Газовое перемирие

Одна лишняя победа может привести к катастрофе.

Л. Кумор

19 февраля 2004 года надолго останется в памяти минских студентов, пенсионеров и бомжей. В этот день им была предоставлена возможность получить 4 (четыре) тысячи белорусских рублей прямо на улице. Для этого надо было только оказаться в рядах пикетчиков у посольства Российской Федерации. В принципе, в тот же день четыре тысячи выдавали и болельщикам на трибунах чемпионата Европы по биатлону, но для приобщения к спорту надо было ехать далеко за город. Не в пример спорткомплексу «Раубичи», российское посольство расположено в самом центре белорусской столицы, так что к обеду около посольских ворот собралась группа в 400 человек. Часть подвезли с предприятий. В руках они держали добротно сделанные транспаранты.

Несмотря на то, что только один плакат в руках пикетчиков был адресован новому «врагу» белорусского народа – В. Путину, антипутинский характер «стихийной акции протеста» не вызывал сомнений… На волне газового конфликта между белорусскими и российскими «субъектами хозяйствования», белорусское руководство вступило в российскую предвыборную кампанию.

Естественно, речь идет не о российских президентских выборах 2004 года, исход которых известен даже младенцам. В контратаке против российского газового натиска белорусское руководство попыталось не только вернуться на российское политическое поле, откуда его не так давно не очень вежливо выпроводил Второй российский президент, но и закрепиться там до 2008 года. Не зря во время проведения совещания 19 февраля белорусского президента так волновало, чтобы корреспонденты российских телекомпаний донесли его слова до российских телезрителей. Иначе терялся основной смысл в спровоцированном официальным Минском «газовом» кризисе.

Скрытую цель газового конфликта разболтал (далеко не в первый раз) «политолог» Евгений Новиков. Во время ток-шоу «Выбор» (19 февраля) – уникальной программы БТ в формате диспута без оппонентов – Е. Новиков стал неожиданно суммировать претензии белорусской стороны к российскому президенту: «С какой Россией мы собираемся создавать союз?.. С этими «отморозками»?.. Владимир Путин, вы с кем?» и т.д.

Стоит отметить, что белорусское руководство одной из главных причин обострения проблемы газоснабжения Республики Беларусь определило президентские выборы в России, которые и заставляют В. Путина прибегать к «газовому шантажу» против «братского народа».

Любопытно, но буквально неделю назад некоторые оппозиционные аналитики говорили, что как раз предвыборная ситуация в России оградит Республику Беларусь от каких-либо газовых «разборок» с восточным соседом. С ними была согласна и власть. Сейчас все хором заговорили об обратном. Удивительная экспертная болтовня.

Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель – на следующее поколение.

У. Черчилль.

Для всего этого есть объяснение. Если несколько лет назад для появления А. Лукашенко на российских телеэкранах хватало грозной риторики, то сейчас потребовались действия. В эти дни газ впервые крали публично, открыто демонстрируя свое «право» грабить восточного соседа и в дальнейшем.

Итак, что произошло такого, мимо чего Россия не смогла пройти равнодушно.

С 1 января 2004 года РБ перестала рассчитываться деньгами за получаемый от независимых поставщиков российский газ. В лучшем случае, «рассчитывались» векселями «Белтрансгаза».

РБ сознательно ушла от подписания отдельного транзитного договора с «Газпромом», о чем он неоднократно просил, что позволило ей снять с газового транзита юридическое прикрытие.

18 февраля, с 10 часов утра – с момента сокращения «Газпромом» белорусского объема в газовых транзитных магистралях, «Белтрансгаз», как отмечали сотрудники «Газпрома», «не моргнув глазом», изъял из трубы газ, предназначенный и оплаченный Польшей, Литвой и администрацией Калининградской области РФ. Белорусской стороной была совершена кража имущества, принадлежащего нашим западным соседям.

Руководство Российской Федерации брошенный ей вызов приняло и прекратило газовый транзит через Республику Беларусь. После определенного замешательства (все-таки столь радикальных мер российской стороны в Минске не ожидали), выразившегося в почти суточной лихорадке в кабинетах и коридорах белорусской власти и государственных СМИ, Минск перешел в пропагандистское наступление всей мощью своего агитационного аппарата.

