Украина и ЕС

/Болезни роста/

Украина и ЕС: не так просто сохранить апельсин…

Предстоящий годичный юбилей «оранжевой революции» украинское руководство, похоже, будет встречать с тревогой. Казавшиеся еще год назад столь близкими цели западной интеграции не стали сегодня ближе для страны. Напротив, западные аналитические круги все чаще высказывают открытую обеспокоенность в связи с внешнеполитической стратегией команды Виктора Ющенко.

Нельзя утверждать, что в Европейском союзе (EC) нет понимания, с какого масштаба трудностями столкнулась новая демократическая власть Украины. Кроме того, западные эксперты, политики и дипломаты осознают в целом, что должно пройти время, необходимое для «притирки» механизмов новой аппаратной машины, что впереди важные парламентские выборы и т.д.

Сегодня можно однозначно сказать, что Запад в целом и ЕС в частности продолжают симпатизировать Виктору Ющенко и основным членам его команды. У самого Президента на западе создан яркий имидж борца за демократию на Украине, пережившего покушение на жизнь. Портрет нынешнего украинского премьера Юлии Тимошенко не столь же героичный, но достаточно впечатляющий: ее рисуют как стойкую бизнес-леди, ушедшую в политику, при этом отдавая дань ее стойкости в противостоянии с Москвой и впечатляясь масштабом ее экономических интересов на Украине. Европейские политики указывают также на мастерство прозападной риторики Киева, его акценты на интеграцию и сотрудничество, унаследованные от стран Центральной и Восточной Европы эпохи крушения коммунизма.

Но несмотря на позитивный официоз, в кулуарах ЕС все чаще демонстрируется разочарование украинской внешней политикой, которая, по некоторым оценкам, не способна пока демонстрировать конкретные результаты и – что еще важнее – характеризуется хаотичностью и непоследовательностью.

Самый частый источник недовольства – украинская идея-фикс получить гарантии членства в ЕС и НАТО как можно быстрее. Знакомый со стилем работы украинских дипломатов в ООН, я могу поверить таким упрекам: действительно, зачастую коллеги из Киева действовали так, что могло сложиться впечатление, что Украина – супердержава. Конечно, в определенной степени интеграционная поспешность объяснима на фоне сигналов отдельных европейских лидеров о замораживании расширения ЕС и НАТО. Киев изо всех сил стремится успеть в единый «европейский поезд». Но, используя механизмы даже «мягкого» давления на EC, Виктор Ющенко и его советники не только уже успели вызвать раздражение Брюсселя, но и обратить собственные же прошлые достижения против себя. Например, совместный план действий ЕС-Украина, который Брюссель предложил немедленно после «оранжевой революции» и согласился корректировать его в зависимости от обстоятельств в сторону расширения украинских полномочий, может рассматриваться как несомненный успех. Однако план фактически не работает, а украинская пресса на этом фоне активно обсуждает тему «безразличия» Европы к украинскому членству.

То же самое и в случае с НАТО. В 2004 году Украина вышла из программы «Партнерство во имя мира», которая фактически представляет собой необходимый первый шаг на пути к полному членству. Сегодня страна настаивает на переговорах о полном членстве…

Как отмечают большинство экспертов государств, ставших недавно участниками евроатлантических структур, в конечном счете эмоциональный аргумент мало что дает: странам-кандидатам нужны годы, чтобы построить все необходимые пути и сделать таким образом факт членства неизбежным. В этом процессе внутренняя «гордыня» должна как бы отойти на второй план и уступить место кропотливому, поистине муравьиному труду. Но Киев, как видят это на Западе, не совсем понимает важность именно процесса. Виктор Ющенко и его дипломатическая команда хотят видеть быстрый конечный результат. Такой сценарий, однако, вряд ли будет успешным. Точка зрения Европейской комиссии сегодня такова, что Украине вряд ли следует предлагать следующие шаги интеграции – их время пока не пришло.

