Выборы в местные Советы

Любые выборы в стране, какими бы они ни были по рангу или по условиям проведения, – это всегда квинтэссенция политического процесса. В этот короткий промежуток времени, как в зеркале, становятся со всей отчетливостью видны ресурсы, цели, стратегии, мотивы и алгоритмы поведения всех основных политических актеров. Именно с этой точки зрения любопытно проанализировать нынешнюю избирательную кампанию по выборам в местные Советы разных уровней.

Пожалуй, впервые за последние годы муниципальные выборы (с известной долей условности их можно называть и так) являются объектом столь пристального внимания и со стороны властей и со стороны альтернативных им политических институтов. Это определяется несколькими факторами:

1. Нынешняя избирательная кампания – первая после президентских выборов 2001 г., и потому она не может не рассматриваться как проверка лояльности и способности управлять ситуацией со стороны президентской вертикали. Это своего рода «смотр боевых порядков», который никогда не является лишним.

2. Это первая (за исключением президентских выборов) после 1996 г. попытка оппозиции принять участие в общенациональной избирательной кампании через выдвижение и продвижение своих кандидатов. У оппозиции появился шанс проверить реакцию населения на идеи и персоналии, предлагаемые в качестве альтернативы существующей власти. Последнее, разумеется, становится возможным только там, где оппозиционные кандидаты «просачиваются» сквозь сито рестрикций и регламентов, применяемых к ним со стороны официальных органов

3. Это кампания, которая может стать непосредственной предвестницей референдума по изменению Конституции и продлению сроков президентских полномочий. В ситуации, когда общественное мнение сильно колеблется относительно возможностей такого продления (социологи различных исследовательских центров фиксируют отрицательное отношение к продлению президентского срока практически у 50% респондентов), проверка общественного мнения через выборы представляется весьма важной и для власти, и для оппозиции, и для общества в целом.

Суть любой избирательной кампании предельно проста: два главных действующих лица – кандидат и избиратель – взаимодействуют по правилам, определенным законодателем. В результате такого взаимодействия одним кандидатам удается «продать» себя и свои идеи, а другим нет. Выборы – это своего рода политический рынок, где есть покупатель и продавец, есть товар, есть валюта и есть определенные правила игры. Но суть сутью, а воплощений, как и в случае с экономическим рынком, может быть множество. Применяя эту простейшую схему к нашей электоральной ситуации, мы видим точно так же, как и в нашей экономике, множество искажений, вызванных к жизни «благими намерениями» властей сделать для себя «как лучше» и получить «как всегда». Что же представляет собой нынешний белорусский избиратель и каковы возможности его выбора?

Избиратель

В целом избиратель в Беларуси беспрецедентно активен. Вопреки распространенному тезису о том, что наш избиратель в целом ленив и пассивен, обратим внимания на то, что явка на парламентские выборы, к примеру, всегда колеблется на уровне 50%. В стране, где отсутствует политический рынок и возможности для проведения полноценных избирательных кампаний, такой интерес к политическому мероприятию можно объяснить разве что добросовестностью и дисциплинированностью населения, корни которых уходят… (далее каждый фантазирует в соответствии со своей концепцией политической культуры).

По данным социологов ИСПИ (официальная социологическая служба при Администрации Президента), свою готовность участвовать в нынешних муниципальных выборах заявили около 69% избирателей. Социологи НИСЭПИ (один из независимых исследовательских центров) отмечают, что по их данным явка на выборы составит около 64%. Разумеется, ни та, ни другая цифры не есть показатель реальной избирательной активности. Последняя всегда ниже заявленной в ответах на прожектные вопросы - вопросы относительно будущего – не менее, чем на 10%. В любом случае полученные данные означают, что муниципальные выборы в целом по стране, скорее всего, состоятся, но превышение 50%-ной явки будет во многих случаях проблематичным.

Еще более сложная ситуация предвидится в столице Беларуси. По данным социологической службы «Зеркало» 53% минчан заявили о своей готовности участвовать в муниципальных выборах. Если учесть, что согласно ст. 89 Избирательного кодекса РБ выборы в местные Советы признаются состоявшимися, если в них приняло участие более половины избирателей, то с учетом так называемых «потерь» (забыли, не хватило времени, любые другие случайные причины) это станет причиной беспокойства и создаст определенные сложности для местных властей, которые хотели бы видеть эти выборы состоявшимися.

Заметим, что вопрос о явке – это вопрос о стимулах и мотивах избирателей. Согласимся, что когда избиратель идет на выборы, он несет определенные издержки. В частности, он жертвует своим временем, физическими силами, иными интересными занятиями, которые могут приносить удовольствие в законный выходной день. В этом случае важен вопрос – а что он получает взамен? Если избиратель уверен, что от его волеизъявления зависит его будущая судьба, что он выбирает человека, который реально будет представлять его интересы, что его голос будет учтен и честно подсчитан, он скорее пойдет, чем не пойдет на избирательный участок.

