Пинок из Поднебесной

/Взаимосвязи/

Пинок из Поднебесной

На эстраде давно озвучено: Россия столько лет училась производить приличные автомобили, что пора бы уже и перестать. Не получается, хоть тресни. Похоже, что с этим мнением начинает соглашаться и политическое руководство нашей восточной соседки.

В Москве «мерсов» больше, чем в Берлине

Все помнят, как с треском провалилась немцовская затея пересадить чиновничество с «Мерседесов» на «Волги», безуспешными оказались усилия Лужкова по организации на АЗЛК производства «патриотических» автомобилей, претенциозно именуемых «Юрий Долгорукий», или еще какой-нибудь «Иван Калита», производимые в Нижнем Новгороде «Газели» снискали себе славу автомобилей-убийц. В общем, примеры можно множить.

Говорят, в Москве «Мерседесов» больше, чем в Берлине. А также «Лексусов», «Вольво» и прочих виповских тачек. Говорят, что даже немцы этим были шокированы. Но в Москве и прочих иномарок больше, чем российских. И это несмотря на то, что периодически автолобби вынуждало правительство повышать таможенные пошлины на ввозимые иномарки с целью повышения внутреннего спроса на отечественные. Все безуспешно. Во-первых, потому, что красиво жить не запретишь; во-вторых, потому, что российский патриотизм носит не вещественный, а духовный характер (всегда предпочитается западный, в широком смысле, ширпотреб, но отвергаются западные ценности); в-третьих, российские авто на самом деле по качеству не соответствуют запрашиваемой производителем цене.

А помимо автомобильного, есть еще аграрное, тракторное, атомное, аэрокосмическое и прочие лобби. И всем не угодишь. Если потакать аграриям, например, то можно страну голодом заморить. И так почти по всем отраслям, включая даже некоторые, угледобыча например, сырьевые. И практически единственная отрасль, где действительно производилась конкурентоспособная продукция, – это оборонка. Понятно почему. Если на весь остальной промышленный ассортимент можно было навесить «знак качества», гордиться тем, что «советское – лучшее в мире», вооружение по качеству с американским соперничало напрямую, в открытой и, по необходимости, честной игре – во Вьетнаме, Афганистане, на Ближнем Востоке и, понятно, в космосе. А это значит – везде.

Первым делом самолеты

Кто-то из известных (в мире) экономистов заметил: поскольку в эпоху глобализации конкуренция выходит далеко за рамки границ, то необходимо в первую очередь умело распорядиться теми ресурсами, которых больше всего. К слову, для Беларуси таким ресурсом мог бы стать картофель, но в последние годы, несмотря на пристальное к этой культуре внимание «партии и правительства», крестьяне в борьбе за его урожайность все чаще проигрывают колорадскому жуку.

А что в России? Процитируем аналитика «Белорусского рынка» Александра Алесина: «В связи со вступлением в ВТО Российская Федерация обязана кардинально ограничить перечень отраслей, находящихся под покровительством государства. В данном случае руководство РФ стоит перед выбором: автомобилестроение или авиастроение. Судя по имеющейся информации, выбор сделан в пользу авиастроения. Автомобильные же предприятия должны либо найти инвестора, либо умереть».

Все как в присказке времен дворового футбола: если мячи держать не можешь, то подержи мой макинтош!

А кто же станет в ворота? Некогда Ленин связывал надежду на победу мировой революции с Востоком. Поднимутся, мол, многомиллионные угнетаемые Индии и Китая, и мировому империализму наступят кранты. Ошибаясь по форме, Ильич, похоже, прав оказался по существу. Но крупнейшие по количеству населения страны выходят на мировую арену не миллиардными отрядами борцов с эксплуататорами, но с собственными капиталами. Если по-ленински, то в качестве империалистов: вывоз капиталов в отличие от вывоза товаров приобретает преимущественное значение.

«Желтая» угроза

Однако, шутки в сторону. Как считают эксперты, после ряда финансовых операций консолидированный до контрольного пакет акций крупнейшего производителя российских грузовиков Камского автозавода перейдут к китайской финансовой компании, представляющей интересы First Automative Works (FAW) – крупнейшего автопроизводителя КНР.

