«Союзники» про нас опять забыли...

На днях Россия преподнесла Беларуси очередной громкий «союзнический подарок», подписав 21 мая 2004 года на Саммите ЕС-Россия документ, который дает «зеленый свет» со стороны Европейского Союза на вступление России во Всемирную торговую организацию (ВТО). Все российские СМИ, в том числе и вещающие на Беларусь, неустанно повторяли эти новости в основных заголовках своих выпусков, подчеркивая, что совершен настоящий прорыв в отношениях Европейского Союза и официальной Москвы.

Получение европейской концессии на вступление России в ВТО – событие действительно беспрецедентной важности. Оно знаменует собой существенный шаг вперед на пути получения Россией полного членства в ВТО, несмотря на то, что для вступления в эту организацию России необходимо, как минимум, добиться еще рекомендаций США, Японии и Китая. Поскольку полученный в результате согласия ЕС новый российский статус напрямую затрагивает и интересы Беларуси, думается, Правительству Александра Лукашенко впору вновь серьезно задуматься о направлении собственного внешнеполитического и внешнеэкономического курса. Пока же хотелось бы сделать несколько общих выводов, которые представляются важными на фоне торжествующих комментариев российских политиков, экономистов и дипломатов.

Первое. То, что Россия уже давно, даже в самый активный период белорусскороссийских интеграционных контактов, отказалась синхронизировать свои шаги по вступлению в ВТО с Беларусью – отнюдь не новость. Время показало, что наша союзница поступила достаточно логично. По мере того, как политика Александра Лукашенко все глубже уводила страну в пропасть международной изоляции, «проблемная» Беларусь фактически превращалась в обременительный «балласт» для российского движения в сторону ВТО. Иными словами, уже после 1996 года было ясно, что вхождение в ВТО Беларуси и России не удастся синхронизировать никогда. Сейчас, когда у России с ЕС подписаны столь важные договоренности, разрыв во внешней политике и экономической дипломатии двух пока еще формально «союзных» государств стал еще глубже. Свидетельство очередного отклонения от процесса белорусско-российской интеграции, таким образом, налицо.

Второе. Историческое решение Саммита ЕС-Россия от 21 мая с.г. доказывает довольно высокую эффективность парадигмы экономического и политического партнерства нашего восточного соседа и Европейского Союза. Несмотря на ряд сложностей, о которых будет сказано ниже, в целом можно констатировать, что отношения объединенной Европы и России – это не абстракция: России снова симпатизируют на Западе, и не без основания. В предшествующие годы мы все были свидетелями довольно мощных усилий со стороны высшего российского руководства, в том числе и лично Владимира Путина, сумевшего наладить весьма конструктивный и – что важно – прагматичный диалог с подавляющим большинством своих западноевропейских коллег и руководителей стран Центральной и Восточной Европы.

Очевидным контрастом на этом фоне являют собой подходы нынешнего Президента Беларуси, который не сумел даже хотя бы в самой скромной форме просто повторить некоторые рациональные российские шаги. И рассуждения о политике «двойных стандартов» в данном случае практически не уместны, поскольку белорусский лидер имел массу возможностей и шансов по крайней мере согласовать главные внешнеполитические ориентиры Беларуси и России, что, кстати, стало бы действительным фактором эффективной реализации подписываемого раз в два года белорусско-российского документа о партнерстве в области внешней политики.

Теперь данный документ все более приобретает абстрактно-формалистичные очертания, как, впрочем, и ряд других. Такой вывод в той или иной форме подтверждают и заявления целого ряда ключевых фигур российского политического истеблишмента, которые в последнее время были сделаны в отношении белорусско-российского партнерства, включая комментарии главы российского Совета Безопасности Игоря Иванова. При всей своей исключительной дипломатичности и такте он не смог обойти явных разночтений в курсах развития двух стран.

Третье. Воздавая должное положительным аспектам переговорного процесса России на участке ВТО, следует отметить и ряд проблем, которые сохраняются в этой области. Некоторые из них будут иметь непосредственное значение и для нашей страны.

Главным нерешенным окончательно вопросом остаются цены на энергоносители. Позиция ЕС здесь довольно принципиальна, и ее недавно повторил Комиссар по торговле Европейской Комиссии Паскаль Лами. Суть этой позиции заключается в том, что Россия должна поднять свои цены на энергоносители до мирового уровня. В настоящее время удалось достигнуть с ЕС промежуточного компромисса, согласно которому Россия удвоит цены на газ на внутреннем рынке к 2010 году и будет удерживать экспортные пошлины на него на уровне 30%. В обмен на это ЕС обязался не бойкотировать монополию российского Газпрома.

По экспертным оценкам, таким образом, Газпром вынужден будет поднять внутренние цены на газ до 49-57 долл. за тыс. куб. метров по сравнению с нынешними 27-28 долл. Очевидно, что для белорусского потребителя газа эта цена также поднимется. Учитывая же то обстоятельство, что в результате проводимой белорусским Президентом в последние годы политике почти вся национальная промышленность была переведена на газ, ясно, что неизбежное возрастание внутрироссийских цен повлечет адекватное возрастание индивидуальных расходов белорусских граждан, т.е. самым непосредственным образом ударит по их кошелькам. Причем повышение цен будет иметь как прямой (коммунальные платежи), так и косвенный характер, поскольку возросшая стоимость топлива обязательно отразится и на стоимости практически всей потребляемой нами продукции.

