МОТом – по Беларуси

/Интернационал труда/

МОТом – по Беларуси

Общеизвестный факт – нынешние власти Беларуси с непостижимым упорством проводят политику, которая медленно, но верно погружает страну в беспросветный мрак международной изоляции. Мы перессорились практически со всеми ближними и дальними соседями, испортили отношения с целым рядом международных структур. Однако и на этом фоне особо выделяется характер взаимоотношений, которые сложились у властей страны с одной из структур ООН – Международной организацией труда (МОТ).

Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что уже добрый десяток лет тема Беларуси, а точнее, тема нарушений прав профсоюзов в нашей стране, стала одной из доминирующих в этой уважаемой и авторитетной международной структуре.

Но обо всём по порядку. Начнём, пожалуй, с небольшого экскурса в историю,  и расскажем читателю в самых общих словах о том, что такое МОТ.

Организация является одной из старейших в ООН, и появилась тогда, когда, собственно, самой ООН ещё не было и в помине, в далёком 1919 году. Порядок цифр даты основания МОТ говорит о многом. Только что в России случилась октябрьская революция. Перед миром труда и капитала со всей неотвратимостью встала перспектива выбора пути дальнейшего развития: революционный или эволюционный. Понимая  трагизм последствий первого, ответственные политики того времени пришли к выводу о необходимости поиска формы эволюционного, без разрушительных социальных потрясений, способа разрешения существующих противоречий между трудом и капиталом.

Результатом этих поисков и стало учреждение Международной организации труда, в основу деятельности которой положен так называемый принцип трипартизма. Он означает, что три стороны социального партнёрства: правительства, работодатели и трудящиеся (профсоюзы) решают острые проблемы трудовых отношений не на баррикадах в ожесточённых революционных сражениях, а за столом переговоров.

С тех пор минуло 86 лет, и история показала, сколь своевременным и правильным было принятое тогда решение. Во многом благодаря институту МОТ удалось мирно разрешить многие, казавшиеся неразрешимыми, противоречия между трудом и капиталом, привести их отношения к цивилизованным формам, наладить в обществе социальный диалог, существенно повысить уровень жизни в целом ряде стран и во всём мировом сообществе.

Уместно отметить, что, в соответствии с логикой своей политики, Советский Союз и весь лагерь социализма, на протяжении всего своего существования критически относились к деятельности МОТ, считая её компрадорской  организацией, созданной буржуазией с целью отвлечения рабочих от революционной классовой борьбы. В свою очередь, МОТ не без оснований видел социальное партнёрство в СССР и в других странах социализма декоративным и никогда не признавал профсоюзы в наших странах за подлинные организации трудящихся,  видел их как придаток политической системы, выполняющей специфические функции манипуляций рабочими.

Время всё расставило по своим местам и дало исчерпывающий ответ, кто же на самом деле был прав. Поэтому, с самого момента обретения независимости в 1991 году, тогдашнее руководство Беларуси в лице С. Шушкевича и В. Кебича  активным образом, наряду с другими международными структурами, стало выстраивать свои отношения и с МОТ.

Сегодня можно прямо отметить: это была ответственная политика, которая самым благотворным образом сказывалась на формировании положительного имиджа страны. Представители Беларуси, о чём неоднократно рассказывал автору этих строк исполнительный директор МОТ Кари Тапиола,  в те времена постоянно выделялись своей активностью и инициативностью. Причём это в равной мере относилось и к правительственной стороне, и к стороне нанимателей (работодателей) и трудящихся (профсоюзов). Дело шло к тому, что главу правительства В. Кебича руководство МОТ планировало пригласить на очередную ежегодную  Международную конференцию труда с докладом. Такой чести удостаиваются далеко не все, и только главы государств и правительств, зарекомендовавшие себя наилучшим образом в формировании и проведении политики в сфере трудовых отношений.

Мог ли кто тогда себе представить, что всё внезапно и разительно поменяется? Однако случилось, и уже в 1995 году, вместо привычных похвальных слов, с трибуны МОТ зазвучали критические высказывания в адрес белорусского правительства. Поводом стали разгром забастовки на минском метрополитене в августе 1995 года (своего рода маленький 10-летний юбилей этой поучительной даты в независимом профсоюзном движении мы отметить не забыли) и административные преследования её участников, приведшие к массовым увольнениям рабочих.

