Затишье перед боем

В политике эхо предшествует событиям.
Григорий Ландау

Завершилась шестая неделя нового 2005 года, но мы до сих пор так и не дождались более-менее внятного открытия нового политического сезона. Основные игроки белорусского политического поля, не забывая настороженно отслеживать маневры противника, неспешно продолжают подготовку: отшлифовывают стратегии, грызутся с союзниками и попутчиками, выводят из своих рядов «крамолу и измену», размножаются делением и отпочковыванием. Тем временем по политическому фронту шныряют перебежчики, в засадах на «нейтральной полосе» сидят медийные провокаторы – снайперы, периодически отстреливающие лидеров противоборствующих сторон в стиле Нестора Махно: «бей белых до покраснения, а красных до побеления». Паразитируя на сложностях политической жизни страны, они пользуются тем, что у главных игроков до них пока не доходят руки. Тем более, что на современном белорусском политическом поле боя найдется место всем, включая даже партизан, которые, затаившись в разбросанных вокруг партийных «блиндажей» схронах различного рода движений, готовят весенние «оранжевые» революции.

Весь январь и начало февраля 2005 года государственные СМИ «разминались» на антиамериканской тематике. Первые шесть недель текущего года основной пропагандистской темой белорусского официоза была политика Дж. Буша. С конца января к антиамериканизму присоединилась кампания за строительство в РБ собственной АЭС – за две недели на всех четырех белорусских телеканалах прошли восемь (!) тематических выпусков, убеждающих зрителей в безальтернативности ядерной энергетики для современной Беларуси. Особо обратил на себя выпуск «Золотого сечения» («Лад»13.02.05), где открыто говорилось о необходимости «политического решения строительства АЭС», о том, что «мы остановились на российском проекте, который по безопасности не уступает западному», что нас не страшит внешнее давление, так как «Беларусь не та страна, как Ирак и Иран…коммерческий интерес тех же европейцев и тех же американцев заставит их пойти на сотрудничество с нашей страной…МАГАТЭ будет нам помогать», а также – «уже учтены и продуманы все факторы», «современные разработки безопаснее в миллион раз, чем те, что мы имели в прошлые десятилетия». Так что в данном вопросе все ясно. Но тему строительства АЭС власть никогда не рискнет сделать темой политической кампании, так как для нее это равнозначно перекуру на бочке с порохом. Слишком опасно. Отыграются на ветеранах.

Основная политическая дата наступившего года – 9 мая. Однако время поджимает – до Дня Победы остается меньше трех месяцев. Опыт проведения государственным аппаратом мобилизационных кампаний в 2001- 2004 годы показывает, что девяносто дней для политического наступления, изначально не имеющего в активе какой-нибудь яркой темы, – своеобразная точка возврата. К примеру, трагедия в Беслане (тема мирового уровня, имеющая мощную политическую динамику и длительную инерцию) позволила выйти на пик кампании за 45 суток, что и определило рост рейтинга главы белорусского государства почти в два раза. В то же время, приступив в прошлом году, сразу после традиционного похода в Чернобыльскую зону, к кампании празднования 60-летия освобождения Беларуси, власть не достигла к 3 июля критической массы электорального успеха. Шестидесяти дней оказалось мало. Для мобилизации пролукашенковского электората на базе исторической темы требовалось еще четыре – шесть недель. Но тема уже «умерла» - в начале июля парад состоялся. Так что «добирать» пришлось осенью…

В этих расчетах нет ничего удивительного, так как специфика белорусского электората диктует особые правила по его мобилизации. (Подробнее см. В. Чернов. Идеология советской реакции. «Белорусский рынок», № 26/2003)

Кроме того, если уж мы коснулись кампании 2004 года, стоит отметить, что до сентября А. Лукашенко постоянно испытывал мощное внешнее давление, которое препятствовало его планам по проведению президентского референдума. Наиболее неприкрыто «внешний фактор» проявился во время беспрецедентного визита в Хатынь президентов России и Беларуси в ночь с 1 на 2 июля. Только возникшая, благодаря мученической смерти в начале сентября больше трех сотен российских детей на Северном Кавказе, «политическая пауза» в коммуникациях с Москвой позволила белорусскому президенту сначала объявить, а затем и провести всенародный опрос. Между прочим, эту «политическую паузу» можно наблюдать до сих пор…

