Головная боль министра Мартынова

Головная боль министра Мартынова

Как сообщила пресс-служба белорусского президента, в апреле Александр Лукашенко полетит в Сочи на встречу с Владимиром Путиным. После долгого перерыва белорусский правитель «вызван на российский ковер». Пока сложно представить, в каком формате пройдет беседа. Ясно одно: белорусскому министру иностранных дел Сергею Мартынову будет непросто подготовить досье для переговоров. 2005 год начался чрезвычайно неблагоприятно для дипломатов Александра Лукашенко.

Продвижение Плана действий в отношении Беларуси в рамках европейских структур, без сомнения, можно назвать крупнейшим внешнеполитическим провалом белорусской дипломатии за последнее время. Это очень чувствительный удар, особенно если учесть, что за принятием жестких формулировок Плана практически сразу последовал визит представителей белорусской оппозиции в Вашингтон, где им был оказан весьма достойный с точки зрения дипломатической практики прием. По понятным причинам официальный Минск оказался неспособным противодействовать этому приему. Более того, в Конгрессе США начата работа над новым проектом резолюции, осуждающей действия авторитарного режима Александра Лукашенко. С учетом того, что относительно недавно – в октябре 2004 года – Конгресс США принял Акт о демократии в Беларуси, события на американском направлении также можно назвать крупным поражением внешней политики команды белорусского правителя.

Новый всплеск антибелорусской активности наблюдается и в Комиссии ООН по правам человека. Жесткая антибелорусская резолюция была принята Комиссией в минувшем году. Аналогичный документ уже представлен и с большой вероятностью будет принят в апреле с.г. Если учесть, что в Брюсселе и Вашингтоне белорусскими послами сегодня являются наиболее профессионально подготовленные дипломаты (нынешний посол Беларуси при ЕС Владимир Сенько был министром иностранных дел с 1994 по 1997 г.; глава белорусского посольства в США Михаил Хвостов также занимал пост министра иностранных дел с 2000 по 2003 г.), становится очевидным, что причина усиления внешнеполитического давления на Беларусь состоит вовсе не в недостаточном профессионализме белорусских дипломатических кадров.

Официальное признание Европейским Союзом того факта, что глава белорусского государства является диктатором, является беспрецедентным в практике международных отношений. Подобная классификация свидетельствует о том, что международное сообщество все больше осознает потенциальную опасность сохранения нынешнего курса развития Беларуси с точки зрения региональной и глобальной стабильности. Если ранее официальные заявления белорусского Министерства иностранных дел могли активно сыграть, например, на мощных антиамериканских настроениях в Европе и мире, то сегодня с точки зрения международной политики Беларусь является не просто изолированной страной. Одиозный курс Александра Лукашенко превратил наше государство в реального мирового изгоя, с которым нежелательно иметь дело даже в аспекте противостояния политике Вашингтона. В связи с этим вновь и вновь возникает вопрос: заслуживает ли этого белорусский народ, и каким образом подобное положение страны сопоставимо с конституционными «обязанностями» Александра Лукашенко, который должен на своем посту предпринимать все шаги для укрепления международного авторитета и престижа Беларуси?

Цепь внешнеполитических провалов Беларуси за последние месяцы вновь в известной степени акцентирует ту роль, которую играл в формировании международных решений бывший глава администрации Лукашенко Урал Латыпов. Очевидно, что за последние годы многие серьезные скандалы и дипломатические «пожары» в отношении нашей страны «гасились» главным образом при активном личном участии Латыпова. Так, в 1997 году не в последнюю очередь благодаря его активности удалось серьезно смягчить международное давление после антиконституционного разгона белорусским диктатором Верховного Совета.

В 1999 году Урал Латыпов способствовал тому, что Беларусь избежала крупномасштабных международных санкций после беспрецедентного выдворения Александром Лукашенко западных послов и совершенно очевидного грубого нарушения Венской конвенции о дипломатических сношениях. Лично Урал Латыпов способствовал снятию нараставшей напряженности в отношениях с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе в 2002 году, которая также была выдворена из Беларуси с обвинениями во вмешательстве в президентскую избирательную кампанию 2001 года. На протяжении всей своей карьеры в команде Александра Лукашенко Урал Латыпов играл ключевую роль в формировании внешнеполитических решений. Министры иностранных дел при этом выполняли преимущественно исполнительную функцию.

С осени 2004 года Урал Латыпов официально получает пенсию высшего офицера Комитета государственной безопасности. А у главного «дипломата» страны Александра Лукашенко с этого момента начались действительно крупные проблемы… Становится все более очевидным, что в одиночку нынешний министр иностранных дел Сергей Мартынов, дипломатическая карьера которого складывалась под сильным влиянием именно западных «ветров» (он, в частности, работал в миссии БССР в Нью-Йорке, затем долгое время был послом Беларуси в США, а также представителем Беларуси в Брюсселе), не может справляться с нарастающим внешнеполитическим прессингом.

С учетом вышесказанного понятно, что внешнеполитический контекст предстоящей сочинской встречи Александра Лукашенко и Владимира Путина чрезвычайно сложен. Украинско-российский саммит 19 марта 2005 года, несомненно, является одним из значимых вкраплений этого контекста.

С точки зрения дипломатической практики визит Владимира Путина в Украину выходит за традиционные рамки, принятые в случае подобных встреч. Стороны не подписали ни одного документа, но было очевидно, что предпринимаются все шаги, чтобы вывести украинско-российские отношения на уровень максимального прагматизма. Саммит, однако, подтвердил, что, даже если рациональное начало контактов Киева и Москвы возобладает, ряд существенных противоречий сохранится.

