Ценность базовая – труба газовая

/Капитал/

Ценность базовая – труба газовая

Если у тебя есть фонтан, заткни его. Дай отдохнуть и фонтану
Козьма Прутков

Применительно к советским временам афоризм «синтетического» классика российской политической сатиры середины позапрошлого века можно перефразировать так: «Если у тебя есть лимит, выбери его. Иначе главк лимит урежет». Эта железная, ныне отчасти непонятная в связи с высокими и постоянно растущими ценами на энергоносители, логика выражала самую суть плановой экономики. Проси больше – дадут меньше, сэкономишь – не доплатят, больше освоил – больше получил.

Ныне все поменялось, за все надо платить, а на масштабы желаний нашелся весомый ограничитель – толщина кошелька.

Приложение к «нефтянке»

Из советских учебников известна большевистская максима: превратить СССР из страны, покупающей машины, в страну, производящую и продающую эти самые машины. Чтобы преодолеть техническую отсталость – раз, чтобы перестать быть сырьевым придатком западной экономики – два, чтобы посредством передовой социалистической техники осуществить исторически предначертанную коммунистически-империалистическую экспансию. Три. В общем, как кто-то сказал, СССР на деле доказывал свое право быть незаконнорожденным ребенком Карла Маркса и Екатерины Великой.

Достижению этой цели должны были послужить все социально-экономические преобразования в СССР – начиная с «культурной революции» (подготовки собственных специалистов разных уровней), включая коллективизацию (наименее проблемный способ перенесения человеческих и материальных ресурсов из сельского хозяйства в промышленность), и завершая собственно индустриализацией. Сразу отметим, данная задача получила только паллиативное решение. Индустриализация в целом удалась – по валу, но не по качеству. Единственное исключение – производство вооружений. Правда, исключение несистемного свойства, поскольку советская военная техника и вооружение были обречены на конкуренцию, в отличие от продукции для внутренних нужд, качество которой доказывалось присвоением «Знака качества».

Продаваемое на Запад сырье было основным ресурсом для индустриализации в довоенные годы, после войны таковым стали промышленное оборудования и технологии, полученные от Германии в счет репараций. С начала 70-х и вплоть до начала перестройки роль движущей силой экономического развития СССР прочно перешла к нефти и газу. На мировом рынке ноу-хау СССР практически (если не считать крупномасштабного промышленного шпионажа) не был представлен. Огромная страна, имевшая все предпосылки (огромные запасы самого разнообразного сырья, мощный энергетический потенциал, территория, население, различные, в том числе и благоприятные климатические условия) для создания развитой и самодостаточной экономики, их не использовала. С начала 60-х и по сей день Россия (ранее СССР) зависит от поставок продовольствия с Запада, что это ставит под угрозу стратегическую безопасность страны.

И тут проявляется еще одна, известная по истматовским учебникам максима: богатые сырьем страны редко демонстрируют способность к организации эффективного производства. США, например, покупая нефти больше всех в мире, создавали и поддерживают на высоком уровне высокотехнологическое производство. То есть, в точности по Крючкову: заткнули собственный фонтан, дав ему отдохнуть. В СССР же вся экономика осталась простым приложением к «нефтянке». Более того, даже нефтеперерабатывающая промышленность не получила должного развития, ввиду чего экспортировались в большинстве не нефтепродукты, что дало бы стране гораздо больший профит, а сырая нефть.

Перестройка на Западе

1973 год, когда страны ОПЕК солидарно повысили цены на нефть, от чего выиграло и первое социалистическое государство в мире, в советской

литературе был назван годом энергетического кризиса, поразившего мировой империализм. Вдоволь посмеялись-потешились, и уселись ожидать исполнения ленинского предвидения про «загнивающий-умирающий канун социалистической революции».

