«Буря мглою небо кроет...»

Многие служители муз уже изрядно источили свои перья, израсходовали холсты и краски в попытках уловить параллели в капризах и шалостях малопредсказуемой природной стихии и человеческой жизни. Нынешний май в Беларуси – хороший повод для продолжения подобных художественных проб. После удивительно длинной и нудной, почти полярной зимы настоящая весна у нас так и не приходит – белорусы либо просыпаются с летним солнцем, а ложатся с ноябрьским дождем и ветром, либо наоборот.

Хотя системных закономерных взаимосвязей между метеорологическими явлениями и политикой пока не установлено, нынешний весенне-осенний погодный коктейль удивительно напоминает политический калейдоскоп внутри Беларуси и вокруг нее.

Сопоставляя целый ряд факторов, можно предположить, что в нынешнем году Беларусь переживает, вероятно, один из наиболее важных и серьезных этапов своего развития, который коренным образом скажется на будущем нашей страны и ее народа. Пожалуй, с самого момента обретения Беларусью своей независимости никогда так ярко, остро и выразительно, как сейчас, не ставился вопрос: «Что же будет с Родиной и с нами?»

Думается, целесообразно попытаться систематизировать ряд факторов, взаимосвязь которых определяет нынешнюю уникальную ситуацию в отношении Беларуси.
Создается впечатление, что наша страна и ее Президент Александр Лукашенко словно затаились «в осажденной крепости», будучи не в силах признать очевидный провал своей политики по ключевым стратегическим направлениям. Окружающая же нашу страну геополитическая палитра при этом существенно меняется стремительными темпами.

Завершен процесс расширения Европейского Союза, который теперь стал непосредственным западным соседом Беларуси на довольно продолжительном участке границы.

В России выполнены все формальности, связанные с избранием на новый срок Президента России Владимира Путина.

На Украине предстоят президентские выборы, в результате которых, очевидно, многие политические измерения приобретут новую динамику.

Таким образом, практически вся подвижная в терминах политической сейсмологии зона вокруг Беларуси приобретает качественно новый формат. Многие последствия для Беларуси в этой связи уже стали предметом серьезного анализа и прогноза как западных, так и национальных экспертов. Попробуем подвести предварительные итоги.

На Западном фронте ... без перемен?

Примерно с начала весны ЕС значительно активизировал рассмотрение белорусской тематики. Выбор момента вполне объясним: на фоне расширения ЕС, Беларусь, а точнее, ее лидер вызывает серьезные вопросы у Европы. Совершенно очевидно, что за последние годы Александр Лукашенко полностью доказал, что абсолютно не вписывается в европейский контекст. ЕС оказывается в этой связи перед сложной дилеммой, о которой Союз говорит открыто. С одной стороны, Президент Александр Лукашенко создает явные препятствия для стабильного и нормального развития Европы как единого целого, как объединения стран, разделяющих общие ценности и идеалы. С другой стороны, попытки Евросоюза изменить ситуацию путем применения санкций будут в реальности направлены не столько против лично Александра Лукашенко, сколько против белорусского народа. Европа понимает, что белорусский народ не может быть заложником одного человека.

Именно поэтому абсолютно очевидно, что четкая линия в отношении Беларуси со стороны ЕС пока не сформулирована. Хотя некоторые сигнальные шаги уже сделаны в виде принятия беспрецедентно жестких резолюций ПАСЕ, ставящих, например, нынешнего Генпрокурора и одного из самых близких и преданных Александру Лукашенко чиновников Виктора Шеймана в положение, фактически сопоставимое со статусом ряда сторонников бывшего югославского лидера Слободана Милошевича, политическая судьба которых оказалась незавидной. Кроме того, разговоры вокруг лишения Беларуси статуса участника масштабной инициативы ЕС «Новое соседство» также служат индикатором потенциальной готовности Европы к постепенному ужесточению своей линии по отношению к Президенту Александру Лукашенко.

Можно предположить и то, что от окончательных решений Европу во многом сдерживает пока внутренняя неопределенность ситуации в Беларуси и перспектив ее развития. Ключевым здесь, безусловно, является официальное решение Александра Лукашенко о проведении референдума о третьем сроке своих президентских полномочий. Если такое решение белорусский Президент все-таки огласит официально, создавая тем самым выразительный прецедент пренебрежения действующей Конституцией без весомых на то оснований, его последствия для судьбы Беларуси и ее народа могут быть очень серьезными. Ситуация приобретет в этом смысле черты особого свойства, поскольку глава белорусского государства и сам наверняка достаточно ясно осознает откровенное и практически повсеместное неприятие собственной фигуры за пределами Беларуси, препятствующее развитию сотрудничества нашей страны со многими развитыми странами, а также нарастающий внутренний срытый скепсис белорусских граждан относительно его способности обеспечить конструктивное развитие страны на среднесрочную перспективу.

Европа ждет, понимая, что в принципе для Беларуси возможны три варианта развития событий.

