, которые авторитарный режим Лукашенко продолжает получать. Как заявил глава государства в своем недавнем послании Национальному собранию, «белорусизации не будет». По мнению Лукашенко, «двуязычие – это наше великое приобретение и благо. Я неоднократно говорил и еще раз повторяю: двуязычие – наше величайшее культурное приобретение и польза, основанная на историческом выборе народа. Мы никогда не допустим дискриминации в этом вопросе насильственной белорусизации за счет запрета русского языка. В Беларуси, где большая часть народа использует русский язык как родной, искусственно выводить его из обращения – это тупость, глупость и идиотизм. А для развития белорусского языка принят закон об орфографии» [18].

Согласно информации, предоставленной белорусской службе Радио Свобода председателем ЦИК Лидией Ермошиной, 25 апреля было избрано 21 293 депутата местных Советов. Среди них 11 человек представляют различные оппозиционные политические партии. На первое место вышла Белорусская партия левых Справедливый мир: она смогли провести в местные советы 5 своих представителей. На втором месте оказались хадеки (БХД), они делегировали в местные представительные органы власти 3-х представителей. На третье место вышел оргкомитет по возрождению партии Белорусская Социал-демократическая партия (Народная Грамада). От этой организации 2 человека попали в Советы. Наконец, Белорусская Социал-демократическая партия (Грамада)  провела в депутаты 1 своего представителя [19].

***

Какие же выводы следует сделать из анализа участия политической оппозиции в муниципальной избирательной кампании 2010 г.? Прежде всего, следует сравнить два подхода, которые использовала оппозиция: бойкот и участие. Их также следует соотнести с внутренними и внешними целями, которые стояли перед оппозиционными организациями: работой с населением и укреплением организаций, и противодействием попыткам легитимизации диктаторского режима в Беларуси со стороны некоторых сил на Западе.

Эффективно работать с населением с помощью участия в кампании местные выборы 2010 г. было невозможно. Власти создавали препятствия для распространения материалов о кандидатах и их предложениях по решению местных проблем, срывали встречи с избирателями, заставляли проводить разрешенные по закону пикеты в безлюдных местах. Участники немногочисленного митинга 26 апреля в Минске должны были, как потенциальные «террористы» проходить к месту сбора через милицейские кордоны с металлоискателями. Режим использовал достаточно коварную тактику: вовлечь оппозицию в процесс, а потом запугиванием и репрессиями против кандидатов и членов их команд не допустить успешной коммуникации с населением.

По мнению А. Янукевича, «смысл участия в такой кампании заключается в агитации, в возможности рекламировать партию через листовки и хождение от двери к двери…Это ошибка оппозиции. Нет смысла говорить избирателям о нарушении процедуры выборов, о невозможности избираться. Нас считают оторванными от властного процесса. Нам нужно рассказывать людям, как руководить страной, регионом». На наш взгляд, в дискуссии об участии прав А. Лебедько, который отметил, что «местные выборы (в особенности, демонстративное не назначение депутатами ни одного представителя ПБНФ и движения За свободу – зам. авт.) показали поражение той части оппозиции, которая считала, что если подстроиться под эту власть, то кандидаты обязательно пройдут» [20].

Трудно понять логику тех политиков, которые считали, что с помощью участия в «цирке» властей под названием «выборы в местные Советы» можно было укрепить структуры партий и движений. Скорее, наоборот, полноценное участие «засвечивало» значительную часть активистов партий и движений в регионах и людей, с которыми они сотрудничали. На последних оказывалось беспрецедентное давление, которое в подавляющем числе случаев вело не к их вступлению в демократические организации, а к дистанцированию от них. Кроме того, абсурдной кажется идея, что структуры должны «строиться» только с помощью участия в несвободных выборах. Помимо электоральных методов есть и иные формы работы для партийных организаций в условиях авторитаризма. Одной из наиболее эффективных являются ненасильственные действия. Без подготовки и проведения кампании ненасильственного сопротивления будущие президентские выборы будут проиграны оппозицией, вне зависимости от того, кто будет выдвинут претендентами и сколько их будет.

