Новый европейский сплав

На прошедшей неделе в Афинах написана очередная страница истории Старого Света. В среду, 16 апреля, лидеры десяти стран Средиземноморья, Балтии, Центральной и Восточной Европы подписали договоры о вступлении своих государств в Европейский союз, подкрепив свои подписи коллективным историческим снимком на фоне колоннады древней Агоры – места, где 2,5 тысячи лет назад зарождалась древнегреческая демократия. Праздник, столь долгожданный в присоединяющихся государствах, несколько омрачался тенью иракской войны и сопутствующих ей разногласий, которые, как показалось многим наблюдателям, поставили ЕС на грань глубокого внутреннего конфликта. Накануне бельгийская газета La Libre Belgique иронизировала по этому поводу: «ситуация напоминает брак, в котором супруги заранее имеют большие расхождения по будущему устройству семьи. При этом еще видна и тень любовницы» (имеется в виду США).

По мнению многих комментаторов, проблема не столько в том, что по разные стороны оказались союзные столпы – Британия, Испания, Италия против Германии, Франции, Бельгии. Их опыт, накопленный за десятилетия евростроительства, как раз вселяет уверенность в том, что они привычно найдут выход из тупика. Главная интрига заключается в поведении претендентов: все кандидаты из числа стран бывшего СССР и восточного блока дружно взяли сторону не европейских соседей-благодетелей, попасть в клуб которых они так стремились, а далекого заокеанского партнера. Немецкие газеты не преминули по этому поводу язвительно заметить, что Германия, на которую ложится львиная доля многомиллиардных расходов, связанных с принятием в Евросоюз новых членов, из собственного кармана оплачивает появление в единой Европе «пятой колонны».

Сильным было изумление и Франции. После очередного заявления стран-новичков в поддержку военной операции в Ираке президент Франции Жак Ширак без традиционной дипломатической витиеватости заявил, что те упустили шанс промолчать. Страны-кандидаты не испугались, а ответили, что в свободном обществе у всех есть право на собственное мнение и весьма удивительно, что месье Шираку это надо объяснять. А когда председатель Еврокомиссии Романо Проди заметил, что слишком активная поддержка Польшей американцев может отразиться на желании ЕС выделять Польше деньги, польский парламент потребовал от своего премьера объяснений о том, как Варшава собирается поставить на место потерявших чувство меры евробюрократов.

«Чтобы сделать выводы на будущее, мы должны проанализировать причины, по которым ЕС оказался не в состоянии выступить с единой позицией по Ираку, – заявил на днях экс-премьер Бельгии Жан-Люк Деан, ныне член европейского конвента, который готовит проект конституции Союза. – Иракский кризис продемонстрировал, насколько Европа далека от того, чтобы добиться поставленной цели – стать мощным самостоятельным игроком на мировой арене. Пройдет еще немало времени, прежде чем европейцы научатся по-настоящему командной игре, в которой за красивыми заявлениями об общих целях и ценностях не будут скрываться унаследованные из прежних эпох предубеждения в отношении друг друга, стремление каждой страны решить свои внутренние проблемы и перетянуть одеяло на себя. Пока же потолком военно-политической самостоятельности Старого Света остается командование миротворческой операцией в Македонии – после того как основные балканские проблемы уже решены при помощи американского кулака».

И все-таки реальную историческую ценность свершившегося подписания сложно преуменьшить. Политические лидеры не скрывали эмоций: Европа все более становится равна понятию Европейский союз, преобразуется в многоликий европейский сплав традиций, культур, единых ценностей, свободы, гармонии, солидарности и равенства.

Пэт Кокс подчеркнул, что современное поколение получило привилегию исполнения мечты, которая 14 лет назад казалась несбыточной. Романо Проди вспомнил слова «великого европейца» Вилли Брандта по поводу общеевропейского дома: «давайте растить то, что принадлежит всем», которые он произнес, обращаясь к старым, новым, будущим членам ЕС и новым соседям.

К числу новых соседей, входящих в «круг дружбы», отнесена и Беларусь, в отношении которой в канун конференции также был сделан шаг доброй воли: ЕС отменил визовые ограничения на въезд высшего политического руководства в европейские государства, приоткрыв таким образом возможность для политического диалога. Однако вряд ли стоит ожидать скорого прогресса в политической сфере. Скорее, первостепенным делом и для Европы, и для Беларуси, как и для любой из стран – новых соседей, становятся тщательная оценка последствий расширения ЕС и построение совместной политики их оптимизации не столько в политическом измерении, сколько в экономическом, социальном, гуманитарном и цивилизационном. Учитывая традиционную природу Европейского союза как союза экономического, а также реальную политическую ситуацию, Беларуси на первое место необходимо поставить торгово-экономические отношения, а точнее торгово-экономические последствия расширения ЕС.