Сейчас уже можно подвести предварительные итоги кризиса. Итак, чего добились россияне?

Первый этап сценария против официального Минска выполнен на 70%. (См. А. Суздальцев, «Сценарий войны», 02.02.04): Беларусь «железной рукой рынка» буквально вгоняют в рыночные механизмы. 19 февраля белорусское руководство, в традиционно унизительной для В. Путина форме, дало указание Совету министров пойти на заключение контракта с «Газпромом», согласившись с ценой 50 USD за тысячу кубическим метров природного газа.

В сознании российского электората был жестко закреплен тезис: «Белоруссия ворует наш газ». Пока не в полной мере это уяснили и в Западной Европе. Стоит добавить, что употребление 12 февраля главой российского государства слов «Россия – не дойная корова» вызвало позитивный отклик среди россиян. Жесткие действия федерального правительства и руководства «Газпрома» были одобрены всеми слоями российского общества, которое уже получило в свое время «украинскую» прививку. Это хороший внутриполитический результат за три недели до голосования.

Российская элита независимо от политических пристрастий поддержала В. Путина. В этом плане стоит отметить, что П. Бородин оказался вне российских правящих кругов.

Примечательно, что белорусскому телевидению удалось склонить на интервью только В. Жириновского (В. Селезнев вообще не в счет), но лучше бы оно вообще это не делало. Владимир Вольфович быстро перешел на резкие оценки всех стран СНГ, которые «сидят на шее» российского государства. С тем же успехом можно было попросить интервью у Анпилова или бывшего депутата-клоуна Марочкина.

«Газпром» получил отличные дополнительные аргументы для начала инвестирования Германией Северо-Западного газопровода (по дну Балтийского моря) и создания украино-российско-немецкого газового консорциума. Во всех этих проектах роль «Газпрома» решающая.

Российские электронные СМИ продемонстрировали, что они работают по стандартам CNN и BBC. Информация о начавшемся газовом кризисе была практически свободна от комментариев, подчеркивалась экономическая основа конфликта, эмоциям место не нашлось. Упор был сделан на три уже названных выше факта – долги, отсутствие контракта, воровство. 18 февраля этого вполне хватило для информационного погрома белорусского информационного пространства. Белорусское руководство было вынуждено отметить, что первую, информационную фазу конфликта оно проиграло: « Когда, прежде чем перекрыть ночью газ, была предпринята тотальная атака в средствах массовой информации, при том по всем каналам, мы вынуждены были, чтобы быть понятыми своим народом и российскими людьми, реагировать. Поэтому я публично был вынужден сказать то, что сказал» (Акт терроризма и т.д.,19 февраля).

Что у российской стороны не получилось? Политика все-таки опередила экономику, – на первом этапе кремлевского сценария против официального Минска этого, по-видимому, не планировалось.

Несмотря на то, что «Газпром» подчеркивал, что «закручивает вентиль» из-за воровства газа белорусской стороной, в аналитическом сообществе сложилось твердое мнение, что корень разногласий в стремлении «Газпрома» получить в свои руки контроль над ОАО «Белтрансгаз». Отсюда и повод для обвинения в стремлении «захватить за бесценок», «нас давят, а мы не сдаемся» и т.д.

В повестке «Газпрома» на ближайшие два-три года инвестиции в белорусские трубы не значатся. Эти деньги – более одного миллиарда долларов – концерн мог выделить в 2003 году, но сейчас, когда все силы «Газпрома» уже переориентированы на Балтику, украинские степи и связку Малая Азия – Балканы, на белорусские болота денег, сил и нервов не хватит. Большого смысла заниматься псевдопереговорами на тему создания СП на базе «Белтрансгаза» уже давно нет. Время для них ушло.

