2010: парад валют

Финансы на время перестали быть фактором, деформирующим всю мировую экономику. Не полностью, но в значительной степени. В таких условиях степень объективизации глобальной экономической ситуации возросла. К вящему удовольствию многих экономистов, особенно специалистов в области теории и методологии анализа.

Действительно, резкое снижение спроса на инвестиционные товары элиминировало субъективные факторы разогрева ситуации на ведущих кластерах рынка. Что относится к сырьевым и добывающим отраслям, ИТ отраслям, лидерам в образе «голубых фишек».

Особенно интересно стала «светиться» ситуация с наднациональными и интеграционными валютами. С деньгами, которые вышли за рамки национальных границ. Да и то, как это – объективное экономическое – отражается на национальных денежных системах? Что следует понять, и что следует делать в собственно денежных делах?

Тема замечательно интересна, особенно для людей далеких от экономической теории. Особенно для иностранных авторитетов. Которых весьма часто цитируют в Беларуси и благоговеют перед ними. Причем, не только в прессе.

Как никогда ярко блеск и нищета экономической мысли показали себя в 2010 году, когда «поехали» спекулятивно привлекательные валюты – доллар и евро. Надо сказать, что эти денежные единицы имеют номиналистическую природу. То есть в теории денег они могут быть классифицированы как деньги, сила которых определяется государством.

Никто уверенно не мог сказать по поводу усиления государства в США или в ЕС. Тем более, что «государство» в ЕС не что иное, как собирательный образ. Настолько собирательный, что даже СССР выглядел в данном отношении более убедительным.

Недовольство долларом в течение 2009 года было настолько показательным, что рекомендаций по введению иных мировых денег хватало. Надули щеки и российские практики (не экономисты, склонные думать в рамках теории), решившие делать российский рубль региональными и интеграционными деньгами. Когда одни думали, другие воровали, третьи подсчитали и стали просить доллары у внешних кредиторов.

Оригинальность ситуации в этом и заключается. Огласили желание назвать свои деньги мировыми (полумировыми), но потом поспешно стали искать и занимать именно доллары на стороне. Евро – не в счет. С ним вообще надо разобраться.

Общий «пролет» финансистов и инвесторов по поводу евро становится почти классическим. Даже бывший глава Центробанка России Геращенко и тот рекомендовал «делать как я». Он с прошлого года хранил сбережения в евро. Кто ему последовал – «реально» проиграл.

Подкачивали евро и иные прогнозы. Судите сами. Нобелевский лауреат Нуриэль Рубини, еще в 2006 году предсказавший наступление финансового кризиса, заявил о том, что повальное стремление инвесторов к уходу в carry-trade выльется в 20-процентное ралли доллара. Его «нобелевская» эрудиция позволяла считать, что это будет иметь место по причине избыточности долларовых ликвидов. И конкретно будет происходить тогда, когда новообразованные фондовые, товарные и иные пузыри лопнут.

Крах доллара с упоением смаковался особенно в российских СМИ. Что сказалось и на белорусах. Еще бы, если лауреат «от Нобеля» предсказывает, что доллар лопнет в течение ближайших 6 месяцев начала 2010 года. Ослабление доллара на 20% означает стоимость евро на уровне $1,78.

Апрель на дворе, а такого курса как 1.78 доллара за 1 евро нет и не предвидится. Россияне, растерявшиеся в флуктуациях евро, стали видеть в евро основание для распада ЕС. Пускай подождут.

На таком фоне российские аналитики в свою очередь отмечают тенденцию к укреплению рубля. К факторам укрепления они относят, в частности, сохранение рыночного оптимизма, который выразился в возобновлении притока капитала частного сектора и улучшение конъюнктуры рынка нефти. Для начала было бы неплохо.

Итак, евро доллар подходят к экономически обоснованному соотношению. Объективному – тому, что несет в себе тысячи факторов спроса и предложения, колебаний национальных экономик, векторов торговых балансов и пр., т.е. содержащему определенную истину по поводу покупательной силы денег.

