Шестой заход на Кремль

/Версия #2/

Шестой заход на Кремль

Все, что сокрыто теперь, раскроет некогда время.
Квинт Гораций Флакк

 

Как только вертолет с А.Лукашенко вылетел из Завидово, вся информация об итогах визита российской стороной была заблокирована. Белорусские государственные СМИ обошлись переливанием из пустого в порожнее – «равные права граждан», «обсуждение деталей уже принятых интеграционных решений» и т.д. Как всегда отличился главный официоз страны, в котором на следующий день после завершения визита в передовице освещение итогов состоявшейся встречи двух президентов начали с обругивания анонимных «СМИ, никогда не скрывающих своей антипатии к идеям интеграции»(!).

Использование житейского правила «лучшая защита – нападение» в государственной журналистике указывает на то, что говорить штатным летописцам о саммите в тверских лесах нечего. Вот и срывают зло на независимой аналитике…

Между тем, анализ текста интервью А.Лукашенко на ТВЦ не оставлял сомнений, что белорусский президент стоит на пороге принятия серьезных решений в отношении «встречного» интеграционного предложения В.Путина (04.04.05). Но, судя по всему, на конфронтацию у А.Лукашенко воли не хватило. Уже во второй половине дня пятницы, 16 июля, обстановка вокруг союзной тематики стала меняться. Во всяком случае, цель назначенного на 20 июля единого политдня была определена как пропаганда преимуществ Союзного государства России и Беларуси.

Одновременно белорусские власти развернули в медийном пространстве специфическую микрокампанию под девизом, что Москва более не имеет претензий к недемократичной сущности правящего в Беларуси режима: «В России сегодня спокойно воспринимают и жесткую внутреннюю политику белорусских властей, и прошлогодний референдум, позволивший действующему президенту участвовать в новых выборах… Отсюда и заинтересованность российской власти в сохранении в Беларуси статус-кво исходя как из геополитических, так и из военно-стратегических приоритетов» («Республика», 19.07.05).

Любопытно, что подготовка визита совпала со встречей комиссии по вопросам развития гражданского общества с В.Путиным. Сергей Караганов, находясь в Кремле в составе данной комиссии, не мог не воспользоваться возможностью в преддверии приезда белорусского президента озвучить проблемы в области соблюдения прав человека в Беларуси. В.Путину, который вряд ли готовился обсуждать с А.Лукашенко правозащитные вопросы, осталось только пообещать переговорить с белорусским президентом… На большее рассчитывать не приходилось – Москва не собирается подменять белорусов в деле установления демократии у себя дома. Во-первых, Россия трепетно относится ко всякого вида обвинениям во вмешательстве во внутренние дела, а во-вторых, установление демократии у соседа – дело исключительно неблагодарное. Пример Ирака многому научил. Так что главная тематика встречи – союзная, на что В.Путин, словно напоминая А.Лукашенко, указал в приветственном слове перед началом встречи.

Можно сколько угодно упиваться фактом шестой за первую половину года встречи глав двух государств – «…данный факт говорит сам за себя! Это этапы рабочего диалога, необходимые для корректировки интеграционного процесса, который в последнее время набирает все большие обороты» («СБ»). В принципе, частоту встреч с тем же успехом можно было бы истолковать как бесконечные и бесполезные попытки что-то реально решить с самым стагнирующим интеграционным проектом на планете. Тем более странно, как можно было миллионам граждан двух стран буквально в «последнее время» прозевать эти космические «интеграционные обороты»?

Как получали белорусы заработную плату в собственных рублях, так и получают. О выборах союзного парламента, а уж тем более, союзных президента и вице-президента вообще ничего не слышно. Проект конституционного акта Союзного государства России и Беларуси по объему денег, потраченных на его разработку, и количеству лет, убитых на его обсуждение, уже сейчас вполне заслужил право быть занесенным в Книгу рекордов Гиннесса. Если нам, скромным обывателям, в стотысячный раз напоминают, что «лучшим подтверждением этому (успеха интеграции между РБ и РФ – А.С.) – беспрецедентно высокий товарооборот» («СБ»), достигнутый в славный своими отменно высокими ценами на нефть 2004 год, то мы не откроем Америки, в очередной раз напомнив, что с Германией РФ в истекшем году наторговала в три раза больше, но в Берлине и Москве никто не говорит о гарантиях для претендента на пост вице-президента Союзного государства России и Германии. А в Завидово как раз об этом и говорили.