В МОТ внимательно проанализировали ситуацию с забастовкой, заведя специальное Дело №1840, пришли к выводу о незаконности действий белорусских властей, и предложили правительству незамедлительно восстановить на работе незаконно уволенных. Реакции со стороны авторитарной системы власти в стране, которая только начинала оформляться и пробовать свои силы, не последовало никакой. Нет её и по сей день, так что восстанавливать справедливость в отношении пострадавших от репрессий машинистов метро, спустя многие годы придётся другим людям. Но произойдёт это обязательно.

По мере того, как укреплялась авторитарная система власти, всё более жёсткими становились отношения между нею и профсоюзами. И не только свободными и независимыми, что само по себе выглядит естественным и закономерным, ибо природа любой тоталитарной политической системы антагонистична и отторгает всё, что ей не подчиняется, но и части профсоюзов, входящих в ФПБ, которые стали проводить самостоятельную политику, принципиально отстаивая права и интересы трудящихся.

Объединёнными усилиями этих организаций к концу 90-х годов прошлого столетия удалось провести несколько серьёзных акций протеста против проводимой социально – экономической политики государства, в которых приняли участие десятки тысяч людей. Профсоюзы становились серьёзным фактором, который мог самым непосредственным образом влиять на политические процессы в стране, и превращались в реальную угрозу тоталитарной системе.

Стремясь не допустить этого, власти начинают прямую атаку на лидеров и организации профсоюзов, которые представляются ей наиболее опасными. Применяется весь арсенал средств административного воздействия, начиная от требований уйти добровольно и оканчивая шантажом, давлением и угрозами, попытками сместить неугодных лидеров профсоюзов в ходе отчётно-выборной кампании 2000 года. Эта «охота на ведьм» достигла такого накала, что четыре организации: профсоюзы автомобильного и сельскохозяйственного машиностроения (А. Бухвостов), радиоэлектроники (Г. Федынич), агропромышленного комплекса (А.Ярошук), Свободный профсоюз Белорусский (Г. Быков) были вынуждены обратиться в МОТ с жалобой  о грубейших нарушениях  прав профсоюзов в стране.

Эта жалоба легла в основу Дела №2090, которое уже целых пять лет является предметом постоянного разбирательства в МОТ. Дела, которое с тех пор имело только одну тенденцию – разрастаться, пополняясь всё новыми и новыми фактами нарушений прав профсоюзов, которые наша власть с упорством, достойным лучшего применения, штамповала, словно на конвейере. С тех пор любое упоминание нашей страны в стенах этой влиятельной международной организации имело исключительно только один смысловой оттенок – негативный, а само название страны превратилось в имя нарицательное. Так политические авантюристы в азарте безумной политической борьбы за сохранение собственной власти, противопоставив себя всему цивилизованному миру, сделали разменной монетой и пустили по ветру самое дорогое, что не имеет никакой цены: доброе имя и имидж своей собственной страны.

Но в начале 2000-х годов ещё сохранялась надежда, что власти страны одумаются и прекратят эту лишённую всякого смысла войну с частью собственного народа, объединённого под знамёнами независимого профсоюзного движения. Ведь вина этих  людей заключалась только в том, что они имели гражданскую позицию, своё собственное мнение по поводу проводимой социально – экономической политики в стране,  и открыто его высказывали.

Надеялись на это и в Международной организации труда. Поэтому, заведя Дело №2090 и разбирая в 2001 году белорусский случай в Комитете по нормам и стандартам, который заседал в ходе Конференции Труда, проходящей ежегодно в июне месяце в Женеве,  здесь поначалу не собирались прибегать к каким – либо формам воздействия, предусмотренным Уставом МОТ. Но представитель правительства Беларуси, видимо, получив соответствующие установки, на заседании Комитета повёл себя столь агрессивно и безответственно, что дело закончилось внесением страны в спецпараграф.

Спецпараграф – это то место, куда обычно помещают те страны, где нарушения прав профсоюзов становятся систематическими, и это вызывает озабоченность мировой общественности. Место, которое при самом большом воображении весьма трудно назвать почётным, и в которое дорожащие своей репутацией государства стремятся не попадать. А если и попадают, то в подавляющем большинстве случаев стремятся быстрее его покинуть, добросовестно исполняя рекомендации по устранению нарушений прав профсоюзов, которые формулирует МОТ.

