Антиамериканизм

В политике, как и в физике, всякое действие рождает противодействие. В ответ на коммунизм, фашизм, глобализм возникают антикоммунизм, антифашизм, антиглобализм. Своего рода исключением из правил является антиамериканизм. Являясь реакцией на рост американского влияния, он вместе с тем представляет собой самостоятельный, сложный и глубоко противоречивый феномен. В Беларуси антиамериканизм используется для того, чтобы заполнить образовавшийся после краха коммунизма «идеологический вакуум». Вместе с антиглобализмом, он стал одним из компонентов новой «государственной идеологии». Наконец-то белорусы зашагали «в ногу» с цивилизованной Европой.

* * *

Прогнозы Ф. Фукуямы о «конце истории» не подтвердились. И не только потому, что на смену идеологическому противостоянию двух систем пришел «конфликт цивилизаций» (С. Хантингтон). «Победы либерализма» во всем мире – пока его вдохновителем является США – не допустит антиамериканизм.

* * *

Антиамериканизм – сложный политико-идеологический, социально-психологический и культурно-исторический феномен массового сознания, характеризующий политическую культуру современного общества в его отношении к США. Он выражается в негативном отношении к американской внешней политике, ее образу жизни, культуре и в меньшей степени к самим американцам. Вполне «уживается» с высокой оценкой и потреблением всего «американского».

Всплески антиамериканизма, вызванные военными акциями США по «наказанию» диктаторских режимов, создают в массовом сознании иллюзию того, что этот феномен появился недавно. В действительности ему уже без малого около 200 лет. В начале XIX века европейские консерваторы Ж. де Местр и Луи де Бональд критиковали американцев за «наглую» самонадеянность и уверенность в своей способности построить общество по заранее разработанному плану. Современный антиамериканизм многолик и «многофункционален». Используя методологию В. Парето, среди причин антиамериканизма можно выделить истинные мотивы и их внешние логические оправдания («деривации»). В качестве оправданий антиамериканизма обычно используются идеологические клише вроде «претензий США на мировое господство», «культурная экспансия», «навязывание американского образа жизни», «пренебрежение мировым общественным мнением», «ставка на силу». Истинная мотивация антиамериканизма обусловлена причинами более глубокими. Важнейшими из них являются:

•  Политические. После распада СССР и конца «биполярного мира» все претензии, предъявляемые ранее тому и другому «полюсу», адресуются сегодня США. Мировому сообществу удобно иметь кого-то в качестве универсального «козла отпущения», кто заранее был бы причиной всех мировых бед. Для многих правительств это хорошая возможность списать собственную некомпетентность в решении экономических и политических проблем на других. Для некоторых стран антиамериканизм служит прикрытием того страха, который возник в умах авторитарных лидеров после конфликтов в Югославии и Ираке. В массовое сознание целенаправленно внедряется мысль о том, что «мы следующие».

•  Экономические. Экономическая помощь, которую оказывали и оказывают США другим странам, порождает своего рода «комплекс должника». Помимо «естественного» нежелания отдавать долги, люди испытывают ущемленное чувство гордости. Будучи вынужденными выступать в роли просителей, они втайне ненавидят своих благодетелей. Социологические исследования показывают, что антиамериканизм наиболее силен в тех странах, которые занимают высшие строчки в списках получателей американской помощи (Египет, Иордания и др.). В Беларуси наибольший негативизм по отношению к Западу проявляют жители Чернобыльской зоны. Несмотря на выраженные намерения США помочь отсталым странам, в мире широко распространено мнение, что разрыв между «богатыми и бедными» от этого только увеличивается.

•  Психологические. Помимо обыкновенной зависти ко всякому богатству и успеху, антиамериканизм является хорошей иллюстрацией своеобразного психологического парадокса - люди не любят тех, кто сделал им добро. Гораздо лучше они относятся к тем, кому они сами оказали какую-то услугу. Это и понятно. Глядя на них, они видят свои добродетели. Получатели американской помощи видят в лице США лишь свою беспомощность.

Для многих людей страх перед Америкой – это просто страх перед «гигантом». «Большое» многим кажется опасным. Американцам приписываются черты, которыми они зачастую либо вовсе не обладают (алчность, снобизм), либо обладают в той же степени, что и все западные люди (меркантилизм, приверженность массовой культуре, «бездуховность»).

Одна из особенностей антиамериканизма в том, что он более распространен среди интеллектуалов, нежели обывателей. Простой народ чаще всего не имеет на этот счет четко выраженной позиции, он не способен к столь продуманной и изощренной аргументации.

В различных странах и регионах антиамериканизм имеет свои особенности. В России начала 90-х на волне перестройки он себя практически никак не проявлял. Это был период эйфории от перемен, наивной веры в легкость демократических реформ и в то, что «Америка нам поможет». По мере нарастания пессимистических настроений и внешнего долга рос и антиамериканизм. Для современной России антиамериканизм - это прежде всего следствие утраты великодержавности и собственной идентичности.

