Столько стоит белая революцию?

Столько стоит белая революция?

Существуют сенсации, которые вызывают недоумение не столько в силу своей содержательной начинки, сколько самим фактом и обстоятельствами своего появления. К сенсациям подобного рода можно отнести, например, недавнее откровение главы ФСБ Николая Патрушева по поводу того, что определенные силы, точнее, американские неправительственные организации (далее NGO ) готовят новые бархатные революции на post-пространстве. Эти NGO выделили на поддержание белорусской оппозиции (широко понимаемой) целых 5 млн. долларов.

Кто-то высказал предположение, что ФСБ сильно урезали финансирование – особенно в части подписки на газеты и оплаты выделенных линий. В подписном пакете остались, например, «Мужской клуб» и «Мегаполис-Экспресс». И когда информация о предстоящей в Беларуси революции, наконец, всплыла в служебном мониторинге (т.е. была опубликована в «Мегаполисе»), она стала предметом специфической заботы ФСБ. В противном случае сложно объяснить, почему «сенсация» on 5 million dollars, которая в течение нескольких месяцев публикуется повсеместно (поскольку американские правительственные и неправительственные организации не делают из такой информации тайны), оглашается главой ФСБ как результат серьезных усилий по выведению секретов на поверхность.

Другой забавный аспект этой истории состоит в том, что в течение последнего года различными политологами и политтехнологами было раскрыто не менее сотни антироссийских заговоров (с участием США, стран Балтии, Украины, вообще Восточной Европы, а также группы независимых организаций). Как в связи с этим реагировать на слова г-на Патрушева, «подтвержденные» затем его белорусскими коллегами (у них с подпиской, по всей видимости, еще хуже)? Какой из «заговоров» принять близко к сердцу? Какую из угроз отразить?

Существуют, впрочем, аргументы, которые действуют против подобных мифов почти как серебряные пули (осиновые колы и чеснок) против вампиров (в скобках заметим, что аналогия кажется нам вполне уместной: Роланд Барт, например, рассматривает миф как «кровососущую» символическую систему, т.е. паразитирующую на другой символической системе). Назовем их аргументами «от перспективы» – по аналогии с аргументами «от противного», которые, как показывает опыт, в подобных случаях почти не действуют. Для того, чтобы аргументировать «от перспективы», необходимо попытаться: а) покинуть точку зрения стихийного государственника г-на Патрушева, для которого мир, по всей видимости, устроен в строгом соответствии с его собственным (избыточная централизация, недостаток ресурсов, инициативы, специалистов, просто образованных людей, избыток подхалимажа и глупости, стремление во всем видеть «умысел», а также почесать левое ухо правой рукой из-за спины и пр.); б) попытаться взглянуть на ситуацию с какой-нибудь иной точки зрения.

Пример аргументации подобного типа демонстрирует Юлия Латынина. Ей довелось стать свидетельницей беседы американских бизнесменов с российским политологом. Этот политолог решил посвятить американцев в обстоятельства революции на Украине. «Полнейшая индифферентность царила среди этих набобов , – рассказывает Латынина, – и оживились они только тогда, когда русский политолог сказал, что он знает американские организации, которые платили украинцам деньги за революцию. «О! Очень интересно! И кто же?» – воскликнул какой-то техасский бизнесмен. Опять же ничего плохого он не имел в виду: он только хотел знать о полезной организации, которой можно поручить сложное дело. Вдруг понадобится – для какой-нибудь Нигерии или там Ганы? И тут российский политолог прокололся. «Ну, Freedom House», – веско сказал он. И американцы заржали. Потому что это как если бы русскому человеку долго объясняли, что в России есть законспирированная террористическая организация, которая совместно с Бен Ладеном устроила 11 сентября. «И кто же это?» – полюбопытствовал бы русский. «ДОСААФ», – ответили бы ему» .