Другой существенной проблемой для ЕС, связанной с Россией, продолжает оставаться ратификация последней Киотского протокола. Отсутствие российской подписи и ратификации этого документа может привести к летальным для него последствиям, что в корне противоречит интересам Европейского Союза. Поэтому ЕС будет искать возможности для продолжения прессинга России в данном отношении.

Несмотря на специально подписанные между Россией и Союзом документы, очень болезненными в среднесрочной перспективе будут оставаться и вопросы компенсации России за ее возможные экономические потери в результате расширения Европейского Союза, и статус русскоязычного населения в балтийских странах, и явное пересечение зон интересов, которое наступает вследствие введения политики нового соседства ЕС, затрагивающей ряд государств, которые Россия привыкла видеть в сфере своего влияния.

Стремление двух крупных региональных акторов, каковыми, бесспорно, являются и Евросоюз, и Россия, увеличить сферу своего воздействия на так называемые «буферные» государства региона, потенциально способно генерировать проблемы, масштаб которых сложно предсказать. Наглядным примером может стать Украина, которая, с одной стороны, уже имеет приглашение согласовывать свои экспортно-импортные и другие связанные с ними операции с нормами ЕС, а с другой стороны, участвует в заседаниях экономической «четверки», где российский фактор играет существенную, а зачастую и решающую роль.

Не исключена возможность возрастания напряженности в случаях принятия Европейским Союзом решения о собственной вовлеченности в процесс урегулирования таких конфликтов, как Приднестровье, Южная Осетия, споров в черноморском ареале. Отчасти ЕС уже участвует в данном процессе, однако, поскольку регионы упомянутых конфликтов становятся теперь зонами прямых интересов Союза, их столкновение с российскими интересами чрезвычайно вероятно.

Вопрос о Беларуси в данном контексте имеет особый политический подтекст, о котором отчасти велась речь в материале «Буря мглою небо кроет...» Здесь, как представляется, ясность будет наступать по мере развития внутренних событий – реализации парламентских выборов и формализации вопроса о третьем сроке президентских полномочий для Александра Лукашенко.

Появляются все более выразительные вопросы и в плане разделения взглядов внутри самого Европейского Союза относительно того, насколько далеко возможно идти в политике стратегического партнерства ЕС и России. В то время как так называемая «Большая четверка» ЕС в составе Англии, Германии, Италии и Франции демонстрирует склонность к расширению диалога с официальной Москвой, новые члены ЕС, у которых еще свежи воспоминания о коммунистической эпохе, высказывают мнения о более твердой тональности в отношениях с Россией. Так, общеизвестной стала, например, позиция Польши, которая усомнилась в правильности принятия мягких решений по визовым вопросам с Россией на фоне отсутствия аналогичной уступчивости по отношению к Украине. Поляки упрекнули «четверку» за то, что ее готовность на компромисс с Россией обусловлена не четкими аргументами с акцентом на том, как это скажется на проблемах внутренней безопасности ЕС, а на стремлении к неким абстрактным, театральным и не всегда обоснованным концессиям с Москвой.

Аналогичная более жесткая линия может быть озвучена новыми восточными членами ЕС и по некоторым проблемам трансграничного партнерства, в которых они будут улавливать признаки установления российского доминирования. Подобные внутренние противоречия ЕС Москва может использовать в своих интересах за счет углубления асимметрий в политическом диалоге, делая его более интенсивным с «Большой четверкой» и оставляя как бы «в стороне» новых членов. Такие шаги, однако, будут скорее тактическими и редкими, чем стратегическими и часто применяемыми.

Возвращаясь, однако, к значимости полученной Россией рекомендации на вступление в ВТО, следует подчеркнуть, что в общем плане Беларусь оказывается еще более зажатой в тисках. С расширением ЕС ВТО становится для Беларуси практически единственной инстанцией, куда белорусские официальные власти смогут обращаться с апелляциями, касающимися антидемпинговых санкций, применяемых Европейским Союзом в отношении ряда стратегических статей белорусского экспорта. Это преимущественно наше скудное сырье, которое служит для белорусской экономики источником валюты. К сожалению, список товаров продукции конечного цикла, который конкурентоспособен на европейском рынке, мы практически не можем предложить. Таков один из главных итогов «достижений» курса Александра Лукашенко за десять лет его работы на посту Президента Беларуси.

Конечно, российский министр экономического развития Герман Греф несколько приукрасил реальность в интервью программе «Намедни», заявив, что вступление России в ВТО произойдет существенно быстрее, чем планировалось. Нашему восточному соседу предстоит еще довольно трудный путь до достижения конечной цели. Но главное – у российского руководства есть стратегия, есть цель, соответствующая национальным интересам России, и определены конкретные пути ее реализации. Несмотря на ряд пессимистичных признаков внутреннего авторитаризма, прагматизм Владимира Путина на международной арене, опирающийся на широкий консенсус российской элиты, приносит несомненные важные для страны плоды.

Если с внутренним авторитаризмом в Беларуси уже дано все в порядке, то с прагматичным партнерством в мире явные проблемы. Как всегда в случаях стратегического выбора, подобных подписанию соглашений России и ЕС, двусмысленное молчание официального Минска и отсутствие обоснованных ориентиров у высшего руководства страны равносильно тому, что каждый день Беларусь и ее народ остаются без частицы достойного будущего...

Метки