Торговля со странами – членами Евросоюза служит для Беларуси стабильным источником поступлений твердой валюты и продукции производственно-технического назначения, необходимой для развития промышленности.

В последние пять лет, несмотря на значительные политические затруднения, торговля с ЕС развивается довольно устойчиво, наметилась тенденция сокращения отрицательного сальдо торгового баланса за счет роста экспорта белорусских товаров в страны ЕС. В 2001 г. товарооборот между Беларусью и Евросоюзом увеличился по сравнению с предыдущим годом на 4,2% и превысил 2 млрд. долл. При этом экспорт белорусских товаров возрос на 19,1%, а импорт сократился на 3,8%. Товарооборот между ЕС и Беларусью в 2001 г. составил 2063,7 млн. долл., экспорт – 821,5 млн. долл., импорт – 1242,2 млн. долл., сальдо – минус 420,7 млн. долл. В 2002 г. произошло позитивное изменение всех параметров: товарооборот составил 2921,6 млн. долл., экспорт – 1440,4 млн. долл., импорт – 1481,2 млн. долл., сальдо сократилось до минус 40,8 млн. долл. Для сравнения скажем, что эти же показатели в 1995 г. составляли соответственно: 1506,2; 575,8; 930,4; минус 354,6 млн. долл.

Фактически начиная с 1992 г., ЕС исходит из определения Беларуси как страны «с нерыночной экономикой», что является ключевым моментом в вопросе сдерживания торговых отношений. Антидемпинговые меры Евросоюза касаются импорта четырех товаров: хлористого калия (с 1992 г.), полиэфирных штапельных волокон (с 1996 г.), полиэфирного филаментного жгута и карбамидно-аммиачной смеси (с 1997 г.).
С другой стороны, ЕС все же признает неэффективность мер по ограничению торговли Беларуси и склоняется к более гибкому подходу, что уже поспособствовало отмеченной выше положительной динамике в торгово-экономических взаимоотношениях. Определенным послаблением стало пролонгирование до 2004 г. Соглашения о торговле текстильными изделиями, предусматривающее существенное увеличение квот на импорт в ЕС белорусской текстильной продукции. Беларуси удалось добиться некоторого смягчения антидемпинговых санкций ЕС в отношении ряда своих товаров. Европейская комиссия приняла решение о частичном размораживании для Беларуси программы ТАСIS на 2000–2003 гг. Несмотря на то, что Соглашение о партнерстве и сотрудничестве и Временное соглашение по торговле не введены в действие, во взаимной торговле между Беларусью и ЕС применяется режим наибольшего благоприятствования. Кроме того, еще с 1 января 1993 г. Беларусь включена в список стран, которые пользуются преимуществами общей системы преференций ЕС. Благодаря этому около 80% белорусских товаров импортируется на рынок ЕС по заниженным ставкам таможенных пошлин или беспошлинно.

Тем не менее, применяемые Европейским союзом нетарифные меры (количественные ограничения и антидемпинговые санкции) в отношении белорусских товаров остаются главным сдерживающим фактором развития экспорта Беларуси в страны – члены ЕС. Это развитие также значительно ограничивают импортные квоты, антидемпинговые и защитные меры ЕС в отношении текстильной, химической и металлургической промышленности. Санитарные и фитосанитарные меры ЕС затрагивают белорусских экспортеров – производителей сельскохозяйственной продукции. Такова нынешняя ситуация. Какой же прогноз видится в торгово-экономической сфере в связи с реализацией формата ЕС «+10»?