Кроме не совсем дальновидных подходов Украины к собственной программе евроатлантической интеграции, становится все более заметным, что официальный Киев упускает также существенные внешнеполитические возможности лидерства и в региональном плане. Это касается, например, ситуации в Молдове. Ясно, что сепаратистскую проблему Приднестровья в одночасье не решить – риск вспышки насилия там сохраняется. Сохраняется и вариант жесткого вмешательства Москвы. Но сепаратисты Приднестровья в любом случае получают экономическую поддержку через украинскую границу, и совершенно очевидно, что Киев делает сегодня недостаточно для того, чтобы во взаимодействии с властями Молдовы исключить контрабанду в Приднестровье. Украинский план урегулирования приднестровского конфликта по-прежнему основывается на сомнительной российской идее проведения выборов в автономии, что явно не приветствуется официальным Кишиневом.

Украина сохраняет также нерешенной проблему собственных границ с Румынией. Во время визита в Бухарест 21 апреля нынешнего года Виктор Ющенко сделал важное обещание создать специальную комиссию, которая бы занялась пограничными вопросами. Пока это обещание не выполнено, и румынские власти говорят о том, что имеют слабое представление, что именно Украина собирается предпринимать в этой связи. Во всяком случае, очевидно, что желания как-то начать решать проблему пока незаметны.

Не совсем все гладко у Украины складывается и с Польшей. Среди всех членов ЕС именно Польша наиболее активно поддерживает официальный Киев и стремится максимально ускорить вступление Украины в Евросоюз. Официально украинцы стараются отвечать взаимностью и поддерживать с Польшей теплые отношения на всех уровнях. Но вместе с тем, у поляков также прослеживается некоторая озабоченность. Ряд европейских агентств подчеркнули, что Варшава ожидала от Киева более энергичной поддержки в конфликте, возникшем в отношении Союза поляков Беларуси. Рутинного заявления украинского министерства иностранных дел было явно недостаточно для раздосадованных поляков, хотя формально они высказали свою признательность Киеву.

Дипломатические просчеты Украины усугубляются внутриаппаратной неразберихой, которая уже давно получила известность в Европе. И речь идет не только о критических обвинениях в непоследовательности в адрес нынешнего главы украинского дипломатического ведомства Бориса Тарасюка, но и о его открытой конфронтации с главой национального Совета безопасности Петро Порошенко. Проблема не только в том, что оба чиновника конкурируют за первенство в контроле за внешней политикой. Важно, что и Порошенко, и Тарасюк, видимо, по-разному расставляют акценты и видят украинские внешнеполитические приоритеты.

Но наибольшее беспокойство на Западе, думается, вызывает неопределенность украинских отношений с Россией. Первоначально, в частности, и Виктор Ющенко, и его советники исключали вовлеченность Украины в российско-белорусско-казахский проект Единого экономического пространства (ЕЭП). Однако сегодня украинская позиция изменилась. Это произошло после июльской встречи участников ЕЭП в Минске. По некоторым данным, Украина парафировала только восемь из 29 приоритетных для ЕЭП соглашений.

Но и в этом направлении нет полного понимания украинской стратегии, поскольку остальные члены ЕЭП парафировали в трехстороннем формате 27 документов. Сегодня действует указ президента Ющенко, согласно которому деятельность Украины в ЕЭП не должна противоречить основным приоритетам страны – европейской интеграции и вступлению во Всемирную торговую организацию. На практике правительство Юлии Тимошенко заявило, что в сферу украинских интересов входит только максимально быстрое создание в рамках ЕЭП режима свободной торговли. Но именно режим свободной торговли как раз не входит в сферу текущих приоритетов России. Да и Беларусь, и Казахстан объявили, что не готовы немедленно снять налоги и пошлины на своих границах. Вовлеченность Украины в переговорный процесс ЕЭП естественным образом провоцирует вопросы у Польши и Румынии как у непосредственных соседей, а затем и в ЕС в целом.

Ни один украинский представитель не смог пока объяснить целостную логику шагов Киева. В целом, конечно, все понимают – ошибки и нестыковки неизбежны. Украина – наш сосед, поэтому настоящее и будущее пока хрупкой демократии там не может не волновать. Особенно, когда некоторые процессы вызывают тревогу. Апельсин, как получается, довольно сложный плод…

Метки