Одна из самых ярких и последовательных форм антиамериканизма существует во Франции. В 1953 году французский философ Жан-Поль Сартр, обращаясь к европейским левым утверждал, что США страдают «бешенством». Для французов антиамериканизм есть возможность высказать свое недовольство по поводу утраты мировой культурной гегемонии, выражение страха перед новейшими мировыми тенденциями и нежелание участвовать в мировой конкуренции. В Германии антиамериканские настроения стали частью предвыборной кампании. Канцлер Г. Шредер резко повысил свои шансы на победу, начав говорить о неприязни к риторике администрации Буша и о том, что он выступает против военных планов США.

В одной из своих последних книг французский исследователь Жан-Франсуа Ревель анализирует причины и обоснованность антиамериканизма в Европе. В несвойственной французам манере, он дает ему достаточно трезвую и объективную оценку. Задаваясь вопросом, является ли Америка источником современных проблем, он пишет, что «именно европейцы сделали ХХ век наиболее черным в истории человечества, включая сферу политики и морали. Это они спровоцировали две мировые войны – катаклизмы, равных которым не знала история. Это они изобрели и воплотили в жизнь два режима, самых криминальных из всех, что когда-либо формировались в человеческом обществе… это в Европе следует искать ответственных, по крайней мере, частично, за тупики и конвульсии недостаточного развития остального мира».

Он напоминает, что во Франции женщины получили право участия в выборах позже, чем в США, а преступность в Нью-Йорке в последнее время сокращается, чего не скажешь о большинстве регионов Франции. Демократия в Европейском союзе функционирует намного менее эффективно, чем в союзе американских штатов. Именно Европа десятилетиями оставалась центром террористической активности, и именно здесь до сих пор действуют многие террористические организации. Для Ревеля США не представляют собой идеального общества, он видит его недостатки, но считает неразумным отрицать его успехи.

Относительно связи американского влияния и процессов глобализации он справедливо подмечает, что она появилась за долго до возникновения США и сопровождает всю историю капитализма. Европа долгое время играла в этом процессе ведущую роль, распространяя экономическое, политическое и культурное влияние на весь мир. Социализм и левые движения склонны к глобализации не в меньшей степени, отвергая лишь его рыночную разновидность. Об их планетарных амбициях свидетельствует международное рабочее движение в XIX–XX вв., создание международных Интернационалов. В ХХ веке именно Америка сыграла важную и позитивную цивилизаторскую роль. Антиамериканизм это хороший повод, с помощью которого остальные страны слагают с себя ответственность за судьбы мира» (В. Иноземцев).

Американцы выражают растущее беспокойство по поводу распространения антиамериканизма во всем мире и отвечают на это в присущей им манере. Для «борьбы» с ним применяются давно испытанные средства. С одной стороны, это контроль и давление при помощи «доллара» (ограничение помощи, отказ от предоставления займов и кредитов). С другой – создание специальной пропагандистской информационной сети. Еще в годы второй мировой войны Франклин Рузвельт создал Управление военной информацией, запустил в эфир «Голос Америки». При Гарри Трумэне возникло Агентство международной информации, вскоре переименованное в Информационное агентство США (ЮСИА). После событий 11 сентября 2001 года в Нью-Йорке в Белом доме был создан новый офис – Управление глобальных коммуникаций, призванное координировать противодействие всех государственных служб антиамериканизму, разоблачать деятельность «Талибана» и «Аль-Каиды», создавать привлекательный образ Соединенных Штатов в глазах мировой общественности и, прежде всего, населения мусульманских стран.

В отличие от развитых стран Европы, Беларусь не имеет серьезных оснований для антиамериканизма. За исключением тех ее представителей, кто живет в прошлом и не может избавиться от советской великодержавности. Страна не претендует на роль мирового лидера, не избалована крупной американской помощью, не имеет широкого слоя радикально настроенных интеллектуалов. Белорусский антиамериканизм по преимуществу инспирирован сверху и является реакцией на непримиримую позицию самого Вашингтона. Вполне возможно, что при ином раскладе политических сил внутри страны, Беларусь вела бы себя так же, как и ее соседи – Прибалтика, Украина, Польша.

* * *

После развала СССР коммунистическая идеология перестала быть универсальным критерием разделения на «чужих» и «своих». Но глобальные ценностные противоречия не исчезли. Сегодня мир делится на глобалистов и антиглобалистов, сторонников и противников либеральной демократии. Наиболее эффективным «тестом» на «соответствие» становится антиамериканизм. Конфликты в Югославии и Ираке показывают, что пройти его удается не многим. Демократия требует безоговорочного осуждения всякой диктатуры, международной солидарности в защите прав человека. В мирное время многие так и поступают, но как только раздается клич «наших бьют!», верх берут иные соображения.

Метки