Двенадцатый саммит

Двенадцатый саммит

Отношения между Соединенными Штатами и Россией будут во многом определять общее положение дел в мире в начале XXI века.
Президент США Джордж Буш (послание к телезрителям России, февраль 2005 г.).

Вчера, 20 февраля, президент США Джордж Буш-младший отправился в Европу. Планируется, что в четверг в Братиславе он в двенадцатый раз встретится с Владимиром Путиным. Судя по повестке дня, в столице Словакии ожидается полномасштабный саммит, итоги которого могут оказать определяющее воздействие на многие глобальные процессы в современном мире.

Саммиту предшествует невиданная подготовка. С момента второй инаугурации президента Буша Москва и Вашингтон были заняты активной сортировкой аргументов и доводов для будущих переговоров, активно консультировались с союзниками и партнерами. Иногда подготовка выливалась в сбор просьб и жалоб. Так, например, апофеозом прошедшей недели стал срочный визит в американскую столицу президента Польши А. Квасьневского и неожиданное появление в Кремле секретаря Высшего Совета национальной безопасности Ирана Хасана Роухани. Основная тема встреч была, естественно, связана с предстоящим российско-американским саммитом. За пару недель до появления иранцев в Москве там уже успели побывать первые лица Сирии и Палестины (первый после избрания визит Махмуда Аббаса за границу), за день до иранцев в российской столице объявился президент Азербайджана. Стоит отметить, что невиданный объем информации прошел по дипломатическим каналам, связывающим Москву с Пекином, Дели, Астаной, Ереваном, рядом других столиц Евразии. В рамках СНГ вне круга российских консультаций остались только Киев и Минск. 18 февраля, несмотря на тяжелый психологический фон, Тбилиси с рабочим визитом посетил министр иностранных дел РФ С. Лавров. Москве надо было перед встречей в столице Словакии получить от грузинского руководства хотя бы относительно внятные ответы на свои предложения. Эмоции в папку не запакуешь.

У президента США география консультаций была на порядок больше, что и объяснимо: США – мировая держава, Россия – держава региональная. Здесь и заложены многие сложности в их нынешних отношениях, отсюда проистекает асимметрия в заинтересованности друг в друге…

Всего пятнадцать лет назад взаимоотношения между Москвой и Вашингтоном являлись определяющими во всем комплексе международных отношений, но за годы, последовавшие после распада СССР, к сожалению, ни США, ни Россия так и не сформировали полноценной философии контактов между странами, обладающими 90% мирового ядерного арсенала. Более того, определяя свой политический курс исходя из национальных приоритетов, каждая из сторон скатывалась к артикуляции разногласий. Зачастую сфера споров (развитие демократии в России, Ирак, Югославия, Украина и т.д.) перекрывала сферу взаимопонимания и сотрудничества.

Ощущение тупика, порой охватывавшее правящие элиты в обеих странах, приводило не только к решительным и безапелляционным заявлениям официальных лиц. Безусловно, что такого рода эффектные всплески эмоций на высшем уровне являются отражением глубинного понимания, что возможности Вашингтона влиять на внутренние процессы в России, а Москвы – способствовать корректировке внешней политики США близки к нулю. По-видимому, в современном мире, остались только два государства, в наибольшей степени способных существовать независимо друг от друга, – это США и Россия. Объективно, перед нами геополитический тупик, подходы к которому активно окапывают представители московского и вашингтонского политических классов и бюрократии, которые основательно и безнадежно заражены фобиями в отношении друг друга. Свой неоценимый вклад в обострении ситуации вносят не только российские и американские СМИ, но и средства массовой информации таких государств, как, к примеру, Франции, Германии, Польши, Беларуси, Украины, Грузии, Болгарии. Мы уже не говорим о Прибалтике. Накал полемики в печати и эфире этих стран давно превзошел уровень времен «холодной войны». Вновь популярен знакомый термин – конфронтация.

Действительно ли от двенадцатой встречи Буша и Путина не следует ожидать позитивных эффектов? Делая скидку на то, что все нюансы в позициях сторон осветить в рамках статьи невозможно, попытаемся смоделировать диалог по «кризисным вопросам». Итак…

Дж. Буш : замедление и деформация процесса демократизации в России, изменение правил игры на политическом поле, политическая реформа (назначение губернаторов). – Ответ В. Путина (с учетом того, что российский президент обещал не использовать уловки в виде «вмешательства во внутренние дела»): «российская политическая реформа прошла экспертизу Венецианской комиссии Совета Европы и признана соответствующей действующей Конституции, поддержанной в конце 1993 года Вашингтоном. Просим прекратить спекуляции на этот счет»… Развить дискуссию по данному вопросу Вашингтону не удастся. От политики Москва будет отбиваться правом.