Первый – сохранение нынешнего статус-кво – не может быть продолжительным. Это очевидно всем. Европейский Союз намерен жестко обеспечивать свои интересы, в том числе и в вопросах партнерства с Россией. Препятствие в лице Александра Лукашенко, геостратегически лежащего на пути этого партнерства, должно быть в этом смысле максимально смягчено или устранено вовсе.

Отсюда логически вытекает второй возможный вариант – максимальный прессинг в интересах обеспечения вхождения Беларуси в состав России. В этом случае очевидно, что и Европа, и Россия должны будут разработать общий скоординированный, но при этом продуманный и острожный план действий, который в конце концов за счет применения главным образом экономических рычагов загонит белорусского Президента в тупик и вынудит его подписать «акт капитуляции» с ЕС и Россией. Это достаточно реальный вариант.

Третий вариант возможен в случае политического благоразумия Александра Лукашенко. Он будет предусматривать завершение его конституционных полномочий в 2006 году и выборы нового Президента, который будет призван обеспечить нормальное сбалансированное партнерство Беларуси и с Россией, и с ЕС, в наибольшей степени отвечающее белорусским национальным интересам и интересам Европы и России. Этот вариант, конечно, гораздо менее реалистичен, чем предшествующий, но, тем не менее, должен быть принят во внимание.

Восток – дело тонкое

Александр Лукашенко – дальновидный политик. Конечно, он не может не осознавать последствия для себя избрания Владимира Путина на второй президентский срок в России. С учетом жесткости российского лидера и его настойчивости в проведении намеченного курса ясно, что при Владимире Путине предметный разговор может вестись только об объединении двух стран. Все остальное Москва с Владимиром Путиным в Кремле будет либо просто отвергать, либо равнодушно молчать в ответ. В лучшем случае возможен лишь холодный диалог. Важно, что основная часть политической и экономической элиты России также будет следовать этим курсом.

Важным стимулирующим фактором для такого холодного диалога может стать как раз императив для России, ориентированный на наращивание своего стратегического партнерства с ЕС.

Для России документ ЕС о новом соседстве во многом декларация. У России уже ранее подписан гораздо более существенный акт о стратегическом партнерстве с Союзом, который абсолютно отвечает интересам России, и которые Владимир Путин будет стремиться реализовывать. Фактор Беларуси с Александром Лукашенко при этом можно охарактеризовать как своего рода балласт, который в принципе нужно было бы убрать, но в силу объективных причин с его существованием необходимо будет смириться. В любом случае в плоскости равного партнера в цепи ЕС-Беларусь-Россия он не может быть воспринят.

Вполне возможно, что, рассчитывая на идею о третьем сроке, белорусский Президент надеется, что Владимира Путина сменит некто, кто позволит ему реализовать мечты о союзном государстве и возможности хотя бы поочередного владения Кремлем. Однако думается, что эти расчеты (если они имеют место) – печальная утопия.

Очень интересно: как сами россияне видят будущее цепи Россия – ЕС – Беларусь? В каком-то смысле ответ на этот вопрос помогла дать научная конференция, которую провел в стенах белорусского государственного экономического университета бывший министр экономики Беларуси, ныне ректор крупнейшего экономического вуза страны Владимир Шимов 18-19 мая 2004 года и которая была посвящена как раз Беларуси, расширению ЕС и всем связанным с этим проблемам. Ни один из довольно солидных российских ученых, выступивших на форуме, не мог допустить, что Беларусь может иметь общую с Россией валюту на условиях Европейского Союза, где государства добровольно делегируют часть своего валютного суверенитета не национальному, а наднациональному банку. В отличие от ЕС, Россия в своих финансово-валютных переговорах с Беларусью возможность создания такого банка допустить не может. На конференции гости из Москвы еще раз отозвались эхом российских политиков и однозначно заявили: хотите единой валюты – отдавайте суверенитет.

То, что это говорят ученые, означает, что вопрос о единой валюте уже давно не политический, как его все еще пытается представить официальный Минск. А прежнюю так называемую «интеграционную» модель, о которой так тоскует белорусский Президент, российские ученые назвали «психологическими комплексами бывшего российского начальства». Из вежливости, позиция белорусского начальства в этой связи не комментировалась.

Проведенная в БГЭУ конференция заслуживает отдельных комментариев. Она чрезвычайно интересна, поскольку была проведена под эгидой государственного вуза, которому вменено в обязанность разделять ценности действующего в Беларуси Президента. В этом смысле форум стал как бы зеркальным отражением аналогичного мероприятия, проведенного недавно под эгидой западных посольств в немецком образовательном центре, где более активно участвовала оппозиция. Несмотря, однако, на государственную основу, очевидность тупика, в котором находится Беларусь, и неизбежность радикальных реформ курса белорусских властей, необходимых для выхода из этого тупика, в той или иной форме констатировалась абсолютным большинством национальных ученых. Примечательно, что и их российские коллеги поддерживали аналогичную точку зрения, подчеркивая, что прежде всего сама белорусская общественность должна определиться в своем выборе, но оговариваясь, правда, что слияние Беларуси и России для России было бы наилучшим вариантом.

Что на юге?