Империалисты же, уступавшие по теоретическому уровню любому клерку из ведомства т. Суслова, приступили к спасению себя своими собственными руками. То есть вняли наконец призывам Римского клуба и осуществили технологическую и организационную перестройку промышленности. В результате: снижающееся потребление ресурсов обернулось противоположным результатом. В Германии в 70-80-е годы, при росте автомобильного парка, потребление бензина для него снизилось и абсолютно, и относительно.

Перестроенная промышленность закономерно получила ускорение: с 1967 по 1997 год производительность труда в сельском хозяйстве выросла в пять с лишним раз, на транспорте и в торговле, в промышленности – удвоилась.

В СССР же приоритет отдавали «освоению средств» иной раз в буквальном смысле – закапывая их в землю (неэффективная мелиорация, совершенно безумный проект по повороту течения рек от устья к истокам, высочайшее достижение всех времен и народов – осушение Аральского моря). Да что мелочиться: цена на нефть растет, увеличившись в год вторжения в Афганистан и в преддверии Московской Олимпиады до 90 полновесных американских долларов за баррель.

В Стране Советов (и в нынешней Беларуси) политика всегда довлела над экономикой. Но и западные страны решение многих экономических задач подчиняли политическим. Поэтому под водительством США решено было проявить «империалистическую солидарность», поощрив нефтедобывающие страны к увеличению добычи нефти и компенсировав связанные с этим издержки. Что получилось, каждый знает.

Недавно телеканал «Россия» демонстрировал фильм «Страсти по Горбачеву», в котором сам Михаил Сергеевич, его соратники и противники выдавали «мемуары» о перестроечных временах, о роли в них людей и значении для истории. Любопытно было одно из заявлений Горбачева: «Мы 45 миллиардов выделили на образование, медицину, жилищное строительство, а цены на нефть упали до 16 долларов за баррель». Что было дальше, все помнят: набравшая ускорение советская экономика на полном ходу споткнулась и сошла под откос, как локомотив, совершенно неожиданно натолкнувшийся на тормозной башмак.

Ныне, не в малой степени благодаря американской «демократизации» Ирака, цены на нефть постоянно растут. Правда, до 90 долларов за баррель еще далеко, но и 57 долларов – тоже немало. Страны, потребляющие нефтепродукты в огромных и возрастающих объемах впали в легкую панику: не будет ни процветания, ни роста! А в таких случаях демократическая общественность демократических стран предъявляет очень серьезные претензии к своим демократическим правительствам. Власть же, добытая любым непростым способом, остается чересчур ценной для большинства политиков, чтобы ее вот так запросто ставить на кон в игре против слепо действующих рыночных сил. Тем более, что у этих сил имеются и вполне зрячие манипуляторы.

Обрадовались разве что арабские шейхи, властители пустынь, в которых нефть можно черпать котелками из любого бархана, российские олигархи да жители далекой Венесуэлы, которой «керосинка» позволяет «разводить» на доллары самого дядю Сэма. А в Беларуси наступила легкая истерика: проскочили. Не будь нефтепродуктов (рост экспорта на 46,7% при росте экспортных цен на 28%; Беларусь покупает нефть в России по цене 147 долларов за тонну, а нефтепродукты продает по цене 262 доллара за тонну) – январь, да судя по всему, и февраль для внешней торговли оказались бы полностью провальными. И это без всяких экивоков – голая, как говорят, сермяжная правда. Практически по всем основным видам товаров экспорт упал. Исключение составили тракторы (плюс 1,1%), лесоматериалы (плюс 30%), холодильники, морозильники и холодильное оборудование (плюс 2,4%), телевизоры, видеомониторы и видеопроекторы (плюс 33,1%). На этом далеко не уедешь, поскольку вне России они большим спросом не пользуются.

В торговле с Россией резкое падение экспорта и импорта отмечено по всем позициям, что чаще всего разъясняют тамошними рождественскими каникулами. Возможно и так, действительно загулялись. Но ведь в январе прошлого года, месяца традиционно низкой деловой активности, объем продаж был гораздо выше.