Плохо сработал российский МИД. Требовались предварительные переговоры и обсуждение ситуации, при которой либо западные партнеры недополучают газ, либо Россия терпит убытки, выполняя свои обязательства. Действия «Газпрома» по защите своих интересов спровоцировали кризисную реакцию в Восточной Европе, несмотря на то, что ни Польша, ни Литва от перекрытия газового транзита через РБ практически не пострадали. Украинские трубы безболезненно перебросили часть дополнительного газа на польскую границу, а в Прибалтике был задействован старый газопровод, не использовавшийся с советских времен. Мощность его незначительна, но в Литве и нет таких газоперерабатывающих гигантов, как гродненский «Азот».

Дипломатам стоило учесть, что в Польше существует лобби, выступающее за переход страны на норвежский газ, стоимость которого, между прочим, выше российского почти в два раза. Естественно, норвежское лобби воспользовалось российско-белорусским кризисом. И самое главное, у поляков появился хороший повод для активизации антипутинских настроений в Западной Европе.

Газовый кризис упал на благодатную почву недовольства ЕС Россией, которая активно сопротивляется распространению сферы действия Договора о партнерстве и сотрудничестве на новых членов Евросоюза. Объединенная Европа воспользовалась ситуацией, чтобы пнуть россиян. И вряд ли Москва забудет, благодаря кому она пропустила этот удар.

Интересно, что в этом кризисе и не могло получиться у Москвы? Во-первых, понятно, что цена в 50 USD за тысячу «кубов» также не является рыночной. В поставках в страну, которая не организовывает с «Газпромом» каких-либо СП, консорциумов, а создает в последнее время проблемы с транзитом, цена на газ не может не стремиться к среднеевропейской – 110 USD за тысячу кубов. Но добиться такой оплаты Москва и не пыталась, так как считает себя в определенной мере ответственной за социальный мир в Республике Беларусь. Официальный Минск прекрасно знает, что Кремль никогда не решится «утюжить» белорусский народ, и откровенно паразитирует на этом.

Во-вторых, невозможно успешно вести информационную войну на чужом информационном поле в борьбе против отмобилизованного глобального официоза. Стоит вспомнить, что с некоторых пор в белорусских регионах в вечернее время транслируется только телемутант ОНТ. Даже БТ отключено.

Вернемся в Беларусь. Что удалось Минску добиться в состоявшейся газовой схватке?

Белорусские власти сделали ставку на информационную войну и неплохо к ней подготовились. Они проанализировали ошибки в освещении государственными СМИ хода газовых переговоров в декабре – феврале и кардинально поменяли акценты. Суток хватило для мобилизации всего агитационного механизма, распределения ролей, определения ключевых слоганов и девизов. Говоря объективно, впервые за несколько прошедших лет белорусский официоз сработал на хорошем профессиональном уровне.

Ключевое слово было выбрано верно – «шантаж». Белорусы его услышали, и оно запало им в душу. Более того, им понравилось быть «жертвами шантажа». Ведь если шантажируют, следовательно, у нас что-то есть ценное, которое кому-то нужно. Но власть «борется» и это «ценное» не отдает. Противостоит, в общем, «шантажу».

Отсюда и имиджевое решение. Белорусский президент трактуется в образе защитника суверенитета, борца, способного поставить на колени Москву. « Но если кто–то думает там, за «стенами» в Москве, что белорусский народ склонит голову – мол, рубите, – этого не будет» (19 февраля).

Образ Кремля как злейшего «врага» белорусского народа создавался на близких каждому жителю республики производственных примерах: «Представьте, получив продукцию в Беларуси — картошку, помидоры в теплицах, тракторы, автомобили, при условии, что газ будет в два раза дороже, чем в России, где мы сможем продать эту продукцию? Вот в чем вопрос. Наша продукция на российском рынке становится неконкурентоспособной. Таким образом, эта акция нацелена на уничтожение только что поднявшихся с колен предприятий Беларуси. Зачем это надо российскому руководству?» При этом белорусов сознательно уводили от вопроса: «Почему российское руководство должно заботиться о предприятиях суверенной страны в ущерб собственному многомиллионному электорату, работающему на аналогичных предприятиях?». Тезис о критичном значении белорусского импорта для российского внутреннего рынка получил развитие и в последующие дни: «Россия рубит сук, на котором сидит» ( ОНТ, 20.02.04).