Так, например, украинская сторона подтвердила свое намерение о выходе из проекта Единого экономического пространства (ЕЭП). С учетом серьезных усилий, которые предпринимались Россией в течение 2003-04 гг. с целью заставить этот проект работать в пользу российских интересов, решение украинской стороны для России чрезвычайно чувствительно. Украина заявила о своем несогласии с фундаментальными принципами функционирования ЕЭП, включая создание транснациональных структур и «пропорциональный» принцип принятия решений, при котором России достается 40% в общем пакете голосов. В качестве альтернативы Украина предложила создание зоны свободной торговли и снятие ограничений во взаимной торговле. Москва в ответ дала понять, что готова рассматривать эти варианты только в рамках ЕЭП. Проблему, таким образом, в ходе встречи снять не удалось.

Украинский президент Виктор Ющенко обозначил намерение Украины в течение 2005 года решить пограничные вопросы с Россией. При этом официальный Киев настаивает не только на необходимости урегулирования всех спорных вопросов относительно сухопутных границ, но и на делимитации морской границы в районах Азовского моря, Керчи и Черного моря. Ющенко настаивает на возвращении к административной границе 1991 года в районе Керченской дуги, что позволит Украине взимать пошлину с российских судов. Москва отвергла это предложение. В целом анализ пограничных проблем позволяет предположить, что на фоне активности Украины в плане решения различных спорных вопросов до конца 2005 года с тем, чтобы более предметно вести диалог о вступлении страны в ЕС и НАТО, Россия будет стремиться затягивать процесс на экспертном уровне.

Украина вернулась также к обсуждению вопроса о бывшей советской дипломатической недвижимости за рубежом. В 1992 году Украина и Россия заключили Дагомысское соглашение, по которому Россия обязалась передать Украине часть недвижимости бывшего СССР. На практике, однако, передачи не произошло. Вместо этого Россия стала предлагать Украине помещения в аренду и одновременно начала сдавать недвижимость в лизинг коммерческим фирмам. Такой вариант, безусловно, не устраивает официальный Киев: трения по данному вопросу с Россией сохранятся в будущем.

Украинско-российский саммит показал, что между двумя странами сохранятся противоречия по ряду проблем развития СНГ. Это касается, в частности, приднестровского вопроса. Перспективы поддержки Украиной прозападно настроенного молдавского лидера Владимира Воронина раздражают Москву. Кроме того, очевидно различие в подходах по ситуации в Кыргызстане. Российский посол в Бишкеке публично осудил оппозицию. Министерство иностранных дел Украины, напротив, демонстративно отозвало своего посла из Кыргызстана за выраженную им поддержку режима Аскара Акаева.

Владимир Путин высказал официальную поддержку по поводу членства Украины в Европейском Союзе. Вместе с тем, эксперты отмечают, что на практике Москва будет стремиться склонить Украину к координации политики в отношении ЕС и Всемирной торговой организации. При любом варианте решения вопроса по ЕС ориентация Украины на вступление в НАТО, однако, будет встречать жесткое противодействие России.

Встреча двух лидеров показала, что в нынешних условиях реальной основой для развития двусторонних отношений является экономическое партнерство. В 2004 году российско-украинский товарооборот возрос на 40%, достигнув небывалой суммы в 17 млрд. долл. Россия заявила о намерении увеличить этот показатель до 50-60 млрд. долл., хотя конкретные сроки обозначены не были. Важно при этом отметить, что в двусторонней торговле с Россией Украина пока не способна остановить рост дефицита. В период с 2000 по 2004 годы он возрос с 2 до 6 млрд. долл. Именно этим обусловлено предложение Киева о создании зоны свободной торговли, которое сегодня видится одним из важнейших средств решения проблемы дефицита.

Россия и Украина сохраняют взаимную заинтересованность в развитии сотрудничества в области высокотехнологичной продукции. Речь идет о проектах по созданию самолетов Ан-148 и Ан-70, а также о завершении работы над совместной десятилетней программой сотрудничества в данной сфере.

Нет сомнения, что серьезную роль в прагматическом экономическом партнерстве Украины и России будут играть российские инвестиции, а также проекты в области поставок российских нефти и газа.

Итоги российско-украинского саммита, конечно, позволяют предположить, что повестка дня и тональность встречи Владимира Путина и Александра Лукашенко будут совершенно иными. Двум лидерам нет необходимости обсуждать разногласия по киргизской проблеме, Приднестровью или пограничным вопросам. На фоне событий в Кыргызстане авторитарный режим Александра Лукашенко является единственным реальным и потенциальным союзником России. Роль Беларуси с точки зрения российских интересов на нынешнем этапе становится чрезвычайно важной. Нет сомнения, что и Лукашенко, и Путин понимают это. Каждый из них будет стремиться извлечь максимальную пользу из складывающейся ситуации, и прежде всего – в аспекте сохранения устойчивости режимов.

Вместе с тем вполне вероятно, что в интересах сохранения собственного имиджа Владимир Путин вряд ли пожелает публично демонстрировать тесный альянс с диктатором Лукашенко. Но в то же время в ходе встречи может быть найдена особая «формула любви», которая наверняка не будет связана с подлинными национальными интересами Беларуси.

Юрий Кожуро

30.03.05


Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки