2006-ой

/Горизонты/

2006-ой: год собаки или собачий год?

Уже первые дни нового года заявили о том, что предстоящие двенадцать месяцев вряд ли станут для мира периодом исключительного политического спокойствия и процветания. Конечно, не следует забывать, что в 2006-м главные события для белорусов будут иметь преимущественно внутренний характер – в марте должен быть избран глава государства. Именно президентские выборы определят, как предстоит развиваться Беларуси в предстоящие годы.

Но мы не живем в вакууме. Итоги белорусских выборов, безусловно, отразятся на развитии восточноевропейского региона. С другой стороны, окружающий нашу страну пояс государств, Европа, да и мир в целом в 2006-м также должны пережить немало важных событий, которые в той или иной степени повлияют на ситуацию в Беларуси. Каковой будет внешнеполитическая среда, система внешних координат для нашей страны в предстоящем году? Уже сегодня мы можем отметить некоторые важные тенденции в этой связи.

Россия

В 2006 году Россия выполняет функции председателя Группы Восьми – неформального, но весьма авторитетного объединения наиболее богатых и влиятельных государств современного мира (см. Россия и Группа Восьми: свой среди чужих или чужой среди своих?). Год только начался, но российско-украинский газовый скандал уже успел нанести серьезный ущерб имиджу нашего восточного соседа; вместе с тем российское руководство предлагает поставить тему энергетической безопасности в центр дискуссии в рамках «восьмерки». Энергетическую безопасность в этом контексте Кремль ставит в зависимость от укрепления роли государства как гаранта надежности в обеспечении потребителей энергоресурсов.

Конфликт Киева и Москвы можно анализировать и рассматривать по-разному, обнаруживая плюсы и минусы в поведении обеих сторон. Но общественное мнение в Европе и мире однозначно восприняло его как дополнительное доказательство политической непредсказуемости российского руководства, способного в любой момент демонстративно пренебречь всеми нормами цивилизованного поведения на международной арене, включая межгосударственные коммерческие сделки. Газовый кризис заставил многих политиков и экспертов на Западе открыто поставить вопрос: соответствует ли Россия вообще статусу члена большой Восьмерки? Официальный Брюссель серьезно заговорил про общую энергетическую политику, приоритетом которой стало бы обеспечение минимальной уязвимости членов ЕС от непредсказуемых инициатив Кремля.

Нет сомнения, что на фоне довольно свежих воспоминаний о противостоянии России и Беларуси в январе 2004 года российско-украинский конфликт в долгосрочном плане стимулирует разработку западными странами альтернативных и более надежных источников энергии. Помимо более глубокого изучения возможностей, предоставляемых атомной энергетикой, пристальное внимание Европейского союза будет обращено на Ближний Восток и Северную Африку, Кавказ, который, по оценкам экспертов, в среднесрочной перспективе станет крупнейшим источником природного газа в регионе, а также Западную Африку (здесь пока главным экспортером для Европы является Нигерия, но в перспективе возможно присоединение к ней Анголы и Мавритании).

Что касается самой России, то в 2006 год она вошла, имея масштабные внутренние властные противоречия, которые в немалой степени обоснованы неофициально начавшейся подготовкой к президентским выборам 2008 года. Назначение бывшего главы администрации президента Дмитрия Медведева на пост первого заместителя председателя правительства России, а также повышение в должности министра обороны Сергея Иванова можно расценивать как серьезный вызов нынешнему премьер-министру Михаилу Фрадкову, разговоры о должностной слабости которого на Западе ведутся уже давно. Однако попытки Путина за счет назначения приближенных ему лиц усилить контроль за деятельностью российского правительства на практике больше выглядят как ослабление самого Михаила Фрадкова и создание вакуума власти, при котором российский президент окажется в капкане и не будет иметь иного выхода, кроме как освободить нынешнего премьера от должности и уже на текущем этапе сделать кадровое назначение, которое обнаружит его виды в отношении потенциального преемника на президентской должности в 2008-м году.