Наконец, рассмотрим проблему противодействия попыткам легитимизации режима Лукашенко Западом. Необходимо согласиться с мнением А. Лебедько, который отметил, что только отказ ОГП от дальнейшего участия в выборах «не позволил властям “продать” эту кампанию (Евросоюзу – зам. авт.) как некий прогресс перед президентскими выборами» [21].

То есть, и с точки зрения внутренних задач оппозиции, и с точки зрения ее внешних целей, кампания бойкота местных выборов 2010 г. имела существенные преимущества по сравнению с участием. Милинкевич не прав, когда утверждает, что «тактика бойкота редко приводит к успеху в условиях авторитаризма». Он «забыл» опыт хорошо ему известной новейшей истории Польши, где запрещенному профсоюзу Солидарность вначале удалось организовать бойкот референдума об экономической реформе в 1987 г. Только после этого стали возможными переговоры за круглым столом между Ярузельским и Валенсой, а в 1989 г.  – победа Солидарности на парламентских выборах.

Эффективно осуществить бойкот белорусских местных выборов в 2010 г. не удалось из-за раскола оппозиции, который стал свершившимся фактом после организационного оформления Белорусского независимого блока. Однако есть еще время перед президентскими выборами для того, чтобы добиться единства действий основных сил оппозиции.

Примечания

1. гл.: http://www.pazniak.org/mdl.php?mdl=art&cat=9&art=163

2. Пульша С., Милинкевич: мы работаем с обществом, а не за проценты, которые рисует власть // Белорусские новости. 26.04.10. http://www.naviny.by/rubrics/politic/2010/4/26/ic_articles_112_167578/

3. Анатоль Лябедька: АДС павінны выставіць палітычны ўльтыматум уладзе. 27.04.10. http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=24670

4. см.: «Лидеры оппозиции не будут голосовать на местных выборах». 23.04.10. http://udf.by/main_news/30207

5. см.: «Свободных выборов нет. И, судя по всему, не будет». 02.02.10. http://udf.by/news_ads/7031

6. см.: «Количество оппозиционеров в участковых комиссиях – 0,15%». 12.03.10. http://udf.by/news_ads/29115

7. см.: «Партии выдвинули 2,3% от всех кандидатов в депутаты». 17.03.10. http://udf.by/main_news/29256

8. см.: «Каждого третьего демократа не зарегистрировали». 02.04.10. http://udf.by/

9. Пульша С., Милинкевич: мы работаем с обществом, а не за проценты, которые рисует власть // Белорусские новости. 26.04.10. http://www.naviny.by/rubrics/politic/2010/4/26/ic_articles_112_167578

10. см.: БХД выставит «народных» депутатов против «назначенных» // Белорусские новости. 27.04.10. http://naviny.by/rubrics/politic/2010/04/27/ic_media_video_112_4155/

11. Анатоль Лябедька: АДС павінны выставіць палітычны ўльтыматум уладзе. 27.04.10. http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=24670

12. Бужев С., Местные выборы в Беларуси: снова в силе спираль молчания. 06.04.10. http://belmy.info/articles/materials/politika/10842.html

13. Анатоль Лябедька: АДС павінны выставіць палітычны ўльтыматум уладзе. 27.04.10. http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=24670

14. гл.: http://www.svaboda.org/content/transcript/2026297.html

15. см.: Евросюз озабочен отдельными аспектами досрочного голосования в Беларуси// Интерфакс 28.04.10. http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=24688

16. Анатолий Лебедько. Выборы. Помогут ли зарубежные дипломаты спасти избирательную кампанию” // Белорусские новости. 24.04.10. http://www.naviny.by/rubrics/opinion/2010/04/23/ic_articles_410_167548/

17. гл.: Раздарожжа пасля выбараў, якіх не было// Пражскі акцэнт. 25.04.10. http://www.svaboda.org/content/transcript/2024055.html

18. http://www.svaboda.org/content/article/2018622.html

19. гл.: 11дэмакратаў з 21 293дэпутатаў. http://www.svaboda.org/content/article/2026611.html

20. Анатоль Лябедька: АДС павінны выставіць палітычны ўльтыматум уладзе. 27.04.10. http://www.ucpb.org/?lang=rus&open=24670

21. гл.: Калякін: Мы можам прыйсці да кіргіскага варыянту”. 27.04.10. http://www.svaboda.org./content/article/2025999.html