Однако время торопит, и с минувшего понедельника (07.02.05) как-то нерешительно, без традиционного в данном случае или тщательно отрежиссированного совещания, или какой-нибудь траурно-торжественной церемонии в Беларуси началась заглавная политическая кампания – празднование 60-летия Победы в Великой Отечественной войне. Сразу бросилось в глаза, что кампания пошла как-то вяло, по давно утвержденному сценарию в духе седого профессора, читающего лекции по желтым от древности листочкам рукописи. Как в эфире и на экране, так и на страницах газет обязательно присутствует три темы: забота власти о ветеранах и памятниках, обличение Запада, и особенно лидеров Прибалтики, в извращении правды о войне, исторические воспоминания о « боях – товарищах ». Все. Больше ничего придумать пока не удалось.

Место для президента в кампании такого формата найти трудно. Он может быть задействован только в теме «Забота о ветеранах», но тогда можно смело гнать в эфире записи прошлогодних роликов (« мы дошли до каждого ветерана » и т.д.).

Отстаивать правду о войне историку Лукашенко как-то не с руки, хотя периодически он обращается к этой теме. Тем более, что в Беларуси выпущен специальный учебник о Второй мировой войне – факт, по странной случайности не получивший до сих пор оценки независимой аналитики. А между тем в историческом плане именно война с ее огромными жертвами оказалась легитимным основанием для создания подлинной белорусской государственности. Но согласно ныне принятой версии истории нашей страны, подлинная Беларусь началась только с 1994 года. По мнению властей, до этого славного года победы белорусской Вандеи (то, что не получилось в октябре 1993 года в Москве, через год удалось в Минске) страна находилась в периоде какого-то дикого средневековья.

Между тем политический сезон 2005 года для Александра Григорьевича наиважнейший. Он заключает в себе три политические кампании: 60-летие Победы в Великой Отечественной войне, 3-е Всебелорусское народное собрание и президентские выборы. Естественно, что первые две подчинены третьей и должны плавно в нее влиться вместе с завершением уборки урожая. Попутно власть планирует использовать медленно раскручиваемую оппозицией кампанию поиска единого, альтернативного А. Лукашенко, кандидата на президентских выборах 2006 года, за что белорусский президент, по идее, должен быть особо благодарен своим политическим оппонентам, которые самим фактом своей подготовки к участию в мероприятии, итог которого заранее известен, уже вносят существенный вклад в легитимизацию будущей очередной «победы» ныне правящего клана. С учетом того, что с годами белорусское избирательное законодательство достигло столь высокого уровня совершенства, что участие избирателя в выборах не является обязательным, – власть настолько уверена в поддержке народом всех ее начинаний, что вполне может себя не утруждать арифметическими подсчетами голосов, а выдвижение неких персон на роль политических мазохистов должно только приветствоваться.

Причем, можно отметить одну специфическую особенность начинающегося политического сезона: пока претенденты на роль всенародно определяемого лидера оппозиции ходят друг к другу в гости (на прошлой неделе, в среду, собирались у Н. Статкевича), периодически составляя на частных квартирах и в партийных офисах (что зачастую одно и то же) весьма представительное собрание общеизвестных и уважаемых на политическом Олимпе лидеров, власть самозабвенно гоняется за никому не известными гражданами и гражданками, собирающимися по различным поводам по таким же частным квартирам с целью приятно провести время в обществе своих политических единомышленников. Появление такого рода групп так называемой ассоциированной оппозиции заставляет силовые ведомства устраивать настоящие чекистские операции с привлечением ОМОНА, что и произошло 5 февраля в одном из спальных районов Минска.

Нет сомнений, что если бы члены этих неформальных политических объединений устраивали сходки для совместной дегустации продукции минского ликероводочного объединения «Кристалл» (второго по значимости налогоплательщика в стране после Мозырского НПЗ), то возможно, что тот же ОМОН присоединился бы к этим согражданам в неслужебное время. Но беда в том, что ни плодящиеся день ото дня политические неформалы, ни бастующие под руководством уже засаженного в казенный дом Шумченко предприниматели, ни антиядерщики В. Парфеновича, ни независимые профсоюзники не желают и слышать о каких-то политических кампаниях, конференциях демократических сил, национальных конгрессах, сборах подписей, участии в президентских выборах, хотя среди них имеются лидеры, обладающие несомненным кандидатским потенциалом.

Но эти силы и движения в лучшем случае бесполезны для кампании А. Лукашенко, а в худшем  – даже опасны. Поэтому на экране БТ будут до бесконечности крутить одни и те же кадры с фуршетов оппозиционных лидеров, но ни в коем случае не покажут тех, кто пока только приближается к определению «третья политическая сила», о невозможности появления которой нам не первый год твердит партийная аналитика. Так что этих политических «рейнджеров» будут, используя терминологию П. Шеремета, « дубасить штакетником » как из лагеря власти, так и из партийных штабов. Не останутся в стороне медийные снайперы-махновцы. Имеется подозрение, что весь политический сезон текущего года пройдет под влиянием такого рода «стихийных» кампаний несистемной (ассоциированной) оппозиции. И это только начало…

В то же время нам хотелось бы видеть больше стройности в рядах лукашенковской политической фаланги. Это пожелание не связано с тем, что мы испытываем какие-то благосклонные чувства к высокопоставленным легионерам белорусского правящего клана. Нас интересует сценарий общей кампании власти, а в нем не только тактика перехода из одной кампании в другую – от стола в честь Дня Победы к торжественному открытию 3-его Всебелорусского народного собрания, где делегаты должны со слезами на глазах от умиления/огорчения призвать Александра Григорьевича на вечное царств… баллотирование в качестве кандидата – 2006, но и место самого президента в этой кампании. Связано это с тем, что нельзя переоценивать способность белорусского агитпропа неделю за неделей держать под гипнозом миллионы граждан. Белорусская пропаганда всегда отличалась медвежьей грацией и способностью исторически мгновенно вырождаться в пародию на саму себя. Но ведь этим мастерам лжи надо как-то отбыть номер в девяносто дней! Так что от определения роли главному актеру во многом зависит окончательный успех по околпачиванию белорусских граждан.

Итак, снова возвращаемся к президентском «окопам». Попытаемся поискать место, а вернее, главную идею, которую будет эксплуатировать А. Лукашенко в политическом коктейле 2005 года.

Прежде всего, стоит обратить внимание на то, что кампания по случаю празднования 60-летия Победы является «календарной» и подразумевает международный формат. Все-таки победителем во Второй мировой войне является, наряду с другими странами антигитлеровской коалиции, Советский Союз, правопреемником которого мир признал (видимо, по какому-то недоразумению) не Республику Беларусь, а Российскую Федерацию. Однако так и не ясно, увидим ли мы белорусского президента на трибунах Красной площади в обществе В. Путина, Г. Шредера, Ж. Ширака, В. Ющенко, А. Квасневского, президентов Балтии (автор уверен в их приезде). Какие меры предосторожности будут приняты охраной главы белорусского государства, если в непосредственной близости от А. Лукашенко окажется, к примеру, Дж. Буш, которого 5 февраля Белорусское телевидение вслед за иранцами объявило сумасшедшим? Как быть с минским парадом, если президенту надо будет присутствовать на московском?

Некоторые «прорисовки» сценария все-таки выплескиваются на поверхность. Надо только внимательно наблюдать за властью и ее СМИ. В частности, 26 января во время трансляции программы « P. S.», посвященной 60-летию освобождения концлагеря «Освенцим», из уст ведущей прозвучала следующая фраза: « Мы должны помнить, что именно белорусские солдаты и офицеры вызволяли узников из лап смерти ». Русские, украинские и казахские «солдаты и офицеры» в это время, наверное, водку пили. Это была, конечно, не оговорка. На фронте это называется пристрелкой.

Есть и иные факты, дающие интересные поводы для размышлений. Если ноябрь-январь прошли в белорусском истэблишменте в режиме ожидания скорой встречи президентов России и Беларуси, то сейчас энтузиазм со стороны Минска упал почти до нуля. Что случилось? Совсем недавно неделя не проходила без рождения новых поводов для срочного саммита. Начали с газа: завершение переговоров и подписание контракта на поставку газа в 2005 году, угрозы поднять стоимость газового транзитного тарифа. Затем пришло время союзных проблем: Конституционный Акт, который оказался вдруг совсем готов, фактический отказ от июньского соглашения о введении в денежное обращение РБ российского рубля 1 января 2006 года – перенос даты ввода на 1 января 2008 года и т.д. Ни для кого не было секретом, что Минску надо было с Москвой определиться с итогами собственного референдума, прояснить формат политического сезона 2005 года (празднование 60-летия Победы) и попытаться извлечь свои собственные выгоды, связанные с появлением у власти в Киеве антироссийской администрации В. Ющенко.

