Как выходят из кризиса перепроизводства

Ни для кого не секрет, что мы столкнулись с кризисом перепроизводства, а не с кризисом дефицита. С последним постоянно сталкивались «страны социализма», и нам он тоже привычен – особенно наше руководство хорошо усвоило его уроки. Видимо, поэтому оно пытается бороться с кризисом перепроизводства так же, как и с дефицитом, – простым наращиванием выпуска продукции (по извлеченным из архивов старым рецептам). Ну, или если не наращиванием производства, то при опоре на принцип «сохраним производство любой ценой». А когда товар не идет – что для кризиса перепроизводства естественно – дополняют это грозными указаниями по разгрузке складов.

Недавно принято очередное решение такого рода. Постановлением правительства от 6 марта 2010 г. №313 установлено задание по снижению запасов готовой продукции в промышленности – к концу года они не должны превышать 61% среднемесячного объема производства. Согласно принятому документу, в первом квартале соотношение складских запасов и среднемесячного объема производства должно составить не более 76%, в первом полугодии – 71%, за девять месяцев – 66%. Прошлые аналогичные решения не помогли. Несложно предположить, что такие меры вряд не сработают и впредь, поскольку направлены на преодоление кризиса другого типа. Как же выходят из кризиса перепроизводства? До последнего времени я и сам терялся в догадках, хотя теперь, как мне кажется, основной принцип начинает просматриваться.

Из кризиса перепроизводства выходят за счет гибели слабейших – если сказать одной фразой и в самом общем плане. Слабейшие погибают (в экономическом смысле), дисбаланс предложения и спроса выравнивается – обычно даже возникает некоторый дефицит, поскольку как показывает опыт, экономических субъектов погибает больше, чем это необходимо для устранения диспропорций на рынке. Выжившие тут же этот спрос восполняют, начинается новый цикл роста. Правда, такой цикл наблюдается только на относительно стабильных рынках с определенной структурой спроса и потребления. Между тем рост или даже бум может возникнуть и на новых направлениях, как в свое время происходили железнодорожный, автомобильный, компьютерный бумы. То есть, если хочешь выжить – стань лидером – либо в эффективности производства, как Китай, либо лидером в инновациях, как некоторые страны Запада.

Так, например, пока автопром во многих странах, да и у нас тоже, испытывает кризис, более эффективный китайский автопром наращивает производство. Китайский автомобильный рынок продолжает демонстрировать уверенный рост. По итогам февраля объем продаж новых автомобилей в Поднебесной увеличился по сравнению с февралем 2009г. на 55% и составил 942,9 тыс автомобилей, свидетельствуют данные Китайской ассоциации автопромышленности. Или вот примеры в инновационном лидерстве. Если компьютерный рынок как таковой тоже переживает спад, то Apple демонстрирует рост со своим iPad. Таким же образом мы наблюдаем бум 3D-кино на фоне общего спада в синематографе. «Аватар» за пару месяцев собрал кассу, которую наш кинематограф не собрал за десятилетие и, к слову, большую, чем были наши ежегодные прибыли от перепродажи российской нефти в хорошие времена.

В принципе экономистами эти механизмы давно описаны. Вот например: «Те, кто стремится получить прибыль, всегда ищут благоприятные возможности. Как только они обнаруживают, что отношение цен факторов производства к ожидаемым ценам на продукцию обещает представить такую возможность, они принимаются за дело. Если их оценка всех элементов предприятия была правильной, они получают прибыль. Но немедленно начинает действовать и тенденция к исчезновению таких прибылей. В результате внедрения новых проектов цены используемых факторов производства поднимаются, и одновременно цены на продукцию начинают падать. Прибыли извлекаются постоянно только потому, что всегда происходят изменения в рыночных условиях и методах производства». (Людвиг фон Мизес. «Бюрократия»). Словом, если хочешь выжить, ищи возможности по снижению издержек производства или по созданию новых предложений для рынка. Так что непоколебимая, твердокаменная уверенность, что после кризиса все опять будет по старому (нужно только пересидеть его «в землянке») как раз и приводит к гибели.

Разница же между нынешним мировым кризисом и кризисами предыдущих эпох, в сущности, только в том, что в XIX и начале XX века разорялись слабейшие предприятия и банки, а теперь, в век глобализации, – еще и слабейшие государства. Первым новую «эру» открыл СССР. Т.е. Беларусь, первой не будет – если, конечно, доведет себя до фиаско косными методами «преодоления» кризиса. Впрочем, даже и в еврозоне есть подобные кандидаты.

Кризис есть кризис, и в полном смысле финалом он не станет. Дальше за нас решат, что с нами делать и как нам жить дальше, раз мы сами эту дилемму не решили (См. Белорусская ситуация с точки зрения теории катастроф (1) и (2)). Например, у России есть выбор: либо опять допустить Беларусь к своей «госкормушке», либо попытаться «проглотить», или же дать «умереть своей смертью». И уверенности, что они сделают именно первое – бескорыстно, задаром… у меня лично нет (в отличие от нашего руководства, которое, похоже, продолжает верить в это фактам вопреки). Точно так же есть выбор по отношению к нам и у ЕС. Вот только мы уже, похоже, перестаем быть субъектом выбора.

Обсудить публикацию