Игра в кошки-мышки

«Если встреча не принесет результатов,
смею рискнуть предположить,
что дальнейшая работа будет бесперспективной»

А. Лукашенко, Ялта, 23.05.04

Несмотря на то, что повестка дня встречи российского и белорусского президентов в Ялте не являлась тайной, итоги двусторонней встречи лидеров Союзного государства России и Беларуси прогнозам практически не поддавались. Непредсказуемость результатов предстоящей беседы В. Путина и А. Лукашенко ощущал и белорусский официоз. Аналитики уже было настроились на привычную победную песнь государственных СМИ, которую они обычно затягивают чуть ли не за неделю до начало очередной встречи «в верхах». Но в данном случае, в преддверии саммита в Ялте, машина пропаганды словно набрала в рот воды. Только 21 мая, за два дня до появления белорусского президента в Крыму, как-то бочком, «Панорама» БТ сообщила о предстоящем отъезде главы государства на юг.

Для этого есть объяснения. Слишком неподъемными оказались предназначенные к обсуждению проблемы – отсутствие контрактов на поставку и транзит российского природного газа, анабиоз Союзного государства, завершение политической эпохи А. Лукашенко. В стадию скандала перешли вопросы введения в денежный оборот Беларуси российского рубля, участия российского капитала в приватизации белорусских предприятий, открытия белорусской таможней тотальной войны против российского транзита, закрытия административными мерами белорусского рынка от российских товаров. Особняком стоит проблема антироссийской и антикремлевской ориентации белорусской пропагандистcкой машины. Чиновничий Минск стал осознавать – дезинтеграция с восточным соседом зашла слишком далеко. Среди аналитиков закрепилось мнение, что «точка возврата» пройдена – Беларусь лишилась последнего союзника.

При анализе вышеперечисленных вопросов белорусско-российских отношений минским экспертным сообществом была совершена традиционная ошибка. Проблемы рассматривались, как равнозначные для Минска и Москвы. Как-то не учитывалось, что у Кремля белорусская проблематика находится во втором десятке насущных внутренних и внешних задач. С Боровицкого холма стычки белорусов с «Газпромом» выглядят совершенно в ином ракурсе, чем из окошка минского «Красного Дома». Масштаб несопоставим.

Для примера можно сравнить ВВП двух стран: у России 1 трлн. USD (просчитанный по паритету покупательной способности – «Известия», 31.01.04), а у РБ экзотически просчитанные 17 млрд. USD (во всяком случае именно на такой сумме настаивают белорусские чиновники, требуя от Москвы ежегодной компенсации за введение российского рубля в 1,2 млрд. USD – 7% от ВВП Беларуси). Итого: ВВП РБ составляет 1,7 % от российского. Фактически, наш экономический потенциал на фоне российского колеблется на грани статистической ошибки. Отсюда и несистемный, от случая к случаю, или, что вернее, от саммита до саммита, интерес Кремля к писаниям «дроздоведов». Тем не менее, в последние недели политический Минск напоминает растревоженный пчелиный улей, где каждая пчела объясняет соседке, что Медведь-сладкоежка только тем и занят, что пишет в своей берлоге шесть сценариев о приватизации их медовых сот.

Такой подход является тупиковым. В частности, ряд белорусских аналитиков с полной уверенностью утверждали, что, несмотря на то, что на прошлой неделе руководством РАО «Газпром» косвенно была подтверждена готовность концерна к новому отключению Республики Беларусь от поставки природного газа, «Москва на это не пойдет», так как февральское отключение «принесло Лукашенко солидные рейтинговые дивиденды».

Ну и что? Можно подумать, что аналитики «Газпрома» сидят и целыми днями вчитываются в итоги опросов лаборатории «Новак», чтобы уяснить – как же повлиял «газовый конфликт» между Москвой и Минском на политические позиции белорусского президента на внутреннем белорусском политическом поле? Не надо так заблуждаться! Если экспертов газовой монополии и интересуют опросы, то исключительно россиян по поводу выяснения уровня укоренения в их головах формулировки «Белоруссия под руководством Лукашенко ворует российский газ». В свое время подобный титул получила Украина. До сих пор перед всем миром отмывается. Любопытно, но белорусское руководство до сих пор так и не признало, что неоднократно занималось отбором чужого газа из транзитных газопроводов. Более того, оно по-прежнему пытается доказать, что имело право брать чужое без спросу.

