Мартовский ребус

/Виды на жительство/

Мартовский ребус

- Операция «Ы»!
- Почему «Ы»?
- Чтобы никто не догадался...

Нет загадки в самом факте объявления досрочных президентских выборов.

Понятно, что белорусский президент решил опередить всех – Россию, которая упорно уходит от «монолитной поддержки» белорусского президента в судьбоносный 2006 год, Запад, который под прикрытием проекта «единый кандидат» может, на взгляд ближайшего президентского окружения, применить особые технологии, дестабилизирующие политическую обстановку в стране, а также  непредсказуемость экономической и политической ситуации в РБ в наступающем году. В конце концов, А. Лукашенко явно устал. Как ни старается фактор угнетенного состояния белорусского президента скрыть телевидение, на каждой съемке изощряясь в  выборе наиболее выигрышного ракурса съемки, это видно уже невооруженным глазом... Президенты тоже люди…

А. Лукашенко готовился к досрочным выборам. Сценарий прорабатывался.

Первым, кто, по идее, должен «пасть» под «гусеницы» предвыборного «танка», является  кабинет премьера С. Сидорского.  Ему уготована традиционная роль «виновного за все».  Вторым «павшим», возможно, окажется А. Милинкевич –  если  бы выборы проводились летом, то на фоне саммита «восьмерки» власти понадобился бы «единый» от объединенной оппозиции как фактор легитимизации участия белорусского президента  в борьбе за «третий срок». Однако  в «мартовском» сценарии президенту «коллега» от оппозиции не только не нужен, но даже опасен – и вовсе не из-за того, что кому-то приснился рост рейтинга А. Милинкевича, а потому, что за спиной «единого», во всяком случае, как считает А. Лукашенко, обязательно будет красться Запад. И в итоге белорусскому президенту предстоит схватка с ЕС и США… Он испугался.

В пожарном порядке были приняты поправки в УК и УПК РБ, которые фактически сделали невозможным участие «единого кандидата» в выборах, так как любое его действие в рамках предвыборной кампании заранее обрекает А. Милинкевича на уголовное преследование. Это был сигнал, что «мартовский» паровоз тронулся с места… Но не все его услышали.

Так что вряд ли А. Милинкевич как кандидат в президенты будет зарегистрирован. Между прочим, сомнительно, что понадобится и господин Гайдукевич (третий павший). Слишком говорлив и амбициозен; утверждает, что Запад в нем заинтересован.  Не исключено, что в числе «кандидата» – партнера А. Лукашенко окажется некий аппаратчик, который неожиданно будет вытолкнут из солидного кабинета на политическое поле.

Есть загадка в дате объявления начала предвыборной кампании. Не было сомнений, что А. Лукашенко попытается втянуть Москву в предвыборную борьбу, что он до последнего будет пытаться обеспечить себе «тыл» с востока. Не имея прямого и доверительного контакта с Кремлем, А. Лукашенко был вынужден пойти на публичную одностороннюю дискуссию с  В. Путиным 23 ноября в рамках неожиданно проведенной пресс-конференции для российских региональных СМИ. Российского президента буквально призывали «откликнуться».

Не стоит забывать, что, в принципе, А. Лукашенко не исключал для себя в «июльском» сценарии  образ «обиженной сироты». Однако разыгравшаяся в декабре на просторах СНГ «газовая война» быстро продемонстрировала, во-первых, кто в доме (СНГ) хозяин, а во-вторых, что если российским «ресурсом» не овладеет А. Лукашенко, то его захватит кто-либо другой (кроме, естественно,  А. Милинкевича). 8 декабря Минск решился на провокацию – устами С. Сидорского было объявлено о том, что Москва полностью обеспечит все энергетические потребности Беларуси по чисто символическим –  на фоне соседей –  ценам.  Этого Москва уже стерпеть не могла –  9 декабря А. Лукашенко пригласили в Сочи.

Но в Сочи А.Лукашенко столкнулся с другим «паровозом». Имя ему – 2008 год. Через два года В. Путин должен сменить кресло в Кремле на кресло в небоскребе «Газпрома» – крупнейшей в Восточной Европе энергетической корпорации. Здесь, в обществе друга Шредера, он должен доказать свою незаменимость, что позволит Путину вернуться в Кремль на 2012 – 2020 гг. Поэтому В. Путину сейчас, пока он у власти,  нужны только трубы и только мировые цены.

Если Украина не отдает транзитные трубы, то она получает мировые цены (для наивных – Москва мстит за «оранжевую революцию»). И так со всеми без исключений…

Минск не хочет отдавать трубы и не переварит мировые цены. Можете представить в этом случае поединок удава и кролика на берегу Черного моря? Ведь иллюзий нет – стоит Москве выставить даже не 160 долларов за тысячу «кубов» природного газа, а какие-нибудь 120, как А. Лукашенко исчезает с белорусского, а равно и мирового политического поля в исторически мгновенный срок.

