Курс

/Венецианская защита/

Курс: обходной маневр

Пока сложно сказать, примет ли Венецианская комиссия* к рассмотрению вопрос о законности участия Александра Лукашенко в выборах 2006 г., однако сама по себе инициатива Политсовета объединенных демократических сил о привлечении международного арбитража достойна поощрения и внимания. Прежде всего, потому, что уже сегодня дает основания для вынесения суждений по поводу поведения политических агентов – «внешних» и «внутренних».

Насколько можно судить, эта инициатива является элементом стратегии единого кандидата (утвержденной на прошлой неделе) – в той ее части, которая касается оказания давления на белорусские власти, а равным образом на ее внешнеполитических партнеров. Проблематизация законности участия А. Лукашенко в предстоящих выборах – это своего рода попытка укрепить (или усилить) правовое измерение легитимации их итогов. Такая попытка во многом нейтрализует обвинения в том, что участие единого кандидата в главной политической кампании 2006 г. легитимирует ее результат (ныне неизвестный).

Подобные обвинения чаще всего исходят из презумпции, что согласие (кого бы то ни было) на участие в состязании фактически свидетельствует об априорном признании правил этого состязания в качестве приемлемых. Некоторый резон в подобном предположении имеется, но именно «некоторый», ибо этого «фактического» свидетельства недостаточно для признания как такового. По той очевидной причине, что: а) данные правила, будучи сами по себе справедливыми, могут нарушаться, б) эти правила могут быть изначально несправедливыми, т.е. нарушающими равенство условий для участников состязания. Если заключения по первому пункту отдаются преимущественно на откуп наблюдению (международному, общественному и пр.), то по второму – инстанциям, осуществляющим правовую экспертизу. Венецианская комиссия как раз специализируется на деятельности подобного типа. И поскольку правовая экспертиза внутри страны (например, КС) не может расцениваться в качестве независимой, обращение к международному арбитру является логичным и оправданным.

Каким образом в сложившейся ситуации ведут себя основные участники и наблюдатели белорусского политического процесса? Белорусские власти в лице главы МИД С. Мартынова поспешили объявить «смешной» попытку привлечения европейцев к определению правомочности участия А. Лукашенко в президентских выборах, поскольку прерогатива в этом принадлежит «Конституции и белорусскому народу». Подобный же аргумент – чуть в более стыдливой и дипломатичной форме – выдвигает и российская сторона, по всей видимости, в очередной раз определившаяся в вопросе поддержки белорусского режима. В пользу этой поддержки. Задача России в этой ситуации – не допустить рассмотрения вопроса о законности участия АГ в президентских выборах. Чем подобная стратегия подпирается – особенно если иметь в виду, что предполагаемые выгоды этой «адвокатской» защиты ничтожны («мы благодарны вам за поддержку»), а издержки существенны? Похоже на то, что российская правящая группировка сознательно играет на понижение международного статуса России. Пытаясь компенсировать это запрограммированное понижение превращением своей страны в лидера «униженных и оскорбленных». То есть в (сверх)униженную и (сверх)оскорбленную державу в мире.

Характерно вот что. Все участники белорусской политической драмы – Запад, Россия, режим и его оппоненты – сходятся в том, что касается «Конституции» и «воли народа». Еще бы: и Конституция, и другие международные акты признают волю народа основным источником и основанием власти. Между тем именно всеобщее согласие по поводу того, что вопросы власти и ее законности должны решаться в соответствии с Конституцией и волей народа (и ничем иным), и является основанием для рассмотрения «белорусского вопроса» в Венецианской комиссии и в других европейских институтах. Вот если бы белорусские власти говорили не о «воле народа», но о божественном помазании, то это была бы, что называется, совсем другая история. Но история такова, какова она есть, – коль скоро здесь всегда присутствует ссылка на «дела человеческие» (правовые конвенции, голоса избирателей).