История вот именно занимательная. Можно вспомнить о том, как Владимир Путин, будучи некоторым образом посвящен в отдельные американские проблемы (опять Патрушев?), предложил своему другу Бушу помочь ему с «социалкой» – как раз, напомню, после волны манифестаций против монетизации льгот, когда российские старики стучали в кастрюли. И, несмотря на пафос момента (а широкое предложение ВВП поступило накануне парада Победы в Москве), Буш, тем не менее, заржал. Как те набобы. И дело вовсе не в том, что общественные богатства России и США, мягко говоря, несопоставимы. Проблема, скорее, в несопоставимости политических практик. Дело, в общем, в том, что – вы не поверите! – американский президент не занимается «социалкой», не участвует в посевных, уборочных и даже в посадочных (т.е. антикоррупционных кампаниях). У тамошнего президента несколько иные функции, быть может, местному политологическому уму не вполне доступные. И настолько же непонятные, как роль и задачи NGO . Или, скажем, семинаров, посвященных различным аспектам межрегионального сотрудничества, но не проходящим по графе «СНГ». Я лично знаю политолога, который в подобных семинарах и конференциях всякий раз усматривает тень заговора по расчленению России.

Список «бархатных заговорщиков», который приводит Патрушев, показателен и прекрасен сам по себе. С ним просто приятно работать. Это: американская организация Merlin , миссия US Peace Corps (деятельность которой была завершена в России в 2002 году, причем вроде как с благодарностью российского правительства), Организация Красного Полумесяца из Саудовской Аравии и Общество социальных реформ из Кувейта. Совершенно непонятно, какое отношение к Беларуси имеют две первые из перечисленных организаций, что же касается последних, то здесь за справками лучше обратиться в администрацию белорусского президента. Поскольку он неоднократно называл арабов лучшими друзьями белорусского народа и нехорошо при этом косился в сторону союзной Федерации. Короче говоря, сплошные тайны и загадки. То ли российский ФСБ действительно пытается предотвратить какой-то мифический заговор, то ли намеревается осуществить белорусскую революцию самостоятельно. Загодя. Без опоры на revolt-NGO . Впрочем, неважно, ибо в обоих случаях ФСБ явно намеревается перехитрить всех, включая себя.

«Количественные» свойства сей хитрости проявляются уже на уровне провозглашенных сумм. Повторимся: речь о 5 миллионах американских долларов. Этих денег Элтону Джону хватило бы на пятилетнюю аренду одного из этажей небоскреба в Лос-Анджелесе, как он однажды, впрочем, и распорядился. Но этих денег очевидным образом не хватило бы на 20 минут голливудского блокбастера о белорусской революции ( White revolution in White - Russia ). Правда, в самой White - Russia этих денег хватило бы на раскрутку пары крепких газет и, возможно, даже радиостанции. И нескольких семинаров (но без боевого инструктажа).

Известно ли господину Патрушеву о том, что только в прошлом году его страна выделила режиму Лукашенко 140 млн. долларов на поддержание «стабильности» (в данном случае в виде кредита на «компенсацию разницы в ценах на газ»)? Или об этом не пишут в «Мегаполис-Экспресс»? Или, положим, в рамках подготовки к введению единой валюты Федерация выделила белорусскому правительству кредитов на общую сумму около 300 млн. долларов, причем ни один из этих кредитов не был использован по прямому назначению. Все эти суммы пошли на покрытие дефицита бюджета (т.е. фактически на «социалку» – не отсюда ли растут ноги у экономического образования ВВП?). Наконец, существует огромное количество таможенных дыр, больших и мелких субсидий и иных видов поддержки белорусской контрреволюции (т.е. «стабильности»), во многом за счет которых оборот, скажем УДП РБ, достигает 1 млрд. долларов. И всю-то эту прорву, как верно замечает Ю. Латынина, американский ДОСААФ может перешибить пятью миллионами.