В этом месте пора переходить к белорусской ситуации. Мы не можем объективно претендовать на страну с сильной денежной политикой. Единственным шансом для Беларуси обогнать всех в денежной политике было бы введение «золотого рубля». Но скорее это сделают китайские коммунистические товарищи. Они еще не забыли «Капитал» коммуниста Маркса, который неоднократно настаивал и доказывал, что «деньги, по природе своей – золото и серебро».

Как непростительно рано у нас забыли Маркса члены правительства. Плохо учились по предмету «политэкономия». Это и сказалось. Растерялись, провисли в денежной политике. Уныло стали измерять товары и услуги уже почти миллионами. Наемные работники стали миллионерами. Как недавно в Италии.

Достаточно быть консервативным марксистом, чтобы ввести золотой стандарт в своей денежной политике. Ошибки стоят дорого. Смотрите: Китай забыл Маркса и последние годы копил доллары. Стратегическая задача нынешнего китайского руководства, которое жестоко ошиблось, обменять «кучу» американских долларов на реальное золото. По этой причине они и нам хотят предоставлять кредиты на десяток миллиардов долларов. Копеечные суммы для «затаренного» зеленым драконом Пекина.

А, что делать маленькой и скромной Беларуси? Сидеть и ждать инвесторов с долларами? Привлекать евро с неизвестным сроком годности? Или – ничего не делать и застыть в позе лотоса с гипербумажной массой.

В такой ситуации пробуждаются разные инстинкты. Забытые всеми в нашей стране академические проектанты предложили вообще увеличить денежную базу до уровня ВВП. Правда, непонятно – уровня в 45 или 60 млрд. долларов? Замечательный проект по внедрению инфляционного рублевого коллайдера еще получит оценку. Хотя и оценивать нечего. Достаточно поинтересоваться такой мелочью, как денежный мультипликатор.

А теперь – главное. Середина апреля продемонстрировала денежный «парад планет». Смотрите и думайте. Отношение к основным «дружественным валютам» выстроилось впечатляющим образом:

1 доллар                     – 3000 белорусских рублей

1 евро                          – 4000 белорусских рублей

1 рубль (РФ)               –   100 белорусских рублей

1 гривна (Украина)  –   400 белорусских рублей

Мелочи маскируем. К чему призывает элементарный денежный расчет? Мы вышли на ситуацию «парада валют». Когда все они, как планеты Солнечной системы, выстроились в ряд.

Ситуацию исключительно удобная по наведению порядка в наших денежных делах. Пора расставаться с миллионами – результатами плохой денежной политики 90-х годов. Пора расставаться с транзитивным прошлым и выходить на новые соотношения. Белорусским денежным властям предоставляется редкий шанс повысить статус собственных денег. Я бы сказал, вернуться к нормальным деньгам. Уж очень пропорциональна экономическая ситуация.

Пора расставаться с нулями. Они нам ничего хорошего не приносили. Ноль – он и есть нуль. А три нуля – ноль в кубе. Зачеркиваем уверенной рукой – и получаем:

1 доллар                     –     3 белорусских рубля

1 евро                          –     4 белорусских рубля

1 рубль (РФ)               –  0.1 белорусских рубля

1 гривна (Украина)  –  0.4 белорусских рубля

Многим политикам будет приятно, что за сильный и устойчивый белорусский рубль можно получить целых десять российских. И так далее. В свою очередь, российский рубль – это наши 10 копеек. Всего-навсего.

Но дело не в психологических атавизмах. Избавлять себя от «нулей» мы должны научиться. Сначала формально – в денежных купюрах. Затем в реальной практике – через стратегии развития. И этим избавлением от нулей можно начать проведение перспективной экономической политики.

И такой разворот дел и устремлений нужен для страны именно сейчас. В ближайшие несколько месяцев.