Никто не хотел умирать

/Казанский вокзал/

Никто не хотел умирать

Не будет меж нами согласия до тех пор,
пока мы не найдем себе общего врага.

Исократ, древнеафинский оратор

 

Казанскому саммиту СНГ никак нельзя было пожаловаться на недостаток внимания. И дело вовсе не в том, что он оказался юбилейным – сороковым по счету. Просто многочисленные события, произошедшие в последнее время на постсоветском пространстве, возбудили в обществе повышенный интерес к данной структуре. Правда, его трудно назвать здоровым, поскольку практически во всех публикациях задавался один и тот же вопрос: отключат ли Содружество в столице Татарстана от аппаратов искусственного дыхания, кровообращения и прочих приборов, единственно посредством которых в нем продолжала поддерживаться искра жизни.

По итогам встречи можно утверждать, что эвтаназия еще не скоро получит официальное признание на наших необъятных просторах. Вероятно, это является следствием бережного сохранения традиций, заложенных в эпоху позднего строительства коммунизма, когда вожди руководили страной, не приходя в сознание, и в силу этого последняя пятилетка была выполнена за четыре генсека. Вместо упомянутого гуманного акта консилиум решил сделать в клинике косметический ремонт, полагая, что именно это должно помочь пациенту выйти из комы.

И ведь не скажешь, что те, от кого зависит дальнейшая судьба организации, недостаточно хорошо представляют себе ее реальное состояние. Например, в марте, на встрече с армянским коллегой Робертом Кочаряном Владимир Путин назвал СНГ «формой цивилизованного развода» бывших союзных республик. Да и в самой Казани российский президент не преминул отметить, что сегодняшнее предназначение СНГ и его современные цели «упираются в морально устаревшие формы и методы работы».

О высказываниях остальных глав государств по этому поводу информационные агентства умолчали. Это позволяет предположить, что те не выразили противоположных мнений. Однако тогда остается неясным, почему, согласно сообщениям прессы, львиная доля отведенного на заседание лидеров времени была потрачена на то, чтобы убедить представителя Туркменистана отказаться от принятого президентом этой страны Сапармуратом Ниязовым мужественного решения выйти из состава постоянных членов СНГ. Сам Туркменбаши не только в очередной раз не счел нужным уделить коллегам толику своего драгоценного времени, но и выказал явное отсутствие уважения к саммиту, прислав вместо себя не слишком значительное лицо – вице-премьера своего правительства. Уже сам этот жест сделал все уговоры абсолютно бесплодными, поскольку только очень наивный человек мог подумать, будто данный чиновник будет готов к самопожертвованию ради сохранения целостности Содружества.

Честно говоря, полной неожиданностью этот акт Туркменистана не стал – его вождь уже давно и в достаточно резкой форме выражал свое недовольство неэффективностью СНГ. Правда, примерно в том же духе высказывались и другие. Посему, в силу известных обстоятельств некоторые обозреватели полагали, что первыми на такой шаг решатся нынешние главные возмутители спокойствия на постсоветском пространстве – Виктор Ющенко и Михаил Саакашвили. Однако их осторожность, как представляется, объясняется естественным стремлением любого лидера не допускать снижения уровня своей поддержки в обществе.

Ведь, несмотря на прошедшие с момента распада Советского Союза полтора десятилетия, во всех новых независимых государствах еще сохраняется значительная прослойка населения, испытывающего сильную тоску по тем благословенным временам, когда они жили в могучей державе, которую все боялись. И СНГ, при всей его аморфности и современной бессмысленности, является для них некоей, конечно, далеко не полноценной, но все же компенсацией за утрату былого величия.