* * *

В чем же состоит изъян «волеизъявления», якобы обеспечившего право Лукашенко избираться столько, сколько ему пожелается?

Прежде всего, в том, что белорусская Конституция прямо ограничивает президентское правление одного лица двумя сроками. С целью устранения этого ограничения и был проведен референдум в 2005 г. Все тонкости его организации вкупе с вопросом о законности вынесения подобного вопроса на референдум как раз и должны стать предметом рассмотрения Венецианской комиссии.

Критики итогов референдума выражают серьезные сомнения в том, что в ходе его пресловутая воля народа получила свободное выражение (как того требует Конституция РБ и ее международные обязательства** ). Согласно заключениям экспертов и наблюдателей, белорусское правительство не сумело обеспечить равенство и беспристрастность в освещении позиций по выносимому на референдум вопросу: позиция «за» очевидным образом определяла направление агитации. Более того, на референдум выносилось два вопроса, закамуфлированных под один. Один касался возможности выдвижения кандидатуры А. Лукашенко на президентский пост в третий раз, другой – отмены конституционного ограничения на занятие поста президента одним лицом двумя сроками подряд. То обстоятельство, что избиратели были лишены возможности дать разные ответы на два различных вопроса, рассматривается как препятствие адекватному выражению мнения избирателей. Вдобавок пропаганда представляла дело таким образом, что речь якобы идет о том, чтобы «в порядке исключения» предоставить Лукашенко право участвовать в выборах еще один раз – значимое искажение смысла вопроса, по которому людям пришлось голосовать. К этому можно присовокупить отсутствие в составе избирательных комиссий представителей «противной стороны», препятствия, расставляемые независимому наблюдению, длительный период досрочного голосования и массу других нарушений.

Однако дело не только в махинациях, препятствиях и нарушениях. Референдум являет собой уникальный правовой прецедент, пробивающий серьезную брешь в законодательной системе страны. В вопросе правомочности вынесения тех или иных вопросов на референдум (испытание волей народа) Конституция Беларуси ссылается на Избирательный кодекс. Тот, в свою очередь, налагает запрет на вынесение вопросов, касающихся президентского правления, на референдум. Таким образом, получается, что народ голосовал по тем вопросам, по которым его решения в правовом отношении несостоятельны. Были нарушения или же нет – это второстепенная проблема по отношению к принципиальному нарушению конституционных основ государства. Режим Лукашенко завис в правовой дыре.

Между тем, хотя все мы (или многие из нас) знаем, что законность референдума в высшей степени сомнительна, но по этому поводу пока нет квалифицированной и авторитетной правовой оценки – такой, которую способен в нашем случае произвести только международный арбитраж. Пока на нашу долю выпадает лишь радикальное сомнение.

* * *

Политическое, казалось бы, противоречие между Западом и Востоком на деле оказывается внутренней дилеммой Беларуси и России (порешивших зачем-то гулять рука об руку), их внутренним «двойным стандартом». Дилемма эта более или менее ясна и проистекает из несовместимости власти (в том виде, в котором она существует) и оснований, на которых она зиждется. Иными словами, сохранение власти в прежнем виде требует выхода из международных организаций, членство в которых прямо санкционирует вмешательство во «внутренние дела». А также отказа от конституционной отсылки к воле народа и соответственно – обоснования права на власть тех, кто в настоящий момент ею располагает, аргументами, принципиально отличными от тех, которые позволяли до сих пор им этой властью являться.