По непроверенной информации, в начале февраля в Минск на адрес белорусского президента пришло крайне формализованное приглашение обсудить проблемы, которые могут быть озвучены на российско-американском саммите в Братиславе (24 февраля) и затрагивающие как российско-белорусские отношения, так и вопросы, связанные с функционированием правящего в Беларуси режима. По-видимому, существует ранее согласованный порядок консультаций между руководством двух стран перед встречами на уровне большой восьмерки. Судя по всему, Лукашенко от встречи отказался. Объективно, его не устроила сама повестка дня – он не собирается ни с кем, а тем более через В. Путина с американцами, обсуждать свои права на бессрочное владение небольшой, но суверенной европейской страной. Был и субъективный фактор. Не исключено, что белорусский президент ждет публичных извинений за киевский инцидент (конец октября 2004 г.). Поэтому формальное приглашение по линии МИДа было крайне неприязненно воспринято в Дроздах. Но, а что же он, извините, ожидал?

Времена изменились не только для А. Лукашенко, но и для России, для которой что Минск, что Киев, да и Тбилиси, – все одно и то же. Везде просматривается улыбка Бориса Абрамовича Березовского…

А как иначе? Откуда вдруг такая прыть при создании и кто профинансировал появление белорусской спутниковой системы телевещания «Беларусь - ТВ» – канала, предназначенного, прежде всего, для трансляции на Россию. То, что только планируется создать на украинкой почве, уже полностью готово к употреблению на белорусской.

Откуда такая белорусская прыть по оживлению нефтеперегонного терминала в Вентспилсе в момент, когда Киев не скрывает желание отменить соглашение с Россией о реверсе нефтепровода «Одесса – Броды»? Откуда такое согласованное ядерное нашествие – фактически открытое «продавливание» темы строительства АЭС в Беларуси на фоне объявления руководством КНДР своего ядерного статуса, эскалации давления США на Тегеран и заявления все того же Бориса Абрамовича о наличии у чеченских боевиков ядерного оружия? О, тут работает опытная рука!

Может, мы ошибаемся, может быть, мы демонизируем как белорусскую власть, так и возможности вечного лондонского оппонента В. Путина, который ныне может спокойно разъезжать между Киевом и Тбилиси (география растет!); может быть, белорусское руководство занято только тем, что подсчитывает ВВП и доходы от внешней торговли, а собственное политическое выживание ее не интересует в принципе? Возможно, но сейчас не 1994 год. На пространстве между Москвой, Киевом, Тбилиси, Кишиневом и Минском на 100% задействованы все открытые и скрытые коммуникационные линии, пытаются играть свою игру национальные и международные политики (никто не будет отрицать, что господин Березовский является политиком международного уровня).

Завершается эпоха «постсоветского пространства», СНГ, ЕЭП и, скорее всего, Союзного государства России и Беларуси. На базе только-только намеченных отношений между Москвой и Киевом формируется основа будущей системы взаимоотношений между странами – бывшими союзными республиками. Дай бог, если они, в конце концов, будут созданы в уже историческом формате «СССР – Финляндия».

Безусловно, что на таком фоне только одна тема может быть принята на вооружение белорусским президентом – безграничный патриотизм в стиле «кто против меня, тот враг белорусского народа». Именно патриотизм будет вбит гвоздем в трехслойную кампанию (День Победы – 3-е Всебелорусское народное собрание – президентские выборы). Не патриотами будут объявлены бастующие предприниматели, антиядерщики и независимые профсоюзники в полном согласии с известным афоризмом Г. Малкина: «Патриот не столько хочет за что-то умереть, сколько кого-то убить»…

Итак, патриотизм – ключевая идея сценария власти на политический сезон 2005 года.

Что мы сможем противопоставить этой теме? Ведь мало сказать, что «в знаменитом словаре д-ра Джонсона патриотизм определяется как последнее прибежище негодяя. Мы берем на себя смелость назвать это прибежище первым» (Амброз Бирс). В Беларуси это еще надо доказать.

Метки