Между прочим, постепенно «газовый конфликт» начал приобретать черты древнерусской былины, в которой один из самых ярких персонажей – придорожный тать Соловей-разбойник, являясь по совместительству ярым сторонником развития приграничного товарообмена, грабил дорожный транзит с осознанием своего природного права на кошелек и даже жизнь прохожего купца – частного предпринимателя.

«Газпром» не волнует рейтинг белорусского президента. Технологически он на 80% готов еще раз показать Минску его истинное место на транзитной трубе. Газовый монополист – производственно-коммерческое предприятие, и его акционеров заботит рост прибыли, а не присутствие в Минске у руля власти гражданина Лукашенко. Все проблемы у «Газпрома» в Беларуси только в том, что данный гражданин Лукашенко абсолютно недоговороспособен. Учитывая, что каждый четвертый доллар в российский бюджет приходит со счетов «Газпрома», белорусская газовая «пробка» стала проблемой для российской государственной власти. Но пока – не первоочередной, что в итоге и проявилось в Ялте.

Интерес к ялтинскому саммиту подогревался еще тем, что уже ни у кого не осталось сомнений: Беларусь стоит на старте самой важной политической кампании первого десятилетия ХХI века – конституционного референдума о праве А. Лукашенко на приватизацию государственной власти в стране.

Процедура начала референдума имеет свою временную дистанцию. Резерв времени не резиновый, и итоги Ялты многими воспринимались, включая и автором этих строк, как возможное начало процедуры так называемого «совета с народом». В принципе, в белорусских регионах «совет» уже начался. Там селянам ничего не остается, как петь хором: «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолете и бесплатно построит нам клуб…».

Но больше всех ждала итогов Ялты белорусская номенклатура. Ей и так нелегко. Белорусский чиновничий корпус неумолимо приближается к стадии «резиновых шей» – краткому временному промежутку, когда необходимо быстро и безошибочно разглядеть среди государственной аристократии нового лидера. Так что необходимо активно крутить головой, иначе можно поплатиться карьерой.

Александр Лукашенко прекрасно понимал необходимость добиться в Ялте любого значимого результата. Его устраивало все – капитуляция Москвы, скандал, сорванные переговоры. Не устраивал только один итог – нулевой. Он этого и не скрывал, чем порадовал сдержанных россиян. Один вид довольного и спокойного В. Путина на фоне мгновенно покрывшегося блестящим потом белорусского президента позволил сделать вывод – на данной встрече А. Лукашенко предназначена исключительно ритуальная роль.

К вечеру 23 мая еще оставалась «надежда» на традиционную лукашенковскую вспыльчивость. Капризность белорусского президента до последнего момента позволяла прогнозировать самое невероятное развитие ситуации. Спевшаяся «Тройка» лидеров самых мощных в СНГ стран является для белорусского президента очень сложным коллективным партнером за столом переговоров. Стоит только вспомнить «экзекуцию», которой был подвергнут А. Лукашенко от рук коллег – президентов 23 февраля 2003 года. «Всыпали» тогда главе белорусского государства за чрезмерное увлечение защитой личности иракского президента. Стоит напомнить, что в те славные предвоенные дни ФПБ умудрилась вывести на минскую площадь Бангалор профсоюзных активистов с портретами Саддама Хусейна. Спасибо, что хоть не Пол Пота.

Примечательно, что кроме В. Путина, А. Лукашенко посчитал возможным увидеться только с президентом Украины. Разговор с господином Назарбаевым даже не планировался. Да и о чем можно было беседовать с лидером страны, которая и без всякого Союзного договора демонстрирует прекрасные результаты интеграции с Российской федерацией. Не касаясь растущего, как на дрожжах, товарооборота между двумя странами, стоит отметить, что уже никого не удивляют факты покупки казахстанским бизнесом крупных российских предприятий и строительство новых в Сибири и на Урале. Москву все это только радует, так что встреча В. Путина с хозяином Астаны прошла в беспроблемном формате.