В. Путин : демократичность выборов в Ираке, списание Россией под давлением Вашингтона почти десятимиллиардного иракского долга, общая дестабилизация на Среднем Востоке. – Ответ Дж Буша : выборы в Ираке на порядок демократичнее референдума в Беларуси, за списание долга СПАСИБО, дестабилизирует ситуацию Сирия, куда Россия снова поставляет оружие… Пат.

Дж. Буш : Сирия поддерживает терроризм на Ближнем и Среднем Востоке. – Ответ В. Путина : обвинения в адрес Сирии нужно обосновывать, поставки оружия (ракетно-зенитный комплекс «Стрелец») не ограничены международными санкциями и договорами, проблемы Израиля должен решать сам Тель-Авив, не только активнее участвуя в урегулировании проблемы Голанских высот, но и не занимаясь нездоровой конкуренцией с Россией на рынке вооружений (модернизация советской военной техники в Индии и т.д.)… Агрессивная ничья.

Дж. Буш : Иран может получить ядерное оружие при помощи Москвы. – Ответ В. Путина : у истоков иранской ядерной программы стояли американские и европейские корпорации, Россия не сотрудничает с Ираном в области ядерных вооружений, весной должен быть подписан протокол о вывозе в Россию из Ирана отработанного ядерного топлива, и, главное, иранская атомная бомба – это бомба у границ России, которая не меньше США и Израиля заинтересована в том, чтобы Тегеран не получил в свои руки оружие массового поражения… Вообще, у Путина здесь слабая позиция, ему придется оправдываться.

В. Путин : США постоянным давлением и попытками монополизировать переговорный процесс загнали Пхеньян в угол, чем создали угрозу ядерного конфликта прямо на российской границе. – Ответ Дж. Буша : ядерная программа КНДР создавалась с помощью СССР. США не планирует вооруженный удар по Пхеньяну… Тупиковая ситуация в условиях открытого ядерного шантажа Ким Чен Ира (есть версия, что в негласном союзе с Сеулом).

Дж. Буш : согласно Стамбульской декларации, российские базы должны быть незамедлительно выведены с территории Грузии. – Ответ В. Путина : нет проблем, но вывода, подобного выводу из Восточной Германии, не будет. Это стоит денег. Кроме того, русский солдат стоял в Грузии двести с лишним лет и его никто там не победил. Поэтому Россия вправе требовать от Грузии обязательство не допускать на грузинскую территорию иностранных войск после вывода российских. Кроме того, Россия вправе требовать от Грузии не использовать силу в отношении своих отколовшихся регионов, граничащих с РФ. России не нужны потоки беженцев, пограничные конфликты и т.д. Москве нужен мир в Грузии. На таких условиях войска будут выведены. В этом вопросе Дж. Буш ничего не добьется. Кризис в отношениях между Москвой и Тбилиси перешел рамки дипломатии и стал элементом пропаганды.

Дж. Буш : разборка с «Юкосом» носит политический характер, деприватизация российской экономики недопустима. – Ответ В. Путина : деприватизация украинских предприятий, выкупленных российским капиталом (не менее трети из трехтысячного списка Ю.Тимошенко), не вызывает вопросов у Вашингтона; кроме того, возникает вопрос о правомочности суда в Техасе… Надежды на взаимопонимание здесь нет.

Дж. Буш : нарушение прав человека на Северном Кавказе недопустимо в принципе. Настоятельно рекомендуем переговоры с Масхадовым. – Ответ В. Путина : с учетом гибели трех сотен детей в Беслане мы могли бы надеяться на Вашу помощь в рамках переговоров США с Усамой бен Ладеном, которому подчинены чеченские боевики. Когда Вашингтон сядет за стол переговоров с «Аль-Кайдой»?.. Здесь будет жесткое противостояние, тем более что комиссия российского парламента заявила о достоверном следе в Беслане некой иностранной спецслужбы с намеками на соседей с ближайшего Запада и Юга.