Примером подобных настроений служит письмо рядового читателя Г. Иванова из города Сергиев Посад: «Роспуск СНГ станет величайшей трагедией после распада СССР. Это будет огромной ошибкой в экономическом, политическом, а главное – патриотическом отношении. Превращение СНГ в ряд небольших разрозненных политических образований – это возвращение к периоду феодальной раздробленности. Как говорится, один в поле не воин. А вместе мы – сила» (Известия, 26.08.05). Совершенно очевидно, что никаких внятных доводов такие люди привести не в состоянии, и вся их аргументация сводится к эмоциям, однако любой руководитель, который посягнет на священные останки, неизбежно утратит определенную часть своей популярности.

Поэтому можно не сомневаться, что если бы вопрос о самоликвидации Содружества был поставлен на тайное голосование, оба «революционера» первыми поддержали бы такое решение, но оказаться главными разрушителями в глазах своих избирателей им не хочется. Так же или примерно так же рассуждают и остальные главы государств. А вот Сапармурат Атаевич добился для себя такого положения в стране, что никакие деяния, тем более на международной арене, не могут пошатнуть его абсолютной власти.

На этом основании можно сделать заключение, что если не будет сделано каких-нибудь резких движений, то СНГ, пусть не в полном составе, будет существовать до тех пор, пока либо в большинстве входящих в него стран не произойдут серьезные демократические преобразования, что в обозримом будущем маловероятно, либо в них не произойдет естественная смена поколений. В обоих случаях на это потребуются годы и годы.

В соответствии со сложившейся традицией, после критики надлежало продемонстрировать готовность к переменам. С этой целью для выработки новой модели интеграции было предложено применить формат так называемой «Группы мудрецов». Аналогичная структура, сформированная при ООН по предложению Кофи Аннана, объединила 15 видных политических деятелей планеты с целью обсуждения ключевых проблем мира и безопасности. Крайне любопытно будет узнать имена наших мыслителей, хотя при любом выборе как-то слабо верится в успех этого интересного начинания.

Самое главное, «мудрецам» придется найти ответ на вопрос, что, помимо общего прошлого, о котором, кстати, далеко не у всех сохранились добрые воспоминания, объединяет составные части бывшей империи. Политические интересы? Едва ли кто-либо сможет внятно объяснить, почему, скажем, у Украины с Узбекистаном эти интересы являются более близкими, нежели с Польшей или Венгрией.

По мнению российских военных экспертов, уже ясно, что «терпит фиаско одна из немногих относительно результативных составляющих Содружества – коллективное оборонное сотрудничество. Свидетельство тому – нежелание ряда стран участвовать в коллективной защите неба Содружества, проведении антитеррористических мероприятий, осуществлении миротворческих функций и т.д.» (Независимая газета, 26.08.05). Причем начался этот процесс с фактического развала Договора о коллективной безопасности еще в 1999 году.

О конфессиональной общности говорить вообще не приходится. Несколько лет назад, пожалуй, можно было допустить некое подобие наличия общих ценностей у политической верхушки стран-участниц, хотя с общечеловеческой точки зрения трудно называть «ценностями» неприкрытое стремление властей к личному обогащению и, как следствие, сохранению статус-кво. Теперь же, после прорыва этого антидемократического фронта в Грузии и Украине, а также отчасти в Молдове, даже такая общность элит оказалась распавшейся.

Наконец, экономика. Сколько слез было пролито по «разорванным хозяйственным связям» бывшего Советского Союза! Однако никто из таких плакальщиков благоразумно не объяснял, что, если бы эти связи были построенными на нормальной экономической основе, то есть взаимовыгодными, они бы либо вообще не разорвались, либо очень скоро восстановились. Благоразумно, потому что на это можно было долго сваливать все свои экономические провалы. Одна из главных причин кончины СССР как раз и состояла в том, что его «народное хозяйство» было построено не на прагматической, а на идеологической основе. И теперь бывшим республикам приходится с трудом переходить на общемировые рельсы, причем при этом оказывается, что во многих случаях работать с новыми, географически более близкими партнерами гораздо предпочтительнее. Так что законы экономики также работают не в пользу Содружества.