В приложении к нашей политической практике это провоцирует вопрос о доверии избирателя к самой процедуре выборов. По данным НИСЭПИ (декабрь 2002 г.), в то, что официальные итоги выборов в местные Советы будут соответствовать результатам голосования, не верят 33,6% избирателей, а 26,3% затруднились ответить на данный вопрос. Еще более критично по этому вопросу настроены минчане. По данным социологической службы «Зеркало», 14,0% опрошенных минчан считают, что результаты выборов будут подтасованы, 24,0% – согласны с тем, что они (результаты), скорее всего, будут подтасованы, а 34% респондентов затруднились ответить на этот вопрос, что также никак не свидетельствует об их уверенности в соответствии проводимых выборов критериям справедливости.

Социологические опросы также подтверждают, что большинство избирателей не видят в местных Советах органы представительства своих интересов. Так, по данным НИСЭПИ, 82% респондентов считают, что местные Советы и их депутаты вообще никак не влияют, либо влияют незначительно на их жизнь, и лишь 10% опрошенных считают такое влияние значительным. Парадокс заключается в том, что уровень представительства интересов через местные Советы в нашей стране весьма высок. Арифметика проста: сегодня в стране насчитывается около 7 млн. избирателей и им предстоит избрать около 24 тыс. кандидатов. Иными словами 1 депутат местных Советов представляет интересы 290 избирателей. Однако, как видим, по мнению большинства избирателей, вся эта машина, по сути, работает вхолостую.

На данный момент трудно прогнозировать те политические предпочтения, которые продемонстрируют 2 марта белорусские избиратели. Как свидетельствуют социологические опросы (данные службы «Зеркало»), 41% минчан либо не знают, за кого они будут голосовать, либо заявляют, что им это безразлично. Добавим к этому, что 18% респондентов предполагают отдать свои голоса беспартийным кандидатам, т.е. таким, которые не будут явно подчеркивать свои политические позиции. Все это позволяет говорить о том, что основными при осуществлении электорального решения будут все же неполитические основания.

Подобное, в целом, характерно для избирательного процесса Беларуси, где граждане чаще «голосуют сердцем». Такого рода поведение принято относить к политически инфантильному, и это совершенно справедливо в отношении нашей страны. Дело тут не в том (или не только в том), что белорусский избиратель политически неграмотен, а в отсутствии нормального политического рынка и внятной системы координат для принятия политического решения. Согласимся, что когда в обществе не ведется публичного обсуждения политических вопросов относительно будущего страны и решения ее основных проблем, когда нет открытого столкновения политических мнений и избиратель не может сопоставить политические проекты, предлагаемые разными политическими акторами, то его выбор чаще всего носит во многом случайный характеp.

Кандидаты

Немного статистики. На 24 012 мандатов в местных Советах претендовало 26 567 (именно столько заявлений было подано с просьбой о регистрации в избирательные комиссии). Из граждан, пожелавших стать кандидатами в депутаты, зарегистрировано 25 805. На первый взгляд это свидетельствует о том, что, во-первых, сами граждане при выдвижении своих кандидатур были не столь уж активны, а во-вторых, процедура их регистрации была вполне, если можно так выразиться, снисходительной. В целом по Беларуси в регистрации отказано лишь 2,9% соискателей. Однако таков лишь первый взгляд.

Заметим, прежде всего, что в среднем низкий уровень конкуренции определяется ее практическим отсутствием среди кандидатов в Советы низовых уровней. Что же касается областных Советов, а также Минского городского совета, то конкуренция здесь могла бы быть весьма острой. Так, в Минске на 1 место в горсовете могли бы претендовать 5,5 кандидата. Употребление сослагательного наклонения связано с тем, что именно в Минске избирательными комиссиями было сделано все возможное, чтобы уменьшить число претендентов и сделать избирательный процесс максимально управляемым. Из 305 соискателей в Минске отказано 140, притом, что в целом по стране отказ в регистрации получили 762 человека.