Разумеется, благоприятную конъюнктуру надо использовать. Для того, чтобы инвестировать в проекты, обеспечивающие выживаемость в ситуации, когда эта конъюнктура ухудшится. СССР, как мы знаем, этого не сумел.

Затоварились, однако...

По информации Минстата, в январе 2005 г . объем произведенной продукции (работ, услуг) в текущих ценах составил 4,4 трлн. рублей и увеличился по сравнению с январем 2004 г . в сопоставимых ценах на 13,3%. Прогнозом на 2005 г . предусмотрен его рост на 8-9,5%, на I квартал – на 5%. В январе 2005 г . по сравнению с январем 2004 г . увеличился выпуск по 317 видам из 572 важнейших видов продукции.

Увеличили производство продукции 1.509 предприятий (75,9% общего числа предприятий, учитываемых в текущем порядке). Удельный вес продукции этих предприятий в общем объеме производства составил 87,8%. На 151 предприятии объем производства возрос до 5%, на 231 – от 5% до 10%, на 291 – от 10% до 15%, на 142 – от 15% до 20%, на 694 предприятиях – от 20% и более.

Снизили объем производства промышленной продукции 408 предприятий, или 20,5% их общего числа. Удельный вес продукции этих предприятий в общем объеме производства составил 11,9%. На 24 предприятиях выпуск продукции снизился до 5%, на 36 – от 5% до 10%, на 32 – от 10% до 15%, на 40 – от 15% до 20%, на 276 предприятиях – от 20% и более.

В январе 2005 г . 118 валообразующими промышленными предприятиями (5,9% общего числа предприятий) произведено промышленной продукции на сумму 2,7 трлн. рублей, что к уровню января 2004 г . в сопоставимых ценах составило 115%. Удельный вес продукции этих предприятий в общем объеме производства составил 61,4%.

Короче, даешь вал! И дают. Соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства в январе 2005 г . в фактических ценах составило 61,5% (в январе 2004 г . – 55,7%). Наибольший удельный вес в запасах готовой продукции занимает продукция предприятий машиностроения и металлообработки (41%), пищевой промышленности (17,6%), легкой промышленности (11,2%).

Эти отрасли, а также сельское хозяйство, – чистейшей воды нахлебницы «нефтянки». В сельском хозяйстве, что всячески подчеркивается, в январе получено 22,4 миллиарда рублей прибыли (в 9 раз больше прошлогоднего), но просроченный долг отрасли равен почти триллиону, из которых на долг по топливо-энергетическим ресурсам приходится почти 60 миллиардов (почти в три раза больше полученной прибыли). То есть долги достигли такой величины, что над тем, чтобы отдать, даже не задумываются.

Машиностроение и металлообработка в январе затоварилась на 107% среднемесячного объема производства (по металлорежущим станкам запасы – на 3,8 месяцев, по машинам кузнечно-прессовым – 2,3 месяца, по мотоциклам – 19,1 (!) месяца). Можно почти 2 года не работать, а мотоциклы все еще останутся на складах. Легкая промышленность затоварилась на 1,5 месяца, пищевая – на 0,7. Немного, скажете? Но если чулки-носки, станки и мотоциклы могут годами храниться на складах, увеличивая разве что расходы на хранение, то пищевая промышленность дает питание, в том числе и осетрину, которая может быть только первой свежести.

По БТ усердно крутят «рекламу» Комитета по энергосбережению, в которой утверждается, что предприятие XXI века – энергетически независимое, использующее энергию дров и древесного мусора. В отдельных случаях при низкой энергоемкости производства такое может иметь место, но для промышленности в целом (и белорусской промышленности в особенности) – это утопия, если не сказать хуже.

Поэтому все надежды – «на трубу газовую», которой еще долго предстоит служить нашей базовой ценностью. А кран от нее, не в наших руках. Такова грустная реальность, сигнализирующая о необходимости сворачивания производства продукции, не имеющей спроса.

Пока же экономика идет с ускорением, рискуя наскочить на тормозной башмак, как это случилось с замечательной страной Советов.

Метки