Москве нужен «Белтрансгаз», А. Лукашенко – просто газ, но по цене 2005 года – это залог его победы на выборах 2006 года. Совместились ли желания и как они отразились на применении «мартовского» сценария овладения постом белорусского президента в третий раз?

Не будем надувать щек – до сегодняшнего дня, а если вернее – до утра 19 декабря, мы не знаем, что подвигло А. Лукашенко к такому срочному, буквально в считанные часы после прилета из Сочи, объявлению даты президентских выборов. Пока видно только то, что  корни голосования в белорусском парламенте в пятницу 15-го лежат в «Бочаровом ручье».

С одной стороны, вроде состоялась сделка – «Белтрансгаз» обменен на цены 2005 года и поддержку со стороны Кремля мартовских выборов. В довесок белорусский «вопрос» оказывается «протухшим» на саммите «восьмерки» в мае 2006 года, что, безусловно, выгодно В. Путину (а может и наоборот).

Но с другой стороны, все признаки белорусско-российского кризиса налицо. Отсутствие как  итоговой пресс-конференции, так и  даже намека на пресс-конференцию А. Лукашенко (обычно он не упускает возможность высказать все что на душе, когда рядом нет В. Путина), скудность информации в белорусских госСМИ, полное отсутствие комментариев представителей высшей белорусской номенклатуры – список примет можно продолжить.

С российской стороны информационный вакуум оказался  еще более глубоким. Дошло до того, что российские СМИ просто повторили упрямо оптимистичные информационные сообщения белорусских средств массовой информации. Между прочим, публично В. Путин не озвучил ни одной цифры о перспективах  обеспечения РБ энергоносителями. За него это сделало белорусское телевидение. А. Лукашенко также не обмолвился ни словом о дате подписания долгожданного контракта о поставке газа. Вместо этого белорусский президент вдруг заговорил в Сочи, что белорусы «научились экономить». Это является косвенным свидетельством, что слова С. Сидорского о поставке в РБ 21 млрд. «кубов» газа – миф (08.12.05, БТ). Россия в следующем году не предоставит столько газа Беларуси.

Может быть, А. Лукашенко просто «психанул» и демонстративно, срочно, чуть не с трапа самолета запустил заранее обдуманный сценарий выборов в марте? Это похоже на белорусского президента, потому что если бы была сделка, то он хотя бы из приличия подождал несколько дней. А так возникло ощущение, что на мосту столкнулись два паровоза… Один вез выборы, а второй – газовые трубы.

Пока объявление мартовских выборов в Беларуси смотрится со стороны Москвы как демонстративное «да подавитесь вы все там…». 16 декабря, словно в ответ Минску, состоялся очередной телефонный разговор между В. Путиным и В. Ющенко. «Я только что разговаривал с Ющенко. Мы не будем политизировать этот вопрос (российского газа). Бизнес и энергетика – это один вопрос, а политика – другой…  Ющенко сказал, что эти вопросы нельзя политизировать, и я с ним абсолютно согласен. Есть рынок, и условия должны быть одинаковыми для всех. Все наши партнеры должны находиться в равных условиях (выделено нами. – А.С.)», – заявил глава российского государства. Беларусь относится к «партнерам» России?

Что в итоге? Технически создать СП на базе «Белтрансгаза» можно за пару месяцев. Никаких проблем нет. Потом выборы. Затем А. Лукашенко будет с новым мандатом доверия народа в одном кармане, а из другого кармана у него будет  выглядывать давно нам знакомая  «золотая акция»… Что-то не сходится со «сделкой». Ведь от «золотой акции» А. Лукашенко не откажется никогда. Следовательно, договариваться с ним нет смысла… если не видеть в нынешнем белорусском президенте человека временного.

Во всем этом политическом «винегрете»  явно закопана какая-то многоходовка, но, судя по всему, в ближайшие дни проявятся ее следы и появятся перспективы для ее разгадки.

И все же, почему Москва сейчас, когда она буквально «газовым» катком укатывает «оранжевые» столицы СНГ («Выбор в Европу? Европейские цены», «страна с рыночной экономикой? Рыночные цены», «Народ не виноват? Народ отвечает и платит за свой электоральный выбор», «Независимость и суверенитет, как и впрочем, и демократия стоят огромных денег. Денег нет? Пусть спонсоры помогут», «Помощь демократии? За чей счет?»*), не воспользовалась «газовым» оружием против А. Лукашенко? Ведь иллюзий в Кремле в отношении белорусского президента нет. Пусть он и выполняет процентов на семьдесят то, что Москва желала бы иметь от сотрудничества с Минском, но политической перспективы не имеет. Защита и поддержка правящего в Беларуси режима с каждым годом обходится Москве политически и финансово все дороже. Фраза «Боливар не выдержит двоих» - это относится не только к Киеву, но и Минску.