Дж. Буш : желание стран Балтии, а также Польши получить моральное и, возможно, материальное возмещение за оккупацию Советским Союзом (Россия – правопреемник СССР) этих стран в результате Второй мировой войны должно встретить понимание со стороны Москвы. – Ответ В. Путина : нет проблем, но тогда ответственность за раздел Европы после 1945 года на зоны влияния должны нести на равных Лондон и Вашингтон, чьи подписи сохранились на ялтинских договоренностях. Последует пауза, которая, возможно, перерастет в полемику.

* * *

Вашингтон может попытаться использовать в качестве нажима допуск России в ВТО (затормозить Россию, преднамеренно пропустив вперед Украину), поставить под вопрос участие России в G-8. России будет исключительно тяжело без экономических связей с Украиной, но навязываться она не будет. «Исключение» Москвы из G-8 во многом обесценит саму «восьмерку»… Взаимопонимание достигнуто не будет, тем более что повестку дня обязательно «утяжелит» молдавско-российский кризис, который будет разыгран Москвой в духе «уважения независимости и суверенитета молдавского государства» с оглядкой на Киев – визовый режим, включающий депортацию 700 тыс. молдавских рабочих, закрытие рынка для молдавского вина и фруктов, природный газ по мировым ценам. Кишинев придется брать на содержание ЕС или вообще включать в состав Румынии. А между тем – 19 февраля в Кишиневе вдруг объявился В. Шейман…

Это не случайность. Тень Лукашенко будет периодически витать над столом переговоров. В рамках полемики обязательно всплывет тема Беларуси. Ее не было в российском варианте повестки саммита, но после визита С. Иванова в Вашингтон (первая декада января 2005 г) она там появилась. Это одна из самых слабых позиций Москвы, причем не только в плане нестыковки политики сохранения демократического имиджа России на фоне союзных договоренностей с одним из самых одиозных политических режимов на планете, но и в невозможности противостоять в этом случае критике со стороны Вашингтона. Поэтому в данном вопросе возможны удивительные решения… Феномен белорусского президента является ничем иным, как политическим эффектом бессистемности взаимоотношений между США и Россией после 1991 года. Существование режима А. Лукашенко целиком связано с отсутствием плодотворного диалога по белорусскому вопросу между Вашингтоном и Москвой. Самое интересное в том, что в одиночку ни Москва, ни Вашингтон решить «белорусский» вопрос уже не в силах. Отсюда вывод: Минск может оказаться предметом торга в Братиславе. Хотя, судя по всему, Москва не настроена торговаться. Она целенаправленно и жестко рубит свою колею, добивается своих целей. Этим она будет заниматься и на братиславском саммите.

Возможен ли компромисс? Сопоставим основные цели двух держав. Россия стремится к возвращению статуса великой мировой державы, что включает создание на базе современных технологий самодостаточного экономического механизма, развитую социальную политику, динамичное политическое влияние в мире. Статус великой державы должен способствовать усилению роли страны в G-8, в разрешении глобальных мировых проблем, интеграции в экономические структуры (ВТО), определяющие лицо современного мира.

Основные цели США на порядок амбициознее. Во-первых, США являются страной, ведущей практически глобальную мировую войну с терроризмом. Уничтожение мирового терроризма является приоритетом внешней, да и внутренней политики Вашингтона. Ради достижения поставленной цели администрация президента Буша не остановится перед сменой правительств в государствах, оказывающих поддержку террору (Афганистан, Ирак). Во-вторых, перед Вашингтоном стоит задача не допустить распространения оружия массового поражения. Следует напомнить, что обвинение Саддама Хусейна в разработке ОМП оказалось достаточным для военного вторжения. Разрастающиеся на глазах кризисы вокруг Пхеньяна и Тегерана являются зримым проявлением той же политики. Стоит отметить, что, в случае закладки фундаментов под ядерные реакторы в Беларуси, Минск с полным основанием дополнит стройные ряды стран – мишеней для Вашингтона. По твердому мнению американского госдепартамента, сочетание ядерной энергии и тиранического режима обязательно приводят к появлению в «проблемных странах» ОМП.

В-третьих, США бдительно стоят на страже своей геополитической монополии, не оставляя возможному конкуренту никакой надежды на то, чтобы занять на мировой арене место бывшего Советского Союза – единственной державы, которая в 20 веке практически пятьдесят лет держала стратегический паритет с Вашингтоном.

Сравним приоритеты двух держав. Они не только не противоречат, но даже дополняют друг друга. Загвоздка только в вопросе о статусе великой державы. В этом корень проблемы. Вашингтон был настолько рад своей победе в «холодной войне», что как-то упустил из виду, что надо было хотя бы как-то объяснить Москве ее новый статус: страна, которая проиграла стратегическое противоборство. Объяснить забыли, чем предоставили России возможность приступить к сложным, во многом противоречивым, иногда кровавым, но реформам.

Как проигравшая сторона, Москва должна была платить контрибуцию. В принципе, учитывая колоссальные потери, включая сотни миллиардов долларов в форме вывоза капитала, Россия эту контрибуцию выплатила. Кроме того, Россия вывела войска из Центральной и Восточной Европы, оставила Прибалтику (300 лет присутствия), Закавказье и Беларусь (200 лет), потерян Киев (350 лет) и Средняя Азия (150 лет). Страна только сейчас выходит на экономические позиции, на которых она находилась в начале 90-х годов, с трудом ведет борьбу с террором и экстремизмом, тяжело переживает нападки на нее со всех сторон. Так в чем же проблема? В чем причина такой невероятной суеты вокруг встречи президента самой мощной страны на планете с президентом государства, чей ВВП меньше американского в десять раз.

Проблема в том, что Москва так и не вписалась в новую раскладку сил перед надвигающейся новой всемирной схваткой за мировое господство. Среди поднимающихся мировых центров – ЕС, мусульманский юг и Китай – Россия, по идее, самое слабое, но в то же время ключевое звено. Тот полюс, к которому примкнет Москва, получит стратегическое преимущество в новом переделе мира. И первым полюсом, который все больше и больше приковывает пристальный взгляд Вашингтона, является Китай.

США, ее мозговые центры, спецслужбы и силовые структуры уже полным ходом заняты китайской проблематикой, и, чем больше эксперты Вашингтона втягиваются в дела Дальнего Востока, тем явственнее в их ушах звучит грохот Перл-Харбора. К примеру, совершенно неожиданно американские аналитики убедились, что Тайвань им не удержать. Ценой за Тайбей может оказаться всемирный ядерный конфликт. Тайвань уже списали…

Следом обнаружилось, что в США оперируют тысячи (!) фирм с китайским капиталом, которые подобно гигантскому пылесосу выкачивают из США технологии и военные секреты… Американские университеты наводнены китайскими студентами, которые, видимо по привычке, каждое утро строем выходят на физзарядку… Наблюдая за новым «дальневосточным» натиском на США, американские ветераны Тихоокеанской войны молодеют прямо на глазах. Двадцатые – тридцатые годы японского шпионажа в Америке повторяются до мелочей.

США, не желая ни с кем делить ответственность за ХХI век, не видят в Москве союзника. Вашингтон видит в России свободный и неосвоенный ресурс (технологический, военный, энергетический, природный, геополитический), который надо срочно пристроить в запасники будущих коалиций. Время уходит – надо торопиться. Так, одним из важнейших вопросов встречи является попытка навязать Москве установление американского контроля над местами складирования российского ядерного арсенала. Все это будет предложено «в целях борьбы с террором», а на самом деле из опасений, что рано или поздно доступ к этим боеголовкам получат наследники председателя Мао. Исходя из логики борьбы Вашингтона за свои национальные приоритеты, такое требование Дж. Буша вполне обоснованно, тем более что оно входит в повестку дня под рубрикой «Безопасность». Но только Москва не пойдет на признание протектората над собой, тем более что Вашингтону нечем преодолеть ее упрямство.

Неужели нет альтернативы конфронтации? Это не так. Скорее всего, конфронтацию по негласному сговору спустят на тормозах. Президент Буш и прагматичная К. Райс не рискнут загонять Москву в угол. Угол ведь китайский. И никто никого не будет изгонять из G-8.

Оба президента вернутся домой победителями, «ястребы» на куполе Капитолия и кремлевских стенах получат свою долю добычи. Но это не значит, что решений не будет. В итоге вместо решений произойдет практическое размежевание полномочий. Это будет худой мир, но он лучше конфронтации. Так что саммит явится очередным, но очень важным, можно сказать, стратегическим кирпичиком, из которого строится новый миропорядок…

Р.S. А что же Беларусь? – спросит дотошный читатель. Есть у Минска возможность как-то повлиять на результаты встречи в Братиславе? Конечно, есть. Можно, к примеру, устроить какой-нибудь международный скандал, чем ощутимо «помочь» В. Путину. Не в первый раз…

Метки