Председатель белорусского КГБ Степан Сухоренко, впрочем, несколько подкорректировал информацию своего коллеги: «До конца текущего года данная сумма возрастет более чем в десять раз. Эти деньги предназначаются не только для проведения подрывных информационных кампаний, экономического шантажа, но и для военно-силовой подготовки иностранных и белорусских боевиков, в задачу которых входит полная дестабилизация обстановки в Беларуси» (интереснее всего было бы вообразить покупку «экономического шантажа»). По всей видимости, разбежка в информированности проистекает из различий в «специсточниках». Главный «специсточник» белорусского КГБ – тот самый, который оперирует не столько цифрами, сколько их порядками, и который связан со Спутником, так сказать, непосредственно.

Вообще говоря, следовало бы отнестись к словам разведчиков всерьез. 5 миллионов – это, по всей видимости, реальная стоимость белорусской стабильности. В этом смысле белорусская сторона с ее 50 миллионами российской стороне оппонирует: наша стабильность стоит несколько дороже – по меньшей мере, в десять раз! В общем, реальная стоимость белорусской стабильности находится где-то между этими двумя цифрами – это та самая цена белорусских активов, которую могут за них предложить на самом обычном мировом рынке (но не в псевдорыночной оранжерее). Российские активы стоят несколько дороже – хотя и не так дорого, как это может представляться в России.

Для разъяснения этих несколько «рискованных» заявлений можно обратиться к выступлению в рамках дискуссии на «Эхо Москвы» бизнесмена по имени Л. Николау, человека, образованного, хотя и малоизвестного в политологических кругах. Он, во-первых, говорит о том, что политическая система России является «неадекватной» – в том смысле, что ее основная цель состоит в стабилизации существующей ситуации. «Стабилизация существующей ситуации в бизнесе называется стагнацией» – абсолютно верное замечание и с точки зрения науки, и с точки зрения т.н. реалий. Здесь следовало бы добавить, что в политике стабилизация означает деградацию или застой (склеротизация политического поля) – процесс, изоморфный и зачастую коррелятивный стагнации в экономике.

Во-вторых, Л. Николау обращает внимание на то, что существует прямая зависимость между доверием и экономической стоимостью: «расхождение слов с делом – это основная проблема, это проблема, которая вызывает достаточно серьезное недоверие как внутри, так и снаружи. И разрушение доверия – это в принципе разрушение экономической стоимости». Что означает «расхождение слов с делом»? Это как раз то, что мы имеем в случае с Россией. Устами Путина Россия целуется с Бушем и рассказывает всему миру о демократии, устами Лаврова и Патрушева костерит этот мир и демократию почем зря.

Итак, пред нами – прекрасные образцы структурного лицемерия: вот две России, и доверия ни к одной из них нет. Или его немного. Сумма вывезенного из РФ в течение первого квартала с.г. капитала уже превысила сумму вывоза за весь прошлый год – вполне различимый показатель процесса, который Л. Николау именует «разрушением стоимости». Насколько я понимаю, «разрушение стоимости» – это не просто падение стоимости активов предприятий на рынке, но и ряд побочных эффектов, в частности, предполагающих тяжелый процесс восстановления «кредитной истории». Если, разумеется, российская власть захочет ее восстанавливать. Отсюда – дилемма Николау: или Россия хочет быть богатой, или – влиять (что, впрочем, не равнозначно «быть влиятельной»). И не сойтись им вовек.

В свете вышесказанного вряд ли должно вызывать удивление то обстоятельство, что белорусские активы можно обрушить посредством операций с 5 миллионами. Когда в Датском королевстве все прогнило – это очевидно всем. Кроме, возможно, короля, полагающего, что повторно отрастит доверие к себе, как ящерица хвост. У страны нет кредитного рейтинга, и это означает, что нашу власть никто не хочет даже оценивать на предмет доверия. Она может рухнуть в любой момент. Раз – и активы сгорели. Достаточно аварии на телевидении.

Янов Полесский

17.05.05


Другие публикации автора

Перейти к списку статей

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки