Геометрические преобразования по демократическому принципу

Только общий страх делает союз надежным
Фукидид

 

Завершился официальный визит Александра Лукашенко в Казахстан. Хотя обе страны входят практически во все межгосударственные образования, сформированные на территории бывшего Советского Союза, – СНГ, ЕврАзЭС, ЕЭП и ОДКБ, – отношения между их лидерами ранее не отличались особенной теплотой. Например, в свое время Нурсултан Назарбаев по поводу создания белорусско-российского союза заметил, что «двусторонние контакты – это хорошо, но для состоявшегося государства превыше всего национальные интересы» (Известия, 3.04.97). При этом он в жесткой форме предупредил Москву о необходимости равного подхода к своим союзникам по СНГ (Независимая газета, 20.5.97).

В свою очередь, российскими обозревателями было подмечено, что Александр Лукашенко весьма ревниво отнесся к проекту коллеги из Казахстана, когда тот в начале 1998 года предложил создать общий рынок Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и России, а также к его программе «несколько простых шагов навстречу простым людям» (Известия, 24.01.98). Тогда белорусский правитель заявил, что данные документы нуждаются в доработке и вообще предлагаемая структура представляет собой отклонение от истинной интеграционной линии, воплощенной в виде союза Беларуси и России.

Объяснялась такая не самая дружественная реакция небезоблачными личными отношениями, а также постоянным стремлением белорусского лидера быть «первым интегратором». Кроме того, между странами имели место и определенные экономические противоречия. В частности, еще в начале 90-х годов из Беларуси в Казахстан было направлено большое количество сельскохозяйственной техники для помощи в уборке зерна. Оплата за работу должна была производиться этим самым зерном, однако приглашавшие структуры обанкротились, и вопрос надолго повис в воздухе. Затем возникли какие-то проблемы с банковскими расчетами, в результате чего материальные претензии стал предъявлять Беларуси уже Казахстан. В результате в межгосударственных отношениях стала фигурировать сумма 40 миллионов долларов. Белорусская сторона настаивала, что эти деньги должны нам казахи, а те утверждали, что наоборот.

То ли по приведенным выше, то ли по каким-то более объективным причинам, но, несмотря на упомянутое общее членство в разных постсоветских объединениях, в том числе экономических, объем товарооборота между двумя странами трудно назвать впечатляющим. В 2003 году он составил всего 80 миллионов долларов. Правда, год спустя он вырос до 145 миллионов, однако по сравнению не только с Украиной (1.085 млрд. долл.), но даже с не связанными с нами никакими союзами Литвой (532 млн.) и Латвией (410 млн.) эта сумма выглядит крайне незначительной.

Вероятно, на этом основании двусторонние контакты происходили весьма спорадически (если, разумеется, не считать бесед на многочисленных саммитах всех вышеназванных организаций). За тринадцать лет существования СНГ припоминается лишь одна поездка Александра Лукашенко в Казахстан, состоявшаяся в конце 1999 года. А Нурсултан Абишевич, со своей стороны, вообще до сих пор не нашел времени для посещения нашей страны с визитом.

Однако в последнее время ситуация начала заметно меняться. Так, в декабре прошлого года белорусский лидер провел в центральноазиатской республике почти недельный отпуск. Наши официальные СМИ называли эту поездку рабочей, но, как представляется, более точным было данное ей в Казахстане определение «частная». Как стало известно впоследствии, целью ее были игра в хоккей и катание на горных лыжах. Понятно, что после известных решений Парламентской ассамблеи Совета Европы приезжать на курорты, расположенные на территории ЕС, скажем в Австрии или Словении, стало как-то не с руки.

Однако отдых отдыхом, но и дело забыто не было – во время пребывания состоялась встреча на высшем уровне. Напомним, что дело происходило в самый разгар украинской «оранжевой революции», так что обсудить коллегам было что. Возникает вопрос, не эти ли чрезвычайные обстоятельства послужили причиной начала сближения?

И вот еще один визит, на сей раз официальный. По сложившейся в белорусской дипломатической практике традиции о зарубежных поездках белорусского правителя сообщается в последний момент. Такая скрытность вполне объяснима, поскольку в сложившейся ситуации практически никогда не существует полной уверенности в том, что намеченные планы будут реализованы. Поэтому обычно бывает трудно сказать, является визит плановым или осуществляется в силу неких чрезвычайных обстоятельств.

В данном случае тот факт, что он был приурочен к открытию в Астане белорусского посольства, позволяет предположить первый вариант. Тем не менее, нельзя не признать, что момент для встречи оказался для обоих лидеров как нельзя более удачным. «Цветные революции», прокатившиеся в последнее время по постсоветскому пространству, серьезно обеспокоили глав тех государств, которые пока не были ими затронуты. Поэтому интенсификация контактов между ними вполне естественна. В частности, буквально накануне переговоров с Лукашенко Назарбаев встречался с Владимиром Путиным.