Украина

2006-й год для южного соседа Беларуси будет не менее сложным, чем минувший. Парламентские выборы, намеченные на март, в значительной степени станут индикатором решительности страны следовать по пути демократических реформ. В преддверии выборов на политической сцене Украины заметны три основных партии. Перспективы формирования коалиции среди трех ведущих сил – конкурирующих прозападных партий Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко и пророссийской партии украинских регионов Виктора Януковича – чрезвычайно затруднены. Политическая палитра, таким образом, получается достаточно раздробленной, а перспективы власти становятся труднопредсказуемыми, поскольку в условиях отсутствия доминирующей партии в игру вступают более мелкие политические силы.

Ситуация усложняется еще больше, если принять во внимание, что с 1 января 2006 года на Украине вступила в силу конституционная реформа, которая после выборов нового парламента переместит в ведение законодательной власти многие важные полномочия по управлению государством. Однако вряд ли следует чрезмерно драматизировать эти изменения. Президент Виктор Ющенко по-прежнему сохранит за собой право назначать силовых министров – обороны, иностранных и внутренних дел. Однако в современном украинском контексте политический аспект столь же важен, сколь и правовой. Если Виктору Ющенко удастся набрать серьезное количество мест в парламенте, у него будет «багаж» для борьбы за собственные полномочия и маневрирования в рамках конституционной реформы в собственных интересах. Но пока об этом сложно говорить. Украинский президент утрачивает престиж. Если выборы закончатся без очевидного победителя, что наиболее вероятно, все стороны будут стремиться изменить вновь только что измененную конституционную систему в свою пользу.

Можно предположить, что парламентские выборы на Украине – вне зависимости от распределения мест в Раде – позволят продвигать гармонизацию национального украинского законодательства с требованиями Всемирной торговой организации (ВТО). Вряд ли следует прогнозировать в этой связи серьезное противостояние со стороны партии регионов Януковича: многие деловые партнеры антизападного украинского политика заинтересованы в поисках новых рынков. Членство в ВТО, безусловно, облегчит для украинского бизнеса более широкий доступ к мировым потребителям сырья, товаров и услуг. То, что Украина получила статус страны с рыночной экономикой от Европейского союза, будет способствовать развитию экономического партнерства с ЕС. Но и эта тенденция таит в себе потенциальную возможность конфликта: любое сближение с Европой будет удалять Украину от участия в проекте Единого экономического пространства, сторонником которого является партия Януковича. Политическая неопределенность, таким образом, будет играть немаловажную роль в процессе формирования темпов роста экономики Украины. Инвесторы и деловой сектор будут чрезвычайно осторожны, и вряд ли возможно, что страна выйдет даже на экономические показатели 2004 года. Вместе с тем, даже если предположить, что основные силы в парламенте найдут компромисс по ключевым вопросам социально-экономического развития Украины, раздел по проблемам внешнеполитической ориентации будет непреодолимым.

Европейский союз

В новый год ЕС вступил со старым «багажом» нерешенных проблем преимущественно внутреннего характера, главными из которых являются бюджет и экономическая конкурентоспособность. Обе проблемы связаны с расхождениями мнений «старых» и «новых» членов союза, а также спорами сторонников рыночной и государственной экономических моделей внутри ЕС.

В течение первой половины года в ЕС  председательствует Австрия, затем на оставшиеся шесть месяцев эстафета будет передана Финляндии. Этим двум странам придется координировать усилия 25-ти членов по поиску компромисса. Обе страны уже заявили, что намерены продолжать также дискуссию по вопросам экономической реформы ЕС в целом, начатой в ходе периода председательствования Великобритании во второй половине 2005 года. Два основных вопроса будут стоять на повестке дня – либерализация сферы услуг, а также свободная миграция рабочей силы внутри границ ЕС. Первая проблема особенно чувствительна для новых членов союза, поскольку затрагивает такие политически «чувствительные» области, как здравоохранение, транспорт и др. Что касается проблем рабочей миграции, то «старые» члены ЕС должны будут решить, сохранять ли ныне действующие в отношении рабочих из «новых» стран миграционные ограничения. Германия и Австрия уже заявили, что будут держать свои рынки труда закрытыми как минимум до 2009 года. Финляндия и Испания, очевидно, снимут ограничения уже с 2007 года.

В области внешней политики австрийское председательство будет связано с продвижением балканской тематики. Это неудивительно – Австрия имеет тесные исторические связи и авторитет на Балканах. Предполагается, что ЕС сделает важный шаг с точки зрения перспективного расширения союза на запад Балканского региона, объявив о начале переговоров с Боснией и Герцеговиной о заключении Соглашения о стабилизации и ассоциированном членстве в ЕС.