Беда в том, что замены нет. Кто-то скажет – Милинкевич! Если бы в свое время разработчики проекта «единый кандидат» привлекли Москву к «рождению»  политической альтернативы А. Лукашенко, о чем им, между прочим, четко и ясно говорилось автором этих строк еще в ноябре 2004 года, то сейчас бы белорусские госСМИ не злорадствовали над украинскими «газовыми» проблемами, а высшая белорусская номенклатура судорожно  собирала бы чемоданы. Но оппозиция палец о палец не ударила, чтобы привлечь «имперскую» Москву к поиску альтернативы А. Лукашенко. (Да она лучше будет с портретами А. Лукашенко по Минску бегать, чем законтачит с Кремлем.)  Так что оппоненты режима внесли свой достойный вклад в сохранение в руках А. Лукашенко власти.

В итоге оппозиция сознательно и в очередной раз избрала войну на два фронта – против А. Лукашенко и против России. Одновременно оппоненты А. Лукашенко,  понимая бесперспективность такой, так сказать, «двуединой» борьбы, всеми силами годами стараются виртуально объединить в сознании белорусского электората Россию и А. Лукашенко  в нечто общее. Отсюда и трогательное единство государственной и оппозиционной пропаганды. Если первая, к примеру, радостно возвещает, что В. Путин использует белорусский политический «опыт», то  вторая, словно отражаясь в кривом зеркале, не менее радостно твердит о полном загоне в подполье остатков демократии в России и т.д.

Особенно умиляет напряженное ожидание как государственной, так и оппозиционной аналитикой публичной поддержки В. Путиным «третьего срока» А. Лукашенко. В этом случае и те и другие скажут: «Ну, а что мы говорили»… В общем, временно поссорившиеся братья…

Но сейчас-то что делать нашей оппозиции? Всхлипывать, что «украли два месяца», как уже успел заявить один из ее лидеров (вариант традиционного оправдания: «у нас украли нашу победу»). Но разве их  не предупреждали месяц назад о мартовских выборах?

Господа, чтобы не было провокаций и пустых стенаний, автор этих строк с полной ответственностью заявляет: лидеры оппозиции персонально были предупреждены о мартовских выборах три недели назад!  Их реакция была однозначна – «происки российских спецслужб»… Каюсь, не знал, что в Дроздах расположилась резидентура  ФСБ.

Наша оппозиция безнадежна. Ее кандидат, хороший, в принципе, мужик, но никто даже не взялся его отучить читать речи по бумажке. Штаб единого кандидата не бросился, как на амбразуру, на проходную Мотовелозавода (за исключением А. Лебедько, но тому не привыкать исполнять роль Александра Матросова), не устроил мирового скандала по поводу ликвидации подписки на свои же,  в принципе, оппозиционные издания, обошелся комментариями на внесение дополнений в УК и УПК РБ и т.д. и т.п. В регионах абсолютный «нуль», информационно-аналитической службы не слышно и не видно. Деградация достигла такого уровня, что один из ведущих, как он  себя трактует, аналитиков кампании, уже третий месяц озабочен написанием труда о «третьем сроке»… В. Путина. Наверное, это важнее и страшно необходимо именно сейчас А. Милинкевичу…

18 декабря штабом было заявлено, что оппозиция вводит в дело некий особый экстренный план. Наверное, будут не обходить, а оббегать квартиры и усадьбы электората. Поздно. Симметричная, расписанная, как в стране демократии, трудоемкая и финансовоемкая стратегия не подлежит никакой интенсификации. Это все пыль в глаза…

Потом начнутся стенания и оправдания, обвинения А. Лукашенко и, естественно, Москвы. Все это мы не раз проходили…

Что делать? После марта 2006 года у нас не останется партийной, так сказать, титульной оппозиции. По белорусскому политическому полю будут слоняться, как неприкаянные, одни  диссиденты.

Надо будет строить новую, не прозападную или пророссийскую, а свою – проминскую оппозицию.  Надо будет не бегать за «ресурсами», а копить и претворять в жизнь собственные, оригинальные идеи. Тогда желаемые «ресурсы» и люди сами придут, а вместе с ними и новые политики, а не нынешние чудаковатые политические «деятели», в принципе не способные к какому-нибудь реальному политическому маневру или политической игре с властями.

Новая оппозиция не  будет «третьей силой», так как из двух нынешних «сил» в апреле  останется только одна – безграничная власть одного человека. Так что придется начинать на пепелище. Ну что ж, белорусам не привыкать…

Метки