Для спасения цивилизации

/Дипломатия положений/

Для спасения цивилизации

Состоявшийся на минувшей неделе визит Александра Лукашенко в Китай стал для него уже четвертым в должности главы государства. Это наглядно подтверждает то приоритетное значение, которое белорусский правитель придает отношениям с Поднебесной, поскольку никакую другую страну, если не считать, разумеется, постсоветское пространство, он до сих пор больше двух раз не посещал.

В соответствии с заведенной традицией, в преддверии поездки руководитель делегации дал интервью представителям принимающей стороны – Центрального телевидения Китая и информационного агентства «Синьхуа». Впрочем, тогда его оценки белорусско-китайских отношений выглядели достаточно рутинно: известные лозунги о стратегическом партнерстве и единстве подходов, то же объяснение наших высочайших темпов экономического роста использованием «китайской модели», знакомые заверения в том, что говорить о какой-то международной изоляции Беларуси «просто смешно», потому что «мы имеем очень хорошие отношения с Китаем, с Россией, с Индией, Ближним Востоком, многими государствами мира, Латинской Америки, в том числе и Африки». Сравнение этих высказываний с предыдущими, сделанными на ту же тему, показывает, что по большому счету в них изменились только цифры, характеризующие объем взаимного товарооборота, который, как ожидается, превысит в нынешнем году полмиллиарда долларов, да была выражена решимость удвоить этот показатель.

Зато уже в процессе визита появилась сногсшибательная новость: Республика Беларусь в ближайшее время может быть принята в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС). Пока, правда, только в качестве наблюдателя. Напомним, что ШОС была создана в 1996 году в Шанхае Казахстаном, Киргизией, Китаем, Россией, Таджикистаном, в 2001-м к ней примкнул Узбекистан. Но юридически она возникла лишь в августе 2003 года, когда вступила в силу Хартия, главный уставный документ организации.

Первоначально она задумывалась как региональная структура торгово-экономического сотрудничества, однако в последнее время в ее деятельности все более просматривается военно-политический аспект. Так, состоявшийся в июле в Астане десятый саммит ШОС даже формально прошел под знаком борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Одним из главных принятых там документов стала концепция сотрудничества государств-участников в борьбе с упомянутыми угрозами. Данная тема занимает далеко не последнее место и в итоговой декларации. В ней лидеры заявили о необходимости выработки в рамках ШОС единых подходов и стандартов мониторинга денежных переводов и финансовых средств лиц и организаций, подозреваемых в причастности к терроризму.

Но значительно более интересным оказался другой акцент саммита. За год, прошедший после предыдущей встречи в Ташкенте, в самом регионе и близ него произошли серьезные изменения, затронувшие практически каждую из постсоветских стран. Речь идет о «цветных революциях» в Украине и Киргизии, а также драматических событиях в Узбекистане. Соответственно, власти стран «шестерки» крайне озабочены сохранением своих режимов или – в случае Китая – внутренней стабильности. А поскольку у всех у них имеется глубочайшее убеждение в том, что дестабилизация является следствием негативного влияния исключительно внешних сил, то и деятельность ШОС выглядит все более нацеленной на противодействие стремлению Соединенных Штатов организовать мировое устройство по своим лекалам.

То есть на деле все сводится к попыткам участников сплотиться для противостояния американской «экспансии» в регионе. Поэтому антиамериканская тема прозвучала в декларации вполне отчетливо, хотя и в неявной форме. В частности, в виде призыва, «чтобы соответствующие участники антитеррористической коалиции в Афганистане определились с конечными сроками временного использования объектов инфраструктуры и пребывания военных контингентов на территориях стран-членов ШОС» (Независимая газета, 6.07.2005). За этой витиеватой формулировкой крылось простое пожелание американцам поскорее свернуть свои военные объекты в Киргизии и Узбекистане. Как известно, буквально через пару недель после этого Ташкент в ультимативной форме потребовал от США вывода в течение полугода их авиабазы в Ханабаде.