Но наши власти, как говаривал герой популярного фильма, на конвульсии не возьмёшь. Поэтому в течение последующих лет никто даже пальцем не шевельнул, чтобы поправить положение с правами профсоюзов. Вместо этого процесс мониторинга сопровождался всевозможными попытками манипуляций с белорусской стороны международной общественностью, начиная от обильных обещаний выполнять предписания, и оканчивая изощрённой демагогией и фарисейством.

Если эти приемы не вызывали должного эффекта, тогда просто игнорировались мероприятия, на которых в очередной раз заслушивался белорусский вопрос. Как это имело место в марте 2002 года на заседании Комитета по свободе ассоциаций МОТ, куда представитель правительства Беларуси вообще не явился.

Долгожданное подчинение Федерации профсоюзов Беларуси (ФПБ), совершившееся в июле 2002 г., превращение её в придаток государственной системы,  которое произошло после нескольких лет абсолютно неравной борьбы добавило усердия белорусским властям в неустанных попытках манипуляций МОТ. Огосударствленная ФПБ темпераментно включилась в кампанию по улучшению имиджа белорусского режима в МОТ. Но, как известно, чёрного кобеля не отмоешь добела. Тем более, когда мойщики, в силу исключительно непрофессиональных действий, зачастую, образно выражаясь, вместо моющих средств использовали мажущие. Наглядный тому пример – поведение официальной белорусской делегации на ежегодной Конференции Труда в июне 2003 года.

Сюда они на этот раз прибыли, имея чёткую установку и переполненные решимости доказать международному сообществу, что в Беларуси, после перемен в ФПБ, установилась идиллия в сфере трудовых отношений и полная социальная гармония в сфере социального партнёрства. Забавно было наблюдать за исключительно неудачными, неуклюжими действиями представителей правительства и ФПБ, которые срабатывали с точностью до наоборот и имели обратный эффект, нежели тот, к которому стремилась белорусская делегация.

В результате Беларусь не только в очередной раз оказалась внесена в спецпараграф, но и очутилась перед ещё более неприятной для себя перспективой: принимать Комиссию по Расследованию МОТ. Потребовала создать эту Комиссию в последний день Конференции Международная конфедерация свободных профсоюзов (МКСП) в лице13 крупнейших в мире профцентров.

Отметим, что к практике создания подобной Комиссии, предусмотренной параграфом №26 Устава МОТ, в организации прибегают исключительно редко, и только к тем странам, где нарушения прав профсоюзов превратились в систему, и процесс этот приобретает вызывающие, злостные и исключительно циничные формы. За всю историю МОТ, если верить статистике, такой «чести» удостаивались всего 4 государства. В настоящее время в этом параграфе находится Бирма (Мьянма), где, как известно, правит военная хунта. Последний случай в Европе – Польша начала 80-х годов прошлого столетия, выступления  рабочих, объединённых легендарной «Солидарностью»,  последовавшие затем репрессии против профсоюза и его лидеров вплоть до введения в стране военного положения.

Эта позорная для нашей страны перспектива оказаться в одном ряду со столь одиозными политическими режимами обрела реальные черты после того, как в ноябре 2003 года Административный Совет МОТ принял решение создать Комиссию и направить её в Беларусь. В неё вошли известные и авторитетные в области гражданского права юристы из Хорватии, Австралии и Финляндии.

Комиссия прибыла в нашу страну в апреле 2004 года. Надо отметить, что деятельность её отличалась подчёркнутой объективностью и исключительной глубиной. Только со стороны независимых профсоюзов было опрошено порядка 70 свидетелей. Высокой Комиссии вынуждены были дать свои показания представители всех структур исполнительной и судебной власти, начиная от Администрации Президента, Правительства, Конституционного и Верховного Суда, и оканчивая всеми заинтересованными министерствами.

Следующий этап работы Комиссии проходил уже в штаб - квартире МОТ в Женеве в июне 2004 года. Он носил характер Международного суда, где в качестве обвинителя выступала МКСП, обвиняемого – Правительство Беларуси. Лидеры независимых профсоюзов и руководители отдельных предприятий, которых назначало Правительство, участвовали в процессе в качестве свидетелей.