В 2006 году эксперты ЕС не ожидают сенсаций в вялотекущем переговорном процессе с Кипром и Турцией о присоединении к союзу. Разногласия между двумя странами сохраняются, а требование ЕС к Турции разрешить вход в свои порты кораблей под кипрским флагом встречает пока жесткие возражения со стороны турецких националистов, которые увязывают данный шаг с признанием де-факто Турцией Кипрской республики в ее нынешних границах.

В процесс переговоров по расширению ЕС в 2006 году будет вовлечена также Хорватия, а в отношении Румынии и Болгарии союз должен определить уже конкретные сроки предоставления двум странам членского статуса.

Вряд ли следует ожидать каких-либо решений в отношении возобновления процесса принятия европейской конституции. Предполагается, что в июне лидеры европейских стран обсудят данный вопрос, однако конкретные акции в этой связи могут последовать только в 2007 году во время председательства Германии, являющейся сторонницей завершения процесса ратификации.

В итоге ожидается, что ощущение кризиса общей Европы, доминировавшее в течение всего прошлого года, в 2006-м году будет в целом преодолено при сохранении, однако, противоречий по ряду вопросов экономической стратегии.

США

Хотя стиль внешней политики США в 2005 году  по многим параметрам характеризовался как жесткий и односторонний, мировые аналитические центры отмечают ряд тенденций, которые свидетельствуют о рождении более гибких подходов в администрации избранного на второй срок Дж. Буша. Ушедший год стал свидетельством укрепления позиций Кондолизы Райс в качестве единственной фигуры, имеющей вес в процессе формирования ключевых решений по внешнеполитическим вопросам. Министр обороны Дональд Рамсфельд в этом плане однозначно отошел на второй план. В 2006 году предполагается сохранение и дальнейшее укрепление позиций Райс. По мнению аналитиков, ни помощник Президента США по вопросам национальной безопасности Стефен Хадли, ни директор ЦРУ Портер Госс не смогут составить ей конкуренцию.

В 2005 году под руководством государственного секретаря Соединенные Штаты предприняли ряд «примирительных» шагов по отношению к тем странам, которые в той или иной степени способствовали и продолжают содействовать реализации американских интересов в мире. Ярко выраженный мировой резонанс вызвали, в частности, визиты Дж. Буша в Китай, Индию и Монголию, а также в ряд восточноевропейских государств, недавно ставших членами НАТО.

Практически впервые за последние годы США предприняли попытку решить некоторые собственные проблемы в отношениях с иностранными партнерами (например, Ираном и Северной Кореей) с привлечением многосторонней дипломатии. Это, по мнению аналитиков, также является свидетельством смещения акцентов американской дипломатии в пользу более универсальных и общепринятых норм, основанных на учете интересов всех вовлеченных сторон. Данная тенденция была заметна и в отношениях с другими ведущими игроками современного мира: Райс в целом стремилась демонстрировать понимание и сочувствие проблемам демократизации России. Государственный департамент под ее руководством был более вовлечен в переговорный процесс по либерализации международной торговли. Последний фактор уже признан экспертами в качестве одной из наиболее заметных черт дипломатии команды Дж. Буша-младшего.

Ирак оставался в фокусе внешнеполитических усилий США в 2005 году. Данная тенденция сохранится и в 2006-м. Для Вашингтона жизненно важно, чтобы иракское правительство, которое сформировано по итогам выборов 15 декабря 2005 года, смогло реально контролировать ситуацию в стране и начать реализовывать на практике положения новой иракской конституции. Только при этом условии США могут надеяться на реализацию своей «стратегии победы». В идеале такая ситуация позволила бы также начать некоторое сокращение американских войск как раз в преддверии промежуточных выборов в Конгресс, которые пройдут в США в ноябре 2006 года. Если вывод войск Вашингтону придется отложить, убеждать Конгресс поддерживать другие нередко весьма амбициозные внешнеполитические инициативы Белому дому будет чрезвычайно сложно.