Каждый школьник знает, что капитал приходит с целью овладеть рынком. Поэтому насчет интересов FAW сомневаться не приходится. Речь идет не о реанимации российского автопрома, но о налаживании первоначально отверточной сборки на его предприятиях китайских относительно дешевых, но качественных автомобилей. Что будет дальше, поживем – увидим. Но следует отметить, что успеха в любой сфере всегда добиваются люди, способные воспринимать чужой опыт, умеющие учиться. Китай тоже начинал с отверточных производств  – и постепенно наладил у себя разноотраслевое производство на базе самых современных технологий. Ныне пришла очередь забыть о своей гордости великороссов. Когда-то Петр Струве призывал учиться у капиталистов. Не захотели – выпало учиться у китайцев.

О каком рынке идет речь? Разумеется, о российском и далее – по всему СНГ. А это уже головная боль для белорусов, которые на этом рынке реализуют львиную долю продукции своего машиностроения.

Помимо FAW российскими заводами интересуется другая китайская крупнейшая (таковы уж масштабы этой страны) компания Nanjing Auto Group, заявившая недавно о намерении инвестировать в собственное производство в России 200 млн. долларов. Как видим, речь идет об очень крупных суммах. И если Беларусь всерьез намеревается вступить в конкуренцию с дружественным Китаем на территории союзного государства, ей понадобится денег не меньше, а может быть и больше. Ибо Китай несет в Россию налаженное современное производство, а белорусские предприятия нуждаются в модернизации – притом, что им не всегда хватает денег на организацию простого воспроизводства.

Понятно, что не только машиностроению предстоит отражать удары китайских Морганов с Дюпонами. С легкой промышленностью, например, все ясно. Одно только появление на постсоветском пространстве китайских, во всех отношениях отвратных пуховиков если не поставило на ней крест, то наметило путь в мрачное будущее.

«Купляйце беларускае!» – этот патриотический лозунг идеологически безупречен. Но стоит зайти в тот же ЦУМ, где на отдельной полке стоят аппараты белорусских радиозаводов, как начинаешь понимать: идеология и жизнь – разные вещи. Взять хотя бы ту же кассетную магнитолу «Беларусь», которая уже более десяти лет не меняет ни свой внешний вид, ни техническое устройство. Куда более совершенные аппараты производят едва ли не в джунглях Новой Гвинеи. Папуасы.

Созидательное разрушение

Проблема еще и в том, что в Россию, у которой своих денег не так уж и мало, идут и деньги внешних инвесторов. Нам же практически не дают ни копейки. Хотя, вроде бы создается Союзное государство, как уверяют политики, довольно успешно, а поди ж ты. Что на это скажешь.

Когда было восстановлено политическое единство Германии, со всей остротой встал вопрос о судьбе экономики восточной ее части. Эксперты считали, что гораздо проще интегрировать французскую экономику и западногерманскую, чем слить воедино капитализм и социализм. Это как на «Мерседес» поставить двигатель от белорусского трактора. Вроде бы тоже силовой агрегат, но со значительными отличиями. Поэтому решено было обеспечить восточным немцам определенные социальные гарантии, с тем, чтобы окончательную их судьбу определила конкуренция. Процесс назвали созидательным разрушением – все ненужное, излишнее громоздкое исчезло само по себе, а капитал сам нашел для себя новые точки роста. Хотя, справедливости ради, отметим: на Востоке Германии проблем остается много.

Однако важен принцип. Что бы мы ни говорили о непоследовательности российских реформ, Россия развивается по пути ограничения государственного вмешательства в экономику, сокращения дирижизма, ограничения протекционизма. Когда Путин настаивает на ускорении процедуры вступления в ВТО, он имеет в виду то, что повышение открытости внешней торговли усилит конкуренцию и заставит российских производителей работать должным образом. У нас же все делается наоборот. Производственные отношения поначалу были законсервированы, а затем пошло восстановление абсолютного дирижизма не только на макро-, но и на микроуровне. Отсюда и результат ставки на собственные силы.

Характеризуя суть глобализации, говорят: в Токио слышно, как бьется сердце Дюссельдорфа. И хоть далеко Пекин от Минска, но там принимаются решения, от которых во многом зависит наша судьба. Не будем прислушиваться – получим пинка.

Из Поднебесной...

Метки