Для такого утверждения есть основания? Для доказательства данной версии попытаемся окинуть внимательным взором основные, так сказать, лежащие на поверхности проблемы российско-белорусского политического взаимодействия. Это позволит нам попутно понять: зачем белорусской стороной так скоропостижно был закончен летний период раздумий о судьбе Беларуси в российско-белорусском интеграционном контексте, если очередной Высший госсовет Союзного государства мы ожидаем только в сентябре? Но предварительно стоит заметить, что нас не должна вводить в заблуждение традиционная формулировка белорусских официальных СМИ: «по просьбе российской стороны/президента Российской Федерации президент Республики Беларусь посетил с кратким рабочим визитом столицу Российской Федерации».

Встреча с А.Лукашенко еще в пятницу (15 июля) отсутствовала в рабочем графике российского президента. Судя по всему, предшественником встречи был предварительный телефонный звонок из Минска в Кремль. Естественно, в ходе разговора В.Путин пригласил своего белорусского коллегу на беседу. Для Кремля такой формат приглашения обычен, но в Минске давно укоренился способ даже из весеннего подсчета перелетных птиц делать далеко идущие политические выводы об особой стабильности и удобстве белорусской территории для вывода птенцов. Так было и в данном случае. Приглашают – следовательно «уважают» и «доверяют», что и требуется для сюжета на БТ и ОНТ.

В настоящее время в виртуальной «российской папке» белорусского президента поверх десятков мелких и крупных нерешенных политических, экономических, военно-стратегических и таможенно-транзитных вопросов лежат три основных. Два из них белорусского «происхождения» – политическая поддержка белорусского президента на белорусских президентских выборах и условия (прежде всего цена) контракта по поставке российского природного газа в Беларусь на 2006 год. Третья проблема – уже не раз упоминаемое российское «встречное» интеграционное предложение, на которое к осени официальному Минску необходимо дать ответ. Однако А.Лукашенко решил дать ответ сейчас. С чем связана столь ярко выраженная спешка?

Чтобы решить хотя бы для себя эту проблему, желательно предварительно уяснить ее значимость для понимания всей многогранности и противоречивости взаимоотношений между Москвой и Минском. С этой целью для начала стоит перевести то, что несколько месяцев считалось версией, в разряд реальных фактов. В частности, автор этих строк в свое время взял на себя смелость утверждать, что в Сочи А.Лукашенко «обратится» за политической поддержкой: «В принципе, А.Лукашенко вполне хватит поддержки одной Москвы, чтобы остаться на очередной президентский срок» («Бишкек – Минск» с Заездом в Сочи», 28.03.05). А затем мы утверждали, что белорусский президент уже «обратился» к В.Путину с просьбой поддержать его в 2006 году («Интеграционный капакан», 20.06.05).

19 июля белорусский президент в Завидово в обществе президента России сам публично, перед видеокамерами заговорил о том, что ему нужна «поддержка от России» и он ее «как всегда» получит (цитируется «с экрана» ОРТ). Итак, главная тема состоявшейся встречи – поддержка на выборах 2006 года в обмен на ускорение интеграции. Это не торг, а ультиматум. Между прочим, сложившаяся ситуация очень напоминает марафон Лукашенко за Путиным в преддверии белорусского конституционного референдума 2004 года. Но тогда А.Лукашенко прорвался, воспользовавшись трагедией в Беслане. Сейчас он хватается за геополитику.

Политическая поддержка Москвы – понятие исключительно емкое. Прежде всего оно включает фактическое признание права первого белорусского президента на третье переизбрание на высший государственный пост в союзном с Россией государстве. Кроме того, такая поддержка открывает дорогу для асимметричного (вне так и не принятого конституционного акта СГ) прикрытия белорусского лидера от политического давления с Запада, и, как следствие, означает втягивание России в очередную конфронтацию с Западом на белорусском внутреннем политическом поле со всем шлейфом обвинений во вмешательстве во внутренние дела и «имперских амбициях».