Белорусская ситуация хорошо известна, однако и Казахстан в этом плане ушел совсем недалеко. Режимы в обеих странах имеют много общего: в казахстанском парламенте тоже нет ни одного инакомыслящего, полномочия президента там также были продлены на референдуме, и даже следующие президентские выборы должны состояться в Казахстане тоже в 2006 году. Более того, если наличие у белорусского лидера счетов в зарубежных банках является лишь гипотезой, то владение семейством первого лица Казахстана несколькими первоклассными отелями в Турции ни для кого не секрет.

Так что, по мнению президента Фонда востоковедческих исследований, профессора МГИМО МИД РФ Сергея Лузянина, вопрос о переменах в Казахстане сейчас стоит на повестке дня. После событий в Бишкеке его руководство почти впало в панику, начав ужесточение действий против оппозиции, борьбу со свободными СМИ и т.д. Применяются и новые методы. Так, уже начались «стихийные» массовые выступления народа против оппозиции, существует еще целый пакет заготовленных пиар-акций (Независимая газета, 17.05.05).

Поэтому, хотя, согласно официальным сообщениям, данная тема на прошедших переговорах никак не затрагивалась, можно не сомневаться, что Нурсултан Назарбаев и Александр Лукашенко уделили ей немалое внимание. Об этом косвенно свидетельствует высказывание последнего на пресс-конференции: «Мы пообещали, что будем поддерживать друг друга, чего бы это ни стоило».

В свете вышеизложенного возникает вопрос о будущем СНГ. Информация о последнем саммите, состоявшемся в Москве 8 мая, была крайне скупой, но некоторые сведения о проявленных там разногласиях все же просочились. И хотя в конце концов его участники продемонстрировали единодушие, есть основания полагать, что это произошло лишь потому, что гостям не хотелось портить российскому президенту праздничную атмосферу. Поэтому не исключено, что на следующем заседании глав государств в Казани, намеченном на август, мы станем свидетелями радикального изменения геометрии данной уже почти полностью эфемерной структуры.

Расслоение это, как видится, произойдет по принципу отношения к демократическим преобразованиям. Почти наверняка из нынешней многоугольной конфигурации выделится пятиугольник – Беларусь, Казахстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан. Именно там руководство испытывает наибольший страх и потому будет стремиться к сближению перед лицом общей опасности.

Другой полюс составят Грузия, Молдова и Украина. При всех имеющихся сложностях и различиях стоящих перед ними проблем, эти страны уже, кажется, окончательно выбрали долгий и трудный путь в цивилизованный мир. Лукашенко и Назарбаев наглядно продемонстрировали свою моральную готовность к размежеванию с Украиной, заявив, что «если неучастие Украины будет тормозить процесс создания Единого экономического пространства, то стороны намерены двигаться дальше без нее».

Между этими группами будут располагаться Туркменистан, Азербайджан, Армения и Кыргызстан. Сапармурат Ниязов с формальной точки зрения, безусловно, имеет все основания примкнуть к пентагону, однако он предпочитает не слишком связывать себя. При этом у него пока вроде бы нет серьезных оснований опасаться за свою власть. Возможно, правда, что его посещение саммита, коими он обычно не слишком балует своих коллег, как раз свидетельствует о недостаточной уверенности в себе. Если причина действительно в этом, то его дрейф в ту сторону неизбежен.

Баку, напротив, будет тяготеть к треугольнику, с которым он связан соглашениями по ГУАМ. Удерживать его от полного слияния будут опасения Ильхама Алиева в связи с резкими призывами партнеров по коалиции к демократизации СНГ, что было продемонстрировано недавно в Кишиневе. Ибо в самом Азербайджане в этом плане тоже не все в порядке.

Армения по большинству параметров также могла бы находиться не слишком далеко от ГУАМ, однако глубокая военная зависимость от России вынудит ее держаться от него на солидной дистанции. Что же касается Кыргызстана, то его новое руководство еще не проявило отчетливо своих воззрений, поэтому курс этой страны пока остается в тумане.

Ясно, пожалуй, одно: при общих тенденциях мирового развития и мощном давлении со стороны Запада политические трансформации в еще не затронутых ими государствах СНГ неизбежны. Однако их сроки в значительно большей степени будут определяться все же не внешними, а внутренними процессами. Существенно может замедлить прогресс также консолидация политических элит этих стран. Что они, как видим, в силу естественного чувства самосохранения и осуществляют.

Язэп Абзаваты

20.05.05

Открыть лист «Авторы : публикации»

Метки