К началу 2003 г. удельный вес Евросоюза во внешней торговле Беларуси составил около 17,1% (к началу 2002 г. – 13,3%). Можно прогнозировать, что доля ЕС, расширенного за счет стран Центральной и Восточной Европы и Балтии, в товарообороте Беларуси возрастет в 1,9 раза, в экспорте – в 2,6 раза, в импорте – в 1,4 раза. Вступление в ЕС новых государств может повлечь за собой значительные последствия, вызванные необходимостью проведения новыми членами общей внешнеэкономической политики, включая единые меры регулирования внешней торговли. Три стремящихся к вступлению страны являются крупными торговыми партнерами и соседями Беларуси по границе. На их долю приходится свыше 25% общего объема товарооборота со странами – не членами СНГ (на долю Латвии приходится 9,8%, Польши – 8,3%, Литвы – 7%).
С другими странами-кандидатами Беларусь также имеет значительные торгово-экономические связи (Эстония – 2,5%, Венгрия – 1,9%, Чешская Республика – 1,7% торгового оборота). С одной стороны, поскольку в Европейском союзе уровень таможенных пошлин ниже, чем в странах-кандидатах, условия доступа белорусских товаров на рынки этих стран в целом могут улучшиться. Беларусь также получит дополнительные торговые преимущества от присоединения стран-кандидатов к системе тарифных преференций ЕС, а присоединение стран-кандидатов к валютному союзу позволит белорусским экспортерам снизить издержки, которые были бы неизбежны во внешнеторговых операциях с использованием различных национальных валют этих стран. С другой стороны, можно прогнозировать, что в результате либерализации торговых режимов новых членов ЕС с третьими странами конкурентоспособность товаров из стран Центральной Европы и Балтии на внешних рынках повысится в отношении аналогичной белорусской продукции.

Серьезно затруднит экспорт белорусской машиностроительной продукции и транспортных услуг введение странами-кандидатами более жестких технических стандартов и норм в области экологии, энергопотребления и безопасности. Очевидно, возникнут проблемы с экспортом тех видов белорусских товаров, в отношении которых Европейский союз применяет нетарифные меры. Введение странами-кандидатами антидемпинговых пошлин, аналогичных действующим в Евросоюзе, приведет к сокращению поставок на европейский рынок химической продукции из Беларуси. Из-за антидемпинговых санкций ЕС в отношении хлорида калия, который является одной из важнейших статей белорусского экспорта, дающей 20% валютных поступлений, Беларусь ежегодно теряет около 70 млн. долларов. Эти потери возрастут, так как страны Центральной Европы и Балтии – традиционные импортеры белорусских калийных удобрений. Переформатирование одного только польского рынка по европейским стандартам сулит серьезные издержки. «Беларуськалий» ежегодно поставляет в Польшу около 500 тыс. тонн хлорида калия; в 2000 г., например, объем поставок составил 600 тыс. тонн, в то время как основной конкурент Беларуси на польском рынке – германская компания «Калий унд Зайльц» – 110 тыс. тонн. В результате вступления Польши и других центрально-европейских стран в ЕС Беларусь может терять по этой позиции еще около 65–70 млн. долларов ежегодно.

Необходимо учитывать, что с момента вступления в ЕС страны-кандидаты должны будут в полном объеме ввести совокупность нормативных актов, которые сейчас регулируют вопросы торговой и таможенной политики ЕС. В соответствии с требованиями ЕС (статья 133 Договора о Европейском союзе) страны-кандидаты будут вынуждены денонсировать двусторонние межгосударственные соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве с Беларусью. Скорее всего, будет приостановлена деятельность созданных по этим соглашениям межгосударственных комиссий, которые стали важным оперативным инструментом содействия двусторонним торгово-экономическим отношениям, решения сложных проблем.

Возникает и угроза развала сложившейся системы транспортировки белорусской продукции в порты Балтийского моря. Это затрагивает белорусский экспорт в целом, а не только в страны ЕС. Ежегодно через терминалы литовского порта Клайпеда проходит около 500 тыс. тонн хлористого калия, 150 тыс. тонн мочевины, большие объемы другой химической продукции. Такая же ситуация и с латвийским портом Вентспилс. Белорусский МИД прогнозирует, что при вступлении Латвии и Литвы в ЕС существенно повысятся тарифные ставки (до уровня Евросоюза) на транзит белорусских грузов через их территорию и обработку в портах.

Новый формат ЕС становится реальностью, правда, скорее пока политической, вербальной, но процесс перешел в практическую плоскость, и европейское направление внешней политики Беларуси в силу очень широкого круга причин приобретает ключевое значение. Все большее число политических, экономических, общественных субъектов и просто граждан Беларуси вовлекается в мощный европейский водоворот. Однако способно ли большинство белорусских граждан ощутить себя настоящими европейцами не только географически, но и исторически, духовно, стать органичными соседями «нового европейского сплава» – вопрос, от которого зависят скорость и качество оптимизации последствий расширения ЕС.

Метки