Кризис Европы

Кризис Европы: взгляд с Востока

Последний белорусско-российский саммит проходил на фоне крупнейшего кризиса в Европе. Франция и Голландия сказали «нет» новой европейской конституции. Ряд государств ЕС приняли решение отложить обсуждение европейского будущего. Трения по поводу бюджета ЕС на 2007-2013 годы также не были преодолены. Крупнейшие члены ЕС – Германия и Великобритания – переживают нелегкие дни: в Германии предстоит смена кабинета, а Туманный альбион захлестнула волна террора. Как представляется, спектр реакции на европейский кризис и в России и в Беларуси широк: от сожаления о том, что масштабный проект объединения Европы пока не состоялся, до открытого выражения удовлетворения в связи с коллапсом идеи европейской конфедерации.

Официальные лица России довольно буднично реагируют на кризис. И российский президент, и российский министр иностранных дел заявили, что кризис не повлияет на двусторонние отношения Москвы и ЕС. В действительности ратификация конституционного акта ЕС формально не влияет на положения действующего Договора о партнерстве и сотрудничестве ЕС и России. При этом некоторые российские эксперты отметили, что в случае принятия конституции формат российско-европейских отношений изменится из-за тех положений, которые предусматривают создание новых институциональных структур ЕС.

В противовес официальной точке зрения российские аналитики усмотрели в европейском кризисе новые возможности для углубления европейско-российского партнерства. В частности, они полагают, что провал референдумов должен неизбежно повлечь за собой изменение европейской интеграционной модели. При этом членство России в ЕС исключается, но более гибкая модель сотрудничества, прежде всего экономического, допускается. Кроме того, в новой модели интеграции, по мнению российских аналитиков, Россия сможет более активно взаимодействовать со своими традиционными партнерами, а мнения тех новых членов ЕС, где антироссийские настроения особенно сильны, утратят свое влияние.

И, наконец, главное. Заявления ряда европейских лидеров о том, что в связи с кризисом прием новых членов в ЕС должен быть прекращен, рассматриваются российскими политологами как исключительно благоприятная возможность для реставрации серьезно пошатнувшегося за последнее время влияния России на постсоветском пространстве. В целом же становится ясно, что европейскую кризисную паузу Россия будет пытаться максимально активно использовать, с тем чтобы провести инвентаризацию своих основных концептуальных подходов к взаимодействию с ЕС, поскольку срок действия нынешнего договора c Союзом истекает в 2007 году. Официальная Москва при этом, конечно, вряд ли исходит из того, что отношения с Россией станут приоритетом для Брюсселя. ЕС действительно поглощен внутренними проблемами.

Вместе с тем нельзя не отметить, что, несмотря на растущую взаимозависимость России и ЕС, рост взаимных инвестиций, миграции, туризма и углубления дружественных отношений с отдельными европейскими странами, Москва обеспокоена многими аспектами своих отношений с ЕС. В частности, это касается того обстоятельства, что до сих пор европейские партнеры России преимущественно проявляли инициативу и задавали тон в определении формата и направлений партнерства. Сейчас, очевидно, Москва будет стремиться переломить эту тенденцию, с тем чтобы занять более активную позицию.

Наряду с этим ясно, что Россия постепенно входит в новый этап осознания реальных возможностей своих отношений с Европой. Думается, что «реализм» этот будет основан в некоторой степени на опыте довольно тесной интеракции двух различных систем времен межблокового противостояния.

С течением времени, по всей видимости, интерес к Европе у России будет объективно расти. По мере того как российские энергетические ресурсы будут истощаться, а численность населения падать, эта страна все в меньшей степени будет играть столь самодостаточную роль, какую она пыталась и продолжает пытаться играть на нынешнем этапе.

Приведенные выше аналитические раскладки кажутся, однако, делом долгосрочной перспективы. Сегодняшняя же реальность такова, что сырьевые ресурсы и энергетика, наряду с проблемами постоянной интервенции ЕС в сферу чувствительных для России интересов на постсоветском пространстве, способны серьезно ухудшить отношения Москвы и ЕС. Речь здесь идет о том, что дальнейшая интеграция России и Европы в сфере энергетики неизбежно повлечет за собой требования прямого доступа европейских компаний к национальным источникам энергии или их мониторинга, а также полной либерализации цен на российском рынке. Сегодня в России эти обстоятельства увязываются с возможностью утраты суверенитета, снижения темпов собственного промышленного развития, превращения в сырьевой придаток Запада, ростoм сепаратизма и опасностью фрагментации страны. Именно проблемы либерализации энергетической политики России все более намечают сегодня раскол политической элиты страны, который все более актуализируется по мере приближения срока очередных президентских выборов.

С другой стороны, Москву чрезвычайно раздражает, что ЕС становится все более эффективным игроком в СНГ. Недавнее заявление ЕС o готовности к мониторингу приднестровского участка границы в Молдове, а также арест двух российских наблюдателей на выборах мэра Кишинева являются яркой иллюстрацией тогo, что после Украины и Грузии Россия стремительно теряет и Молдову…

Всем понятно, что у России остается один «резерв» на Запaде. Этот «резерв» – диктатор Лукашенко. Возможная сделка ясна. В обмен, например, на денежный союз на российских условиях и контроль над энергетической инфраструктурой Беларуси Москва поддержит Лукашенко в его стремлении усидеть на президентском стуле третий срок. Мяч новой волны «интеграции» переброшен, таким образом, из Кремля на ул. К.Маркса, 38. Когда же наступит конец этому позорному для нашей страны и нашего народа интеграционному матчу?..

Метки