В настоящий момент ни руководство Беларуси, ни руководство России не готово к введению в оборот подобных аргументов – не содержащих понятий «голосование», «процент», «рейтинг», «большинство» и пр. Нет также признаков готовности к полноценной реализации установки на выход из международных организаций вроде ООН, ОБСЕ, Совета Европы и др., наделенных правом хватать за руку тех, кто склонен манипулировать этими голосами, процентами, рейтингами и т.д. (выдавая собственные манипуляции за глас народа). Залечь, притаиться в зазоре между стандартами существующими и «стандартами» наработанными – вот принципиальная установка белорусских властей, которую все в большей степени усваивают власти российские. Все это оказывается делом некоей двусмысленной по сути политики (не потому ли официальный Минск уличает весь мир в «двойных стандартах», что сам ничего иного за собой не знает?), движущейся каким-то обходным маршрутом. Настоящие герои всегда идут в обход.

Действительно, режим Лукашенко всегда решителен в борьбе с окружающим его мировым злом, но в борьбе с ним всегда выбирает обходной маршрут. Генезис этого режима можно представить как последовательную серию отказов (уклонений) от решения дилемм, которые перед ним ставятся. Всякая подобная дилемма представляет собой шанс остаться (хоть в каком-то качестве) полноценным участником мирового сообщества, участником, к голосу которого прислушиваются. Так вы будете играть по правилам, которые сами же себе установили? – спрашивает мировое сообщество у Беларуси. Беларусь же, насупившись, старается не отвечать, двигаясь неким якобы предустановленным курсом. В лучшем случае выдвигает «контраргументы» типа: «на себя посмотрите», «наши правила – наши судьи», «другие еще хуже». На самом же деле уклонение от выбора – тот же выбор, и потому каждый цикл таких уклонений, игнорирований и обходов ведет к консолидации стран и международных инстанций по «белорусскому вопросу» и обеспечивает более высокую степень изоляции.

Если Венецианская комиссия примет этот вопрос к рассмотрению (в том виде, в котором мы его вкратце обрисовали), если она вынесет «негативное» заключение, то международные организации, в которых Беларусь состоит, по всей видимости, не смогут с этим решением не считаться. И режим окажется перед очередной дилеммой, на сей раз обостряемой уже наметившейся консолидацией европейских институтов по «белорусскому вопросу» и впервые замаячившей перспективой запуска механизма экономических санкций. Очередной «неответ» Беларуси означает, что за удержание у власти правящая группировка готова платить благополучием своих граждан. И когда, наконец, дилемма будет сформулирована так: Лукашенко или благосостояние? – ответ держать будет уже не режим.

_____________________________________

* Венецианская комиссия Совета Европы была образована в 1990 году как орган юридической экспертизы Совета Европы. В Совет Европы входят 46 из 47 европейских стран, исключение составляет Беларусь. Венецианская комиссия дает оценку тем или иным правовым коллизиям и спорам, возникающим на национальном уровне. Беларусь имела статус специально приглашенного участника, который в 1997 году был «заморожен». Но поскольку Беларусь является европейским государством, то в случае возникновения юридических споров обращаются именно в Венецианскую комиссию. Рекомендации комиссии не являются обязательными для Беларуси, как, впрочем, и для любого другого государства: это мнение авторитетных людей, к которым, между тем, прислушивается вся Европа.

** Членство Беларуси в ООН, ОБСЕ и других международных организациях налагает на нее определенные обязательства по созданию условий для обеспечения свободного и честного выражения воли народа. Эти обязательства закреплены во многих международных документах. Это, прежде всего,  «Всеобщая декларация прав человека», положения которой применительно к странам-участницам ОБСЕ развивает т.н. «Копенгагенский документ» (Документ Копенгагенского совещания по человеческому измерению Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, принятый в 1990 г.), а также Декларация о критериях свободных и справедливых выборов (Париж, 26 марта 1994 г.), Парижская хартия для новой Европы – совещание СБСЕ на высшем уровне (19-21 ноября 1990 года), Декларация Стамбульской встречи на высшем уровне (Стамбул, 19 ноября 1999 г.), Хартия европейской безопасности ОБСЕ (Стамбул, 19 ноября 1999 г.), Руководство ОБСЕ по наблюдению за выборами (Варшава, 1997 г.) и др.

Метки