Не стоит забывать, что публично озвученная политическая поддержка А.Лукашенко со стороны Кремля одновременно фактически отрезает российские СМИ от критического освещения будущего белорусского политического кризиса (чем и будет по сути электоральный процесс 2006 года в РБ). Одновременно в случае получения «поддержки» от В.Путина будут фактически заблокированы все попытки различных российских государственных ведомств и крупных, имеющих навыки разруливания общественно-политических вопросов и заинтересованных в белорусском рынке корпораций, продолжить поиск на белорусском политическом поле сил, способных взять на себя хотя бы часть имиджа пророссийских, а также выявление кандидата, ориентированного на серьезную договорную работу с Москвой. Естественно, что предпринимаемые в настоящее время со стороны некоторых высших белорусских государственных чиновников попытки выйти в преддверии 2006 года на определенные договоренности с различными федеральными ведомствами мгновенно перейдут в разряд бесполезных.

Огромное значение имеет международный аспект желаемой для А.Лукашенко московской «поддержки». В случае ее публичного оказания белорусский президент получает безоговорочное «прикрытие» в борьбе с собственной «огурцовой революцией» – «что хочу, то и ворочу», так как за все ответит Кремль.

Есть еще ряд позитивных для официального Минска преимуществ и преференций, относящихся к понятию «поддержка» со стороны высшего руководства РФ. В общем списке находится и такой политический по сути вопрос, как заключение контракта на поставку газа в Беларусь. Дело в том, что начиная с 2001 года практически каждое подписание очередного ежегодного «газового» контракта сопровождается жестокой кулуарной схваткой и несколькими «тематическими» беседами президентов двух стран. Так что появление на экранах белорусского телевидения первого вице-премьера белорусского правительства с традиционными бравурными комментариями о перспективах поставки газа в приближающемся году президентских выборов не оставляет никаких сомнений – быть беде! Мы все знаем цену такого рода правительственного мажора на примере 2003 года, когда несколько месяцев уверений с телеэкрана то премьера Сидорского, то не к ночи помянутого В.Семашко на фоне безответственной трескотни государственных СМИ завершились полным перекрытием поставок газа «в двадцатиградусный мороз».

Вывод лежит на поверхности: если В.Семашко рапортует, что с газом 2006 года «нет проблем», то основные обсуждения объемов и цены газового контракта только впереди. Естественно, в случае получения в Москве «поддержки» А.Лукашенко незамедлительно бы воспользовался возможностью решить «газовый вопрос». Между прочим, это был бы правильный ход со стороны любого крупного государственного деятеля, так как какая может быть политическая «поддержка» без экономической уступки со стороны того, который эту «поддержку» должен оказать.

Стоит напомнить, что правительство РБ действительно стремилось заключить контракт на поставку газа в 2006 году еще 1 июля, но «Газпром» такую прыть белорусских министров не поддержал, откровенно сдвигая вопрос о будущей «газовой» цене на осень, чем явно ориентировался на итоги осеннего Высшего госсовета. Минск такая увязка крайне беспокоит, так как уже нет никаких сомнений, что А.Лукашенко отвергнет интеграционное предложение В.Путина (апрель 2005 года), и сейчас он решает сложнейшую задачу: как одновременно, ничего не меняя в российско-белорусском интеграционном анабиозе, получить политическую поддержку на предстоящих выборах, прикрыться Москвой перед наступлением Запада да еще и заработать денег на российском газе? Иными словами, белорусский президент должен не только отразить интеграционное «наступление» Кремля, который в настоящее время на белорусском направлении действует по принципу «или сейчас – или никогда», в чем находит консолидированную по сути и нетерпеливую по форме поддержку всего российского правящего класса – заявление на прошлой неделе вице-спикера Госдумы Слиски по поводу проблемы введения в денежное обращение Беларуси российского рубля является тому ярким подтверждением, но и укрепить свои политические позиции в Москве!..

Между прочим, А.Лукашенко может решить эту, как кажется на первый взгляд, неразрешимую политическую дилемму, если верно сопоставит собственное напряженное политическое расписание с тенденциями геополитики на трассе «Восток – Запад». Неожиданный визит в Москву 19 июля как раз и относится к такого рода попыткам.

