Новая геоэкономика постсоветского пространства

/Энергия вызова/

Новая геоэкономика постсоветского пространства

Заканчивается романтический период в большом «бракоразводном процессе» бывших республик СССР. Кремль начинает новую стратегию на постсоветском пространстве. Да и сам мировой рынок заставляет принимать новые решения. Страны, богатые энергоресурсами, могут резко изменить соотношение финансовых потоков экспорта и импорта, показатели своего благосостояния.

Самое сильное впечатление от «экономических игр» – украинско-российский пинг-понг по поводу тарифов на газ. Происходят драматические процессы или это просто политическая игра  – время незамедлительно покажет, что же «есть» на самом деле. Происходящее имеет прямое отношение ко всем странам СНГ, особенно тем, кто покупает энергетическое сырье в России. В системном отношении наш постсоветский мир вступает в новую фазу своей жизни.

2004 и 2005 годы завершили первый 12-летний цикл после распада СССР в 1991 году. В Грузии и Украине произошли антиноменклатурные революции, которые с испугом были приняты национальной неономенклатурной элитой в части государств СНГ. В итоге формируется новая экономическая и политическая конфигурация. Часть стран прошла и будет проходить через очередные выборы и перевыборы, сохраняя статус-кво лидирующих элит. Часть – там, где во главе появились представители новой генерации, – создала свой собственный «демократический интернационал», который простирается от Балтийского до Черного моря. Это и предопределяет шаги стратегического характера – в первую очередь, со стороны России.

Политическому классу постсоветских государств надо понять, насколько глубоко в реальной экономике пройдут разделительные линии на европейском пространстве СНГ? Это начало новой геоэкономики, своего рода энергетический вызов политикам, которые слишком «разошлись» и забыли, кто является главным субсидиарным институтом нашего региона. Может не стоит пугаться ситуативных моментов, а думать об интеграционных интересах? В первую очередь – ЕЭП. Напомню, что в модели ЕЭП газ находился в качестве фактора объединяющего. Равные условия на общем экономическом пространстве – это и одинаковые тарифы для Украины, Казахстана, России и Беларуси. Но Украина не приняла предложенную Россией модель. Стратеговала на пустом месте. Амбиции были, но с «амуницией» оказалось гораздо хуже. Стоило ли опережать события? Именно Кремлю? Не слишком ли опасна политика экономического давления и ускоренной «европеизации» посредством тарифов на газ?

Опережать никого и ничего не будем, но оценить ситуацию следует реалистично и откровенно. Надо готовиться к тому, что постсоветское пространство будет развиваться разными скоростями и по различным векторам геоэкономической ориентации. Для Беларуси в том контексте имеются вполне явные вызовы и риски, которые стоит оценить и встроить в наши планы на ближайшее и отдаленное будущее.

В-первых, скорее всего, Украина не будет интегрироваться в ЕЭП, и разрабатывать восточный вектор своей политики она не будет стремиться. Для Беларуси остается жизненная перспектива реалистичной геоэкономической стратегии ближайших 10-12 лет – развитие нового треугольника: Казахстан – Россия – Беларусь, – формула известна. Во-вторых, после выборов в Казахстане ускорение интеграции с его стороны можно прогнозировать с уверенностью. В-третьих, Россия в этом также видит свой национальный интерес – она будет увеличивать усилия по сближению с Казахстаном и, возможно, формированию нового Союзного государства. Российско-белорусский вариант не будет остановлен, заморожен. Следует ожидать новых шагов по развитию реальной интеграции. Причем с нашей стороны не мешало быть более активными.

В рамках собственных национально-государственных интересов Россия будет более жестко определять отношение к соседним странам по принципу опознания боевых самолетов «свои - чужие». Время «гуманистической постсоветской эпохи» в форме дешевых ресурсов и экономического субсидирования со стороны России уже прошло. Российская элита стала уважать себя больше в своей собственной среде. Теперь она потребует этого же со стороны ряда государств. Что вполне естественно и логично. Некие детали этого скажутся и на наших отношениях. Не сразу и не столь сильно, но с известной настойчивостью и прямотой.

Страны Балтии, Украина, Молдова, Грузия явно не будут в поле притяжения позитивных намерений российской элиты. Точнее даже – не «позитивных», а перспективных геополитических намерений. Экономические интересы крупного капитала России фокусируются в сфере контроля и приобретения крупной собственности на территории этих стран и использования промышленности и других сегментов экономики. Данный вектор интересов может быть остановлен только национальной политической элитой Украины, Молдовы и Грузии. Но именно эта элита сама расколота и не может вести активных действий по всему политическому полю. Что и будет использовано в конкретных ситуациях, особенно накануне выборов.

Это – активный стратегический элемент новой геоэкономической ситуации. Российские политики включают один из самых мощных рычагов влияния – тарифы на энергоресурсы. В первую очередь – на газ. Почему сейчас? Не раньше? Ответ на этот вопрос неоднозначный.

В какой-то степени российские политики не хотели этого делать, чтобы не навредить «русским, русскоязычным», проживающим в этих странах. Ухудшение экономической ситуации по периметру России потенциально мог вызвать поток экономических мигрантов, к которым Россия не была готова. Рецессия в промышленности стран - соседей России также носила характер негативного процесса, влияющего на российскую экономику. Так было, но время этих опасностей практически прошло. Россия уже самодостаточна – не до конца, но  это вопрос времени. Бояться рецессий у соседей смысла нет. Более того, устраняется естественный конкурент. Когда молдавские, грузинские вина или украинский металл станут маргинальным товаром, можно будет более активно работать бизнесу и капиталу по реализации своих стратегических установок.

На мой взгляд, системная задача российских политиков – расчистить СНГ-пространство под российский капитал. Причем сделать это можно уверенно и четко. Как никогда, при наличии многомиллиардных валютных резервов, при таких ценах на нефть можно устанавливать свои правила игры на постсоветском пространстве. Тем более, что заедает и нечто важное. Цветные революции явно контрастируют с российской моделью «управляемой демократии». Списывать на Сороса и западные силы все новые политические процессы на постсоветском пространстве можно только в пропагандистском ключе. Реальные политики понимают, что влияние денег не было главным в странах новой геоэкономической ориентации. С другой стороны, российские вложения в Украине, Грузии могут стать новым оружием геополитических устремлений элиты Кремля. Короче, пора делать выводы и начинать активную игру на поражение антироссийских сил на европейской части постсоветского пространства.

Первый ход – тарифы на газ. Это неизбежный фактор доминирования России в экономике соседних стран. При цене в 100 или 160 долларов украинские хозяйственные субъекты будут находиться в критическом состоянии. При 230 долларах возникнет производственно-психологический. В самом лучшем случае, но реально начнется воровство газа и сплошные неплатежи.

Расчеты наших экономистов показывают, что даже при 80 долларах за 1000 м3 экономика переходит  в режим бесприбыльной работы. Все становятся реально некоммерческими организациями. Заводы и фабрики, крупные предприятия – как церковь или благотворительная организация. Нет прибыли и не предвидится. Что будет с украинским капиталом при нынешней технологической и энергетической отсталости значительной части предприятий этой страны? В отношении Грузии и Молдовы вообще страшно подумать, куда пойдет развитие ситуации. Простое население не справится с необходимыми расходами на квартплату или даже только лишь оплату топлива.

Ценовая перспектива для всех соседей по СНГ: газ по 230-250 долларов за 1000 м3. Для иллюстрации можно показать следующее. Небольшой дом с газовым котлом будет стоить в отопительный период 300 – 350 тысяч белорусских рублей в месяц. Только за отопление. Что ждет украинских и молдавских пенсионеров? Отказ от газификации и переход на теплоснабжение времен гражданской войны прошлого века. Просто нет иной формулы. Покупка новейших источников энергетики стоит дорого, да и наша советская ментальность этого не позволяет. Проще перейти на дедовские традиции.

Носителями новой энергетической политики становятся не только Россия, но и Казахстан, Азербайджан, Туркменистан. Это – страны-бенефициары, что дает им шансы на хорошую экономическую перспективу в ближайшем будущем. Зарабатывая миллиарды на энергетических поставках, они смогут значительно повысить уровень жизни своего населения. Элита при этом сохранит свою власть. На примере Казахстана это понятно, равно как и политические процессы в Азербайджане становятся геополитическими. Российской элите важно подыграть национальной элите этих стран и получить заведомо сильных партнеров по энергетическому рынку.

Появляется новая данность нашего СНГ-пространства. Страны экспортеры и государства-импортеры энергоресурсов. Вроде бы они были и раньше, но цены нас не выстраивали новым образом. Нынешние цены на энергоресурсы являются поворотным моментом в развитии мирового рынка. Адаптироваться придется к высоким издержкам и расходам на самое необходимое – тепло и энергию.

А что – Беларусь? Какова наша энергетическая перспектива? На чьей стороне быть? Ответ на данный вопрос давно уже есть. Мы пользуемся особым положением в отношениях с Россией, и нам не угрожает всплеск тарифов на газ. С нефтяными волнами мы справились и научились зарабатывать. В чисто прикладном экономическом плане необходимо настойчиво откликаться на предложения российской элиты. Мнение оппозиции в этом случае вообще ничего не значит. Увы, но это так. Будь то единая денежная единица или создание ЕЭП. Дальше – больше. Мы реально попадаем в ту часть постсоветской экономики, где экономический рост высокий. Если в этом году в Казахстане темпы ВВП ровно такие же, как у нас, то в Азербайджане - +21.8%. Кстати, это не абстрактное преимущество, а среднесрочная реальность.

Остается подождать развития событий в этом году. Речь идет о новых газовых тарифах. Потом выборы в Украине –  и что? У каждой группы экспертов есть свой ответ на этот вопрос. Одно становится ясным: постсоветское экономическое пространство проходит процесс реструктуризации. Серьезно и надолго.

Метки