По принципу «держи вора» удалось навязать тезис о нарушении Москвой договоров и соглашений. « Мы должны по договорам получать газ по внутрироссийским ценам: как в Смоленской области, так и в Беларуси… Мы свято выполняем наши договоренности. Россия этим шагом сегодня ночью пошла на уничтожение тех договоренностей, которые были достигнуты в последнее время. Этим все сказано. Договоры и соглашения — это святое, их надо выполнять. Это закон. Руководство России этот закон нарушило» (19 февраля) . Это был почти беспроигрышный «вброс» белорусского руководства, так как для опровержения российской стороне было бы необходимо разворачивать продолжительную информационную кампанию на внутреннем белорусском информационном поле.

Реакция на отключение от газа на Западе – настоящая удача Минска. Руку помощи А. Лукашенко протянула Варшава. Стоит отметить, что этот процесс начался не вчера. Газовый кризис показал, что вариант «ухода на Запад» у А. Лукашенко есть. Проводниками будет часть восточноевропейцев. Остроты этой ситуации придают новые геополитические обстоятельства и память о судьбе Беларуси в истории многих европейских и глобальных конфликтов.

Перевод газового кризиса в политическую плоскость был неизбежен. Минск не мог продать половину «Белтрансгаза», так как это означало эрозию влияния белорусского политического режима внутри страны и в Москве. Минск не может оплачивать газ в рыночном формате, так как он его не перерабатывает, как поступающую по рыночным ценам нефть, и не перепродает, как перепродает продукты нефтепереработки. Минск, в современных условиях, нуждается в абсолютно гарантированном для Запада транзите газа. Только такие обстоятельства обеспечивают Беларуси бесперебойный доступ к чужому газу.

Поэтому Минск сознательно пошел на политизацию конфликта, Стоит отметить, что это правильно продуманное тактическое решение. Браво, Александр Григорьевич!..

Попутно конфликт послужил инструментом для возврата позиций на российском политическом поле. C тоит обратить внимание на следующее высказывание главы белорусского государства, вполне освоившегося в роли защитника «белорусов и россиян»: «Но на это (льготы, аналогичные украинским – А.С.) Россия тоже не хочет идти. Это же очевидные факты, и, естественно, мы задаемся вопросом: почему не хочет идти? Может, нет экономической цели решить этот вопрос? Может, здесь полностью все пропахло политикой? Может, кто–то Россией сегодня управляет, чтобы задушить страну. Но об этом нам надо прямо сказать, и мы будем это понимать» (19 февраля).

Что не получилось у официального Минска? Не получилось многое. Во всяком случае, не удалось сыграть на традиционной жалости: « Хочет Путин, чтобы мы платили эти деньги, давайте будем собирать: от лекарств, от чернобыльцев, от тех, кто в окопах гнил, они, видите ли, у нас богатые. Неужели мы не соберем эти 200 млн. долларов? Соберем!» Мгновенное превращение «процветающей Беларуси» в нищего ветерана с церковной паперти доверия не вызвало. Тем более, что власть так и не ответила на простой вопрос, который не может не возникать у людей: «Где наши деньги на газ? Ведь мы оплачиваем все счета…» Рано или поздно отвечать на этот вопрос придется.

Не получилось выступить в роли защитника интересов соседей на Западе и россиян из Калининграда: «Более того, за Беларусью на транзите газа сидят народы Литвы, Польши, Германии, Франции и, что немаловажно, Калининградской области, за которую мы несем жесточайшую моральную ответственность, которая сегодня, в данный момент находится в ситуации еще хуже, чем Беларусь» . Это был явный перехлест. Ведь именно «Белтрансгаз» и откачивал польский, литовский и калининградский газ. Как говорится, «браконьер – лучший защитник природы».