Прежде всего напомним себе политический календарь предстоящего осеннее-зимнего политического сезона. Его пик – январское Всебелорусское народное собрание (проще говоря, съезд лукашистов), на котором А.Лукашенко должен быть «номинирован» на пост белорусского президента. Следовательно, уже с сентября начнется подготовка списков делегатов собрания, приступят к пропагандистской работе государственные СМИ – страна начнет втягиваться в период предвыборной борьбы. Естественно, белорусской власти перед столь судьбоносной для ее выживания кампанией необходимо «прикрыть тылы» со стороны Москвы – получить полную поддержку своим политическим и экономическим планам. Откладывание до осени этих проблем чревато их обострением и, как следствие, грозит дестабилизировать не только политическое расписание официального Минска, но и спровоцировать начало белорусского политического кризиса. Кроме того, стоит обратить внимание на очередное сбрасывание информации о возможности досрочных президентских выборов, что, тем не менее, само по себе крайне сомнительно и провокационно…

Ставки на политический сезон 2006 года исключительно высоки. В той же мере как в России уход в отставку в 2008 году В.Путина и появление в Кремле вновь избранного президента фактически означало бы завершение в России формирования политической традиции сменяемости власти, так и в Беларуси самоназначение Александра Григорьевича в 2006 году в третий раз на пост президента страны путем формального голосования с заранее утвержденными цифрами проголосовавших, будет означать окончательную приватизацию страны кланом первого белорусского президента с передачей власти по наследству от отца к сыну, а затем к внуку – Александру Викторовичу Лукашенко.

Между прочим, если уж мы коснулись этой темы, то автор этих строк не раз утверждал, что все всплывающие на поверхность сценарии «третьего срока» В.Путина имеют ту же фантазийную природу, как и абсолютно безответственные и ничем не обоснованные заявления некоторых белорусских оппозиционных «политтехнологов» о разработке Г.Павловским и С.Карагановым двух альтернативных планов по дестабилизации режима А.Лукашенко (подразумевается, им больше делать нечего, как заниматься А.Лукашенко). С тем же успехом А.Добровольский на пару с С.Альфером по заказу СПС могут писать сценарии свержения В.Путина. Вообще, в последнее время что-то много развелось сценаристов…

Но вернемся в тверские леса, в Завидово… Судя по всему, окружение белорусского президента смогло его убедить, что июльский ветер геополитики дует в паруса А.Лукашенко, он в силах доказать В.Путину, что только он остается основной точкой опоры Кремля на западном направлении. Белорусский президент решил не ждать сентября и попытаться сейчас, летом, заставить российский «вектор» действовать в пользу официального Минска. Осенью «роза ветров» может измениться…

После окончания визита не состоялось даже краткой пресс-конференции. А.Лукашенко – большой любитель «оттянуться» на недавнем партнере по переговорам прямо на летном поле минского аэропорта в данном случае молча скрылся за «проволокой» своей резиденции и до конца завершившейся недели на телеэкране уже не появлялся. Попытаемся сформулировать пока промежуточный вывод: в Завидово российской стороной были выслушаны доводы белорусского президента, и В.Путин постарался не только не разочаровывать гостя, но и не обнадеживать.

А.Лукашенко не получил от В.Путина политической поддержки, так как в ином случае мы это бы знали – А.Лукашенко не умеет хранить тайны. Он открытый человек и очень быстро делится с народом, словно постоянно доказывая ему свою профпригодность. К примеру, апрельский разговор двух президентов в Сочи, о котором мы говорили в формате версии, он в форме воображаемой полемики повторил в своем интервью каналу ТВЦ. Так что рано или поздно все проясняется… Между прочим, в пятницу, 22 июля, БТ неожиданно повторила телеинтервью А.Лукашенко для ТВЦ со всеми его интеграционными «обидами». Вот и ответ на вопрос об итогах шестого «захода» белорусского президента на Кремль. Хотя некоторые считают, что «президенты последовательно демонстрируют (выделено мною – А. С.) незыблемость своей устремленности и дальше целенаправленно проводить курс на сближение двух стран и народов» («СБ»). Очень неплохая версия, а главное –правдивая. Иными словами, шоу продолжается!

Метки