Ожидается, что Вашингтон будет поощрять продолжение многосторонних переговоров по ядерным программам Ирана. Последние, однако, пока не дают больших результатов, и есть опасения, что с учетом особого влияния Ирана на ситуацию в Ираке американцы (как, впрочем, и их партнеры из ЕС и МАГАТЭ) не будут иметь в переговорном портфеле ничего, кроме скромной возможности продолжения диалога с Тегераном.

Гораздо более серьезными представляются рычаги влияния Вашингтона на ситуацию в Сирии, особенно после публикации доклада ООН с фактами, подтверждающими причастность сирийского режима к убийству ливанского премьер-министра аль-Харири. Вместе с тем, не исключено, что американской стороной может быть одобрена и выжидательная стратегия, которая будет косвенно поощрять государственный переворот и смещение крайне неустойчивого нынешнего сирийского кабинета.

Неожиданное резкое ухудшение состояния здоровья израильского премьер-министра А. Шарона в первые дни нового года подтвердили прогнозы о том, что ближневосточная тема также будет в числе приоритетных для США в 2006 году. К. Райс продолжит свою персональную вовлеченность в переговоры, особенно после завершения выборов в Палестине в январе и в Израиле в марте. Есть все основания полагать, что госсекретарь подключит к процессу и лично президента Дж. Буша по аналогии с интенсивной ближневосточной дипломатией Билла Клинтона в ходе его второго президентского срока.

Организация Объединенных Наций

Надежды  на то, что в год своего 60-летнего юбилея Организация Объединенных Наций сможет сделать решительный прорыв в процессе своего реформирования, практически не оправдались. ООН, которую сегодня с полным основанием можно назвать «современным миром в миниатюре», позицией своих государств-членов на саммите в сентябре 2005 года в Нью-Йорке наглядно продемонстрировала, что современный мир не готов пока к формулированию единого подхода к перспективам развития. Документ, одобренный саммитом, был далек от ожиданий, которые первоначально возлагал на него генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Предстоящие 12 месяцев поэтому будут чрезвычайно важны с точки зрения «придания скорости» тем инициативам, которым удалось получить консенсусное одобрение саммита.

С точки зрения реформы ООН важнейшим достижением минувшего года, без сомнения, следует считать принятие совместной резолюции Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, учреждающей Комиссию ООН по миротворчеству. Этот совещательный орган ООН начнет работу в 2006 году. Главная его задача – восполнить пробел в деятельности ООН, прежде всего в области постконфликтного миротворчества. История конфликтов последних десятилетий на Балканах, в Африке и других регионах подтвердила, что зачастую наиболее сложно не установить мир в кризисных точках, а удержать его, учредить новые институты власти, которые смогли бы обеспечить постконфликтную реабилитацию той или иной страны или региона.

Чрезвычайно важным –  применительно к «белорусскому вопросу» – является предложение саммита создать Совет ООН по правам человека, который придал бы значимый вес вопросам защиты прав человека в государствах-членах ООН. Хотя итоговый документ встречи в верхах говорит о том, что Совет должен начать работу в конце 2005 года, по-прежнему не удается полностью сформулировать регламент работы этого органа, прежде всего в силу серьезных разногласий между членами ООН. Эту работу предстоит продолжить в 2006 году.

Имеется мало надежд на прогресс в области реформы в 2006 году Совета Безопасности, особенно после того, как Китай еще раз подтвердил свои возражения в отношении предоставления Японии статуса постоянного члена Совета.

В 2006 году завершает свои полномочия генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. Он руководил организацией в период с 1997 по 2006-ой – наиболее сложные годы формирования глобального мира на рубеже тысячелетий. В 2001 году он стал лауреатом Нобелевской премии мира, а в 2005 – объектом критики за провал ООН гуманитарной программы в Ираке. В отношении кандидатуры нового генсека складывается довольно интересная ситуация. Впервые за долгую историю ООН, помимо группы азиатских государств, своего кандидата лоббирует и восточноевропейская группа, в состав которой входят практически все государства постсоветского пространства, включая Беларусь. Не исключено поэтому, что в 2007 году в качестве генерального секретаря мы увидим известного нам политика из государств бывшего СССР или Восточной Европы.

*** 

Конечно, все изложенное выше – только штрихи. Еще одним штрихом здесь должны быть прописаны перспективы Беларуси: в случае избрания А. Лукашенко на новый срок у страны практически не останется возможностей активно участвовать в мировых и европейских делах.

Метки