Кто бы ни стал преемником Леонида Кучмы после президентских выборов, курс Украины более или менее предсказуем, – это будет курс на европейскую интеграцию. По некоторым оценкам, даже если Украина в нынешнем году подаст заявку на вступление в ЕС, реализовать свою цель она сможет не ранее чем через 25 лет. Именно столько потребуется Союзу, чтобы адаптировать только что принятые государства и принять оставшиеся 8 государств, которые стоят в «списке ожидающих». Но в любом случае иной приоритет, кроме европейского, слабо представляется в украинском контексте.
Белорусский лидер не смог сформировать доверительных отношений с уходящим украинским президентом. Потребуются очень большие усилия, чтобы попытаться сделать это с новым главой украинского государства. Но российское и европейское отношение к Александру Лукашенко будет этому серьезно мешать.

Так быть или не быть?

Вопрос о третьем сроке, таким образом, выходит на первый план и становится определяющим для будущего Беларуси. Но основная часть экспертов, в том числе западных, практически не сомневается, что Александр Лукашенко решится на этот шаг. Хотелось бы суммировать шаги, которые в последнее время предпринял белорусский Президент и которые красноречиво свидетельствуют о его безудержном желании бороться за власть, несмотря ни на что. Такое абстрактное понятие, как «воля белорусского народа, выраженная на референдуме», – не в счет. Во-первых, народ уже высказал свое мнение, приняв поправки в Конституцию, сочиненные самим же Александром Лукашенко в 1996 году. Злая ирония, но в этой Конституции сам же Александр Лукашенко предусмотрел себе только два срока. Во-вторых, итогами любого референдума легко манипулировать – это сегодня знает, наверное, уже почти каждый школьник.

Похоже, действительно, внутренне решение провести референдум белорусский Президент принял. Внешней, публичной конкретики пока мало потому, что Александр Лукашенко изолировал себя настолько, что данный шаг становится исключительно его личной ответственностью или ответственностью очень ограниченного количества людей. А принимать решения в одиночку всегда сложнее.

О существенных косвенных свидетельствах решимости белорусского Президента идти на референдум уже немало написано. Здесь просто попробуем собрать их и представить в виде списка:

Обращение к Национальному собранию 15 апреля 2004 года;

Арест Михаила Маринича, который, безусловно, не связан лично с Михаилом Мариничем как с потенциальным соперником Александра Лукашенко. Это символический знак, если угодно, «черная метка» белорусского КГБ всей остальной сколько-нибудь влиятельной номенклатуре, в разное время «вышедшей из доверия» Президента и способной поднять голову против него;

Аресты участников шествий в годовщину Чернобыля и по случаю расширения ЕС 1-го мая;

Активизация антиооппозиционной риторики, показ 12 мая 2004 года на Белорусском телевидении «сландера», в махровых сталинских тонах демонстрирующего «врагов народа и Президента»;

Закрытие в 2003-2004 гг. более 10 независимых газет, более 50 неправительственных организаций (НПО) и возбуждение уголовных дел в отношении ряда других НПО под предлогами неуплаты налогов;

Блокирование российских телеканалов, критически комментирующих политику Президента Беларуси;

Коррекции в образовательной системе, насаждение мифической, антинаучной, никем четко не сформулированной «идеологии белорусского государства», в реальности призванной укрепить моральную поддержку режима Александра Лукашенко;

Введение контрактной системы при найме рабочих, позволяющей уволить их по истечении года, в том числе и по политическим причинам;

Начало крупномасштабных многодневных поездок Президента по стране. О них стоит сказать особо. Поездки по стране, общение с ветеранами, пенсионерами и простым трудовым народом традиционно является «коньком» белорусского лидера. Не удивительно – он чувствует этих людей, потому что сам имеет схожие корни. Несмотря на то, что каналы белорусского телевидения изо всех сил старались придать турне Александра Лукашенко по чернобыльским регионам некий триумфальный ореол, даже придворные камеры не смогли скрыть огромного количества проблем, которые накопились в пострадавших районах. А тезис белорусского «отца нации» о том, что он не настаивает, чтобы люди уезжали из загрязненных районов, вообще не нуждается в комментариях... Если бы этим людям Правительство Александра Лукашенко могло предоставить полную информацию обо всех возможных последствиях жизни в таких регионах, многие из них уже наверняка не нуждались бы в рекомендациях своего Президента. Поездки Александра Лукашенко по стране и зондаж общественного мнения должны стать, безусловно, существенной составляющей процесса принятия решения о референдуме. Каким будет вывод Президента – предсказать несложно.

Трансатлантические течения

Говоря о непосредственных соседях Беларуси, не следует забывать, что значимым событием 2004 года станут и президентские выборы в США. Понятно, что политика Соединенных Штатов по отношению к Беларуси не претерпит изменений даже в случае, если в Белый дом придет новый хозяин. Вместе с тем, после завершения избирательной гонки у политической элиты США будет больше времени для «белорусского вопроса», внимание к которому сейчас отвлечено внутренней предвыборной кампанией и Ираком.

Прогноз погоды

Буря мглою небо кроет? Может быть, потом и у нас наступит лето...

Метки