Разговор между белорусским и российским президентами занял, по разным оценкам, от 30 до 40 минут. Это рекорд за все годы общения между В. Путиным и А. Лукашенко. Судя по всему, основное время было потрачено на монолог главы белорусского государства. Неизвестно, какие доводы он приводил в свою пользу, но то, что А. Лукашенко вряд ли способен в чем-то убедить своего российского коллегу, давно не является тайной.

Белорусский президент не пытался скрыть разочарование. Его фраза о том, что «желательно договориться сегодня» (24 мая) только частично адресована концептуальным вопросам создания Единого экономического пространства (ЕЭП). Стоит напомнить, что Александр Григорьевич является человеком, который до последнего момента будет уверен в окончательном успехе любого своего начинания. Беда в том, что с 2002 года он не смог достигнуть ни одной намеченной цели. Не стал исключением и саммит в Ялте.

Единственное, что в Ялте смог пообещать В. Путин Александру Григорьевичу – продолжение разговора 5 июня в летней российской столице Сочи. Смеем утверждать, что перенос обсуждения проблем между Минском и Москвой на десять дней является домашней заготовкой Кремля. Дело в том, что буквально за считанные часы до саммита, дочерняя компания «Газпрома» СИБУР неожиданно заявила о возможности поставить в Беларусь сверх объемов ранее заключенного контракта дополнительных 235 млн. кубометров газа. Примечательно, что взявшийся непонятно откуда газовый резерв был немедленно согласован в «Газпроме» для транспортировки на белорусскую территорию. Этого объема должно хватить до 5 июня. Все это позволяет утверждать – Кремль и не планировал решение каких-либо проблем с белорусским партнером. Москва откровенно тянет время, прекрасно понимая, что Минску деваться некуда.

Повторяется ситуация 2003 года, который был полностью потрачен А. Лукашенко на гонку за призраком Конституционного акта Союзного государства. Российское руководство использовало Конституционный как наживку для Минска, которому этот документ был нужен в качестве основы начала процедуры конституционного референдума. Месяц за месяцем Кремль играл с белорусским президентом, как кошка с мышкой. Только к зиме А. Лукашенко стал осознавать, что он, увлекшись гонкой за интеграционным призраком, потерял политический темп.

Символично, что впервые российско-белорусская интеграция была использована против ее инициатора по самой важной для него проблеме – политическому бессмертию. До этого Лукашенко годами и не без успеха таранил интеграцией кремлевские стены. В прошлом году интеграционный «бумеранг» вернулся домой.

Сейчас ситуация повторяется. В «Красном Доме» прекрасно осознают, что начинать конституционный референдум, имея за спиной российский «газовый прицел», равносильно политическому самоубийству. С большой долей уверенности можно утверждать, что если бы по каким-либо причинам А. Лукашенко начал процедуру референдума до Ялты, то он вообще бы не имел встречи со своим российским коллегой.

Нет сомнений, что В. Путин максимально воспользуется «газовым ошейником» для оттяжки момента начала белорусского референдума. Он измотает своего белорусского коллегу в полном соответствии с правилами спортивных единоборств. Это будет показательное издевательство над амбициозным и бессильным политическим противником, который еще не ответил за «газового террориста». Между прочим, большую часть проблем А. Лукашенко создает себе сам с помощью собственного языка.

Во всем этом политическом пасьянсе есть карта, которая играет роль политического джокера. Более того, «джокер» в руках Минска, но белорусские власти поразительно слепы и вряд ли им воспользуются. Ну что поделаешь, такая, видимо, у А. Лукашенко судьба.

Во всяком случае, в ближайшие десять дней мы сможем наблюдать лихорадочную предреферендную закулисную суету. До 5 июня Администрация президента Республики Беларусь будет сидеть ниже травы и тише воды, игнорируя все наскоки группы «Республика» по поводу готовящегося всенародного опроса. А. Лукашенко, оглядываясь на календарь – а до 17 июня (последнего рабочего дня нынешнего состава белорусского парламента) останется всего-то три недели, будет держаться из последних сил.

Между прочим, оставшееся время предоставляет политической оппозиции отличный шанс для активизации своей деятельности. Противник завяз в собственном сценарии, его «руки» связаны предстоящей судьбоносной кампанией и демонстративным равнодушием Кремля. Лукашенко в капкане. Неужели его политические противники упустят столь долгожданную возможность поквитаться за прошлые поражения?

Метки