Не удалось достучаться до россиян. И дело не в том, что информационные возможности белорусов на востоке очень ограничены. Если бы Минск имел реальный потенциал для публичной дискуссии, то его слово понесли бы российские СМИ на первых полосах. Происходило бы то же, что происходит с каждым интервью молодого президента Грузии М. Саакашвили. Но сегодняшние доводы Минска никому не интересны. Отсюда попытки власти организовать целый поток писем россиян в поддержку белорусского руководства, интервью с местными россиянами, которых вынуждали провозглашать ритуальные проклятья своей Родине. Точно так в 1941 году американцы заставляли калифорнийских и гавайских японцев публично проклинать Японию. Но то была война…

Спектакль не мог обойтись и без местных «власовцев», по воле сердца воюющих против своего Отечества. Многим запомнилось выступление господина Суряева на ток-шоу «Выбор» (19 февраля). Не останется не услышанным в Москве и заявление Б. Паньшина – директора Национального центра маркетинга и конъюнктуры цен: «Мне, россиянину, просто стыдно за такой шантаж братского белорусского народа…» («Народная газета», 20.02.04). По логике этих «россиян», Россия обязана остаться «дойной коровой», а «плата за поставку из РФ» в белорусском маркетинге давно переименована в «шантаж».

Особо стоит отметить праздник на оппозиционной улице. Здесь А. Лукашенко уже трактуется в роли национального героя. Обзор комментариев к материалам, развешенным на оппозиционных сайтах, позволяет сделать вывод, что лозунг «Мочить москалей» – самый мягкий из встречающихся.

Но в разгар конфликта Минск не удержался и от серьезных ошибок. Главная из них заключается в том, что глава белорусского государства нарушил договоренность в Сочи и публично вмешался в ход событий. Это был тактически правильный ход, но стратегически проигрышный.

Привычка к «народности» привела к организации властью демонстрации у российского посольства. Неужели был расчет, что россияне, потрясенные зрелищем минских пенсионеров и членов БРСМ с лозунгами у посольской стены, побегут штурмовать стены кремлевские? В 1969 году такие демонстрации проводили власти КНР у здания посольства СССР в Пекине. Но то был год событий на острове Даманский…

Отзыв белорусского посла из Москвы – эмоции, превращенные в политические решения, ставящие своей задачей унизить и спровоцировать на ответ руководство огромной державы. В этой же серии посыпавшиеся, как из рога изобилия, оскорбления, причем из уст лиц, прекрасно известных в Москве (ток-шоу «Выбор»): «враги», «агрессия», «непонятно, чем думают» и т.д. Активно цитируются такие формулировки, как «акт терроризма», «проделки», которые были совершены руководством России». Ведущая «Панорамы» взяла на себя полномочия издеваться над заявлением МИДа РФ (19 февраля).

Стоит напомнить использование 20 февраля белорусскими СМИ вице-премьера российского правительства В. Христенко в качестве фона для интервью белорусского, казахского и украинского послов. Съемка российского «топливного» (!) вице-премьера осуществлялась в формате экскурсии в зоопарк. Это явный перебор, о котором не забудут…

Стоит особо сказать о развернувшейся в полную силу на белорусском политическом поле антироссийской и антипутинской кампании. Благодаря тому, что впервые государственные и оппозиционные СМИ выступили столь консолидированно, она приобрела такой накал, который логично подводит к началу боевых действий. Эти люди явно не понимают, что творят. Нас, что, втягивают в войну?..

Меньше всего мы прощаем другим те ошибки, какие совершали сами. / Ж. Ру /

Тем не менее, несмотря на то, что белорусская сторона все-таки не удержалась от ошибок, она достигла ощутимого тактического успеха, проигрывая стратегически. Для достижения стратегического успеха необходимо оперировать ПРАВДОЙ. Ведь не Москва же воровала сама у себя газ, ведь никуда не делись 114 млн. USD долга «Белтрансгаза» перед «Газпромом», ведь так и не отдали 40 млн. USD «Итере» и «Транснафте». Лгали и о том, что «Газпром» не желает рыночных тарифов за транзит. Появилась ложь о демонстрациях москвичей в защиту права Беларуси воровать российский газ. Лгут, что, «благодаря жесткой и принципиальной позиции» белорусской стороны, Москва пошла на попятную и сейчас просит покаяния у ворот Минска...