Именно в силу отсутствия глобальной общности интересов по всем направлениям в СНГ и стали возникать различные субобразования – ГУУАМ, ЕврАзЭС, ЕЭП, союз Беларуси и России, в результате чего постсоветское пространство стало разительно напоминать матрешку. Ни одно из них нельзя назвать успешным, однако сам факт их появления наглядно свидетельствует о неудовлетворенности участников деятельностью основной структуры. В итоге так называемая разносторонняя и разноскоростная интеграция скорее напоминает уже разностороннюю и разноскоростную дезинтеграцию.

Не секрет, что главным действующим и объединяющим лицом в Содружестве является Российская Федерация, поэтому ее сложившееся положение устраивает в наименьшей степени. В последние месяцы представители российской власти довольно часто признавали, что вся прежняя политика в отношении СНГ была неправильной. В недавних заявлениях российских официальных лиц говорится, что ошибок своих Москва больше не повторит, и на этот раз реформа будет серьезной. Что же предлагается?

А предлагаются, как ни странно, меры, которые в случае их применения практически наверняка будут способствовать скорейшей кончине организации. Накануне саммита в интервью РИА «Новости» обоснование им дал некий анонимный, но высокопоставленный российский чиновник: «Россию не устраивает положение, при котором она фактически субсидирует экономику ряда стран, поставляя им энергоресурсы по убыточным для себя ценам, а народы там по-прежнему голодают. Именно такие ситуации и создают почву для «оранжевых революций», после которых для народа мало что меняется, зато новые правители, по крайней мере, некоторые из них, получают – напрямую или скрыто – зарплату от американцев».

Забота о бедных народах выглядела бы, безусловно, весьма трогательно, если бы дальше не было добавлено, что Россия решительно не согласна с политикой, проводимой государствами Запада: «На постсоветском пространстве фактически идет борьба без правил. Россия хочет эти правила установить, причем это должны быть цивилизованные правила игры». При этом заместитель главы российского МИД Григорий Карасин весьма откровенно раскрыл смысл «нецивилизованности»: «Не можем мы согласиться с методами насильственной «демократизации» всего постсоветского пространства, будь то «цветные революции» или информационно-политическое давление на действующую власть».

А в исправление такой неправильной ситуации для тех стран, которые останутся в орбите российского влияния, сохранятся все преференции, включая возможность покупать энергоресурсы по низким ценам. С остальными же, по словам министра иностранных дел России Сергея Лаврова, взаимодействие будет строиться «на основе мировой практики», то есть цены будут мировыми. Похоже, скоро на себе это испытает Украина. На недавних переговорах о поставках газа в 2006 году руководство «Газпрома» настаивало на повышении его стоимости в три раза. То же самое, судя по всему, ожидает Грузию и Молдову.

В принципе такое решение России является вполне правомерным и даже понятным. Вот только не очень понятно, как при такой политике она намеревается сохранить СНГ в его нынешнем составе. Есть опасения, что даже все мудрецы мира не смогут дать ей соответствующих рекомендаций. Если эта идея будет реализована, то даже принятое в Казани решение об объявлении следующего года «годом СНГ» вряд ли сможет сохранить нынешний состав участников до предстоящего 15-летия организации. Расчет же на то, что Украину удастся сломить таким образом, представляется крайне наивным.

Но в остальном саммит вполне удался, особенно конные скачки на шикарном новом ипподроме. Можно внести предложение и в будущем приурочивать такого рода мероприятия к каким-либо знаменательным датам. На территории СНГ много городов, хороших и разных, поэтому подобрать подходящий повод, думается, не должно составить труда. Впрочем, возможен еще один принцип подбора места встречи – там, где предстоят важные внутриполитические события. А что может быть важнее президентских выборов? И судя по тому, что следующим местом встречи назван Минск, в данном случае именно это и было положено в основу.

Метки