Свой вердикт по делу Комиссия сформулировала  в виде 200-страничного доклада к сентябрю того же года. Отмечу сразу: в докладе отмечены и признаны имевшими место все без исключения нарушения прав профсоюзов в Беларуси. Этот доклад впоследствии, в ноябре 2004 года, был утверждён на заседании Административного Совета МОТ.

Коротко основные нарушения прав профсоюзов в Беларуси можно сгруппировать следующим образом:

-отказ в регистрации организациям независимых и свободных профсоюзов;

-вмешательство государственных органов во внутренние дела профсоюзов и                      препятствование их деятельности;

-преследования, в том числе судебные, профсоюзных лидеров и профсоюзных активистов;

- отказ профцентру независимых профсоюзов – Белорусскому конгрессу демократических профсоюзов участвовать в работе Национального совета по трудовым и социальным вопросам.

Комиссия отметила, что, допуская эти нарушения прав профсоюзов, Правительство страны нарушило две основополагающие Конвенции МОТ: №87 «О праве на объединение» и №98 «О праве на ведение коллективных переговоров». Конвенции, которые ратифицированы и самой Беларусью.

Административный Совет МОТ вместе с докладом утвердил и 12 Рекомендаций Комиссии по Расследованию, 8 основных из которых было предписано белорусскому Правительству исполнить к 1 июня 2005 года.

Нетрудно догадаться, что и на этот раз белорусские власти предпочли пойти проторенной дорогой: вместо добросовестного исполнения предписанного начался привычный круг всевозможных манипуляций и увёрток, сдобренный, как всегда, многочисленными обещаниями. В конечном итоге к 1 июня практически ничего по устранению нарушения прав профсоюзов в стране так и не было сделано.

Зато появился некий «План действий» Правительства, который торжественно был озвучен его представителем на заседании Комитета по нормам и стандартам в ходе июньской  этого года Конференции Труда, и выдан как реально идущий процесс выполнения Рекомендаций. Понятное дело, что убедить кого – либо ещё, кроме представителей Кубы, Китая и той же Бирмы (Мьянмы), официальной делегации Беларуси так и не удалось.

Подавляющее большинство стран не поверило очередной легенде, содержание которой заключалось, как правило, в одном слове «будем» (будем делать, будем исполнять, будем принимать меры), и проголосовало за включение Беларуси уже в третий раз за последние пять лет в спецпараграф.

Но и этим дело не ограничилось. Представители международного сообщества, преисполненные решимости заставить белорусские власти выполнить Рекомендации МОТ, проголосовали за создание Контрольной миссии Бюро Труда, которую возглавит Исполнительный Директор Бюро Кари Тапиола, и которая в скором времени должна прибыть в Беларусь.

Ситуация развивается весьма интересно, если не сказать – пикантно. Дело в том, что белорусское Правительство на той же Конференции было избрано членом всё того же Административного Совета МОТ. Помогли им в этом несовершенство Устава МОТ и кипучая деятельность нашей дипломатической миссии в Женеве. Она, надо отдать ей должное, провела огромную кулуарную работу, о характере и формах которой можно только догадываться, с представителями правительств стран Восточной и Центральной Европы, от которой нужно было избрать члена Административного Совета с тем, чтобы склонить их проголосовать за Беларусь.

Цели своей официальные власти достигли, но, говоря откровенно, лучше бы они этого не делали. Это им нисколько не помогло избежать принятия вышеупомянутых жёстких решений по Беларуси Комитетом по нормам и стандартам. Теперь ситуация выглядит просто анекдотической, если не сказать, абсурдной: один из самых злостных нарушителей Конвенций МОТ выставил себя на всеобщее обозрение и обструкцию в руководящем органе МОТ. Ну чем не чеховский сюжет унтер – офицерской вдовы, которая сама себя высекла.

Ко всему вышесказанному добавим, что Европейская комиссия объявила с 17 августа текущего года начало 14-месячной процедуры мониторинга прав профсоюзов в  Беларуси. Всё это вполне может закончиться весьма печально для нас – временным приостановлением системы Генеральных преференций в торговле со странами Евросоюза и ежегодной потерей 250 млн. евро. Образумит ли эта перспектива, наконец, белорусские власти и заставит их придерживаться цивилизованных норм  и правил в сфере трудовых отношений? Поживём – увидим. 

Метки