Тот, кто лжет, не отдает себе отчета в трудности своей задачи, ибо ему предстоит еще двадцать раз солгать, чтобы поддержать первую ложь. / А. Поп. /

Кто победил в газовой схватке? Никто. Достигнуто временное хрупкое перемирие. Но оно может быть разрушено односторонними мерами. Минск уже успел под шумок в одностороннем порядке, то есть без транзитного контракта (!), поднять стоимость транзита с 0,75 USD за прокачку тысячи кубов на 100 км до 1,02 USD. Стоит напомнить, что россияне требовали заключить контракт на поставку газа по 50 USD. Контракта как не было, так и нет. Автор этих строк не может согласиться с мнением Я. Романчука, который считает, что контракт с «Газпромом» о поставках газа будет подписан до конца февраля, а также будет подписан и топливно-энергетический баланс, а подозревает, что контракт не будет подписан еще очень долго.

Словам «пусть нас упрекнут, что мы не выстояли, поддались и так далее. Надо заключить договор на условиях Путина» верить нельзя. Если бы решение о заключении контракта было принято, то В. Христенко не делали бы прокаженным в минских коридорах власти, где ему, кроме Андрея Кобякова, никто и руки не протянул.

Ну, а дальше что? Будем педалировать неожиданно возникшее трогательное единство с Восточной Европой и оппозицией на поле противостояния с Москвой? Будем и дальше отвоевывать себе право на использование чужого газа?

Трудно сказать, но зато вполне по силам предугадать направления будущих действий Москвы.

Итак, что нам ждать с Востока? Будут ли еще отключения? Если и будут, то более продолжительные и детально подготовленные всей мощью российского государства. Во всяком случае, «прокол» в Восточной Европе будет детально проанализирован. Для начала нас начнут отсекать от газового транзита. Технические возможности для этого имеются. Так что белорусское руководство могло выставить транзитный тариф и в тысячу долларов. Но это частности.

Главное в том, что цена, которую Кремль согласился платить в эти февральские дни, свидетельствует, что сегодняшние хозяева Кремля более не пойдут на какие-либо договоренности с Минском. Для Москвы белорусское руководство умерло. Уже на последней перед кризисом встрече в «Газпроме» П. Петуха не пустили дальше приемной. Минску стоит готовиться к тому, чтобы навсегда забыть о каком-либо допуске к российской энергетике. Более того, никакие российские инвестиции в белорусский нефтехимический комплекс в таких обстоятельствах не придут. Никогда. Белорусская нефтехимия будет обречена, так как без российского газа и нефти она не стоит и полушки.

Следует думать, что по примеру строительства Балтийской трубопроводной системы (порт Приморск и трубопровод строили в три смены), которая отрезала Прибалтику от российского нефтяного транзита, Россия ляжет костьми, но ускорит строительство газопровода по дну Балтики, создаст газовый консорциум с Украиной и Германией, закольцует Турцию и Болгарию. Она добьется, что ее газ с момента подхода к российской границе станет «натовским». «Белтрансгазу», будет уготована роль маленького газового тупичка, и все убедятся, что он только тогда что-то стоит, когда в нем есть российский газ.

Вместо Конституционного Акта Союзного Государства белорусское руководство столкнется со вторым этапом сценария против него. Эта часть политическая, но ведь Минск сам перевел газовый конфликт в политическую плоскость. «Вызывающие заявления, сделанные президентом Белоруссии Александром Лукашенко 19 февраля, свидетельствуют о том, что он, пренебрегая интересами белорусского народа, берет (уже давно взял – А.С.) курс на обострение отношений с Россией. Российское внешнеполитическое ведомство отмечает, что на протяжении последних месяцев руководство Белоруссии осознанно вело дело к возникновению нынешнего кризиса» (Заявление представителя МИД РФ. 19.02.04).

О поиске поддержки Москвы в пролонгации президентских полномочий теперь, видимо, можно окончательно забыть, как и забыть само понятие «Беларусь – стратегический союзник России». Союзники друг у друга не воруют.

Метки