Наибольший отсев произошел, как и следовало ожидать, среди партийных кандидатов. Так, из 143 кандидатов, выдвинутых партией БНФ, регистрацию не прошли 25%, около 30% составил и «отсев» кандидатов от партии БСДП «Народная грамада». В стране, где слово «партия» часто употребляется как синоним слова «оппозиция», такое поведение властей вполне понятно и предсказуемо. В этой связи возникает вопрос о доле вины самих кандидатов. В их комментариях обычно содержатся ссылки на «надуманные предлоги» и «необоснованные причины». Состав «отказников» (а среди них лидеры демократических объединений, организаций, лидеры правозащитного движения и просто известные своей политической активностью люди) указывает на то, что в большинстве случаев их ошибки и просчеты действительно были незначительными. Однако, в ситуации политической борьбы с неравным по силам и возможностям политическим противником важна не значительность нарушения, а его наличие или отсутствие. Так, достаточно широко негосударственной прессой комментировалась ситуация с отказом в регистрации проф. Ю. Ходыко (представитель партии БНФ), которому отказали в регистрации по той причине, что он забыл указать в декларации о доходах полученный им гонорар в размере 24 000 руб. Согласимся, подобная сумма действительно незначительна, но и подобная оплошность непростительна, особенно в тех случаях, когда речь идет о кандидатах, вызывающих пристальное внимание со стороны власти.

Заметим попутно, что именно заполнение декларации о доходах и имуществе и стало «камнем преткновения» для большинства кандидатов, которым отказано в регистрации. Ирония судьбы заключается в том, что это происходит в стране с очень низкими доходами и почти полным отсутствием имущества у большинства граждан.

Наиболее конкурентными выборы, как обычно, будут в Минске. Из 165 зарегистрированных кандидатов 63 выдвинуты здесь политическими партиями, 75 – гражданами путем сбора подписей, 27 – трудовыми коллективами. Лидером среди политических партий является Либерально-демократическая, сумевшая сохранить 20 кандидатов. От Объединенной гражданской партии и Партии коммунистов белорусской прошли по 10 кандидатов. Партия БНФ и Коммунистическая партия Беларуси вывели на финишную прямую по 7 представителей.

Впрочем, в данном случае мы можем говорить скорее о потенциальной конкуренции, поскольку сделано все возможное, чтобы не допустить проведение нормальной избирательной кампании. Напомним, что Избирательный кодекс РБ, а также дополнительные инструкции Центризбиркома настолько «уравняли» кандидатов в правах на агитацию, выделив каждому для ее проведения мизерную сумму, что попросту лишили избирателя его конституционного права на получение информации. Возможность кандидата издать одну листовку на средства, выделяемые избирательной комиссией, никак не решает вопрос о донесении его программы до избирателей. В данном случае в преимущественном положении оказались те команды, которые имеют опыт участия в избирательных кампаниях последних лет, включающий и опыт нахождения «окольных путей» для проведения агитации

В целом, проводимые в настоящее время избирательные кампании можно условно разделить на 3 типа (независимо от партийной принадлежности и отношения к власти):

1. Кампании «коммунально-хозяйственные» под условным лозунгом: «Мы вкрутим лампочки и уберем мусор». В данном случае можно вести речь о конкуренции обещаний, где представители власти оказываются в преимущественном положении. Избиратель, которому предлагают «купить» обещания, будет, прежде всего, обращать внимание на состоятельность (в смысле власти и полномочий) продавца. Кандидатам такого рода будут отдавать предпочтение «дисциплинированные» избиратели, которые доверяют официальной власти и уж, во всяком случае, уверены, что «им лучше знать». В целом, они могут составить до 40% голосующих с весьма серьезными различиями в пропорциях (в зависимости от региона).

2. Кампании персональные под условным названием: «Я лучше других». В данном случае избирателю предлагают положительную биографию, привлекательную внешность, хорошее образование, молодость, энергию (вариант: солидность, мудрость), полезную профессию. Зачастую такой вариант кампании выбирают женщины, которые составляют около 40% кандидатов. Кандидаты, чьи избирательные кампании построены по этом принципу, могут привлечь внимание так называемых «случайных» избирателей, не имеющих устойчивых политических предпочтений, с одинаковой долей вероятности приходящих и не приходящих на выборы и принимающих решения на избирательном участке «по велению души». Как показывают результаты прошлых выборов таковых в нашей стране никак не менее 35%.

3. Кампании политические под условным названием: «Больше полномочий местным Советам». В данном случае избирателю предлагают не решение локальной проблемы, а изменение ситуации как таковой. Сюда же укладываются и случаи проведения солидарных партийных кампаний, как, например, кампания Объединенной гражданской партии, рекламирующей на выборах в Минский горсовет свою молодую (и внешне весьма привлекательную) команду, или партия БНФ, идущая под лозунгом «Партыя БНФ – эўрапейскі парадак і дабрабыт». В кампаниях такого рода важны надежные опознавательные знаки, по которым избиратель четко опознает «своего» кандидата, близкого ему по политическим взглядам. Они могут быть особенно успешны в Минске, где политически ориентированными можно считать более четверти населения.

«Историческая» встреча избирателя и кандидата состоится уже совсем скоро. Ее итоги будут прокомментированы нами в следующем выпуске.

 

Метки