Кроме того, в документе было прямо сказано, что «государства-члены ШОС исходят из того, что борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом на пространстве ШОС своими собственными силами имеет для них приоритетное значение». То есть «посредников», которыми во всех упомянутых случаях выступали опять же американцы, просили не беспокоиться. В ту же точку бьет и особо подчеркнутая необходимость соблюдения принципов равноправия и взаимного уважения, невмешательства во внутренние дела суверенных стран.

Наконец, отдельными решениями статус наблюдателей при ШОС был предоставлен Индии, Пакистану и Ирану, которые тем самым присоединились к Монголии, получившей его ранее. Если в отношении первых двух негативных эмоций у США этот жест вызывать не должен, то с Ираном, как известно, ситуация совершенно иная. С учетом общего состояния двусторонних отношений и, тем более, болезненной реакции Вашингтона на последние события в этой стране, данный шаг вполне может быть расценен как вызов. Любопытно, что, согласно некоторым источникам, Соединенные Штаты вроде бы также попытались получить аналогичный статус, однако их просьбу даже не стали рассматривать.

Таким образом, общие фразы вроде «объединение усилий в рамках ШОС в целях обеспечения безопасности, расширения потенциала организации не ущемляет интересы других стран» не могут скрыть того факта, что перед лицом общих угроз на Востоке объединяются далеко не самые демократичные режимы. Давно известно, что ничто не сближает так, как общий враг, поэтому, безусловно, вместе они явно чувствуют себя более уверенно и даже пытаются демонстрировать свою мощь, с гордостью заявляя, что ШОС теперь представляет половину человечества.

В связи с этим не вызывает абсолютно никакого удивления стремление белорусского руководства примкнуть к столь близкой по духу структуре. Более того, оно само уже давно выдвигало аналогичную инициативу. Еще в феврале 1999 года Александр Лукашенко в интервью телевидению Ирана призвал эту страну к участию в формировании нового «мощного центра – военно-политического и экономического». Помимо Беларуси и Ирана, в него должны были войти, кто бы вы думали? Правильно, Россия, Китай и Индия! Как было заявлено, политики региона должны были понять, что «только они могут создать противовес сегодняшнему блоку НАТО и Соединенным Штатами Америки. Это нужно … для того, чтобы спасти цивилизацию, спасти планету» (БДГ, 24.2.1999).

Правда, недавно исполнительный секретарь ШОС Чжан Дэгуан, представляющий как раз Китай, заверил: «Я бы хотел недвусмысленно ответить, что ШОС никогда не станет военным блоком. Это не наше намерение, не наши цели… «Холодная война» давно закончилась, и мы должны полностью отказаться от такого образа мышления» (www.iamik.ru, 11.11.2005). Вероятно, поэтому на сей раз в открытую о спасении цивилизации речь не заходила, хотя, тем не менее, было отмечено, что Россия и Китай являются ведущими странами в ШОС, а в качестве наблюдателей к ней недавно присоединились ядерные державы Индия и Пакистан, «то есть создается мощный центр силы».

Кроме того, было сказано, что на сегодняшний день ШОС – динамично развивающийся регион, «и в перспективе здесь будут происходить основные события, в том числе в сфере экономики». А посему от участия в ней даже в качестве наблюдателя Беларусь может получить солидные экономические и политические дивиденды.

Ну, что касается политической составляющей, то с этим можно согласиться: в условиях усиливающегося прессинга со стороны Запада без союзников обойтись невозможно. Россия – это, конечно, хорошо, но и Китай не помешает. К тому же не будет колоть глаза нехваткой демократии – у самого в этом плане рыльце в пушку. Понятно, что в такой компании на лидирующие позиции рассчитывать вряд ли приходится, но тут уж, как говорится, не до жиру. А вот в отношении экономики имеются некоторые сомнения. До настоящего времени ни о каких серьезных соглашениях в этой сфере информации не поступало. Нигде не отражены такие неотложные проблемы региона, как  перенаселенность и нищета, нехватка земли, воды и инвестиций. Единственно, была выдвинута модная идея транспортного коридора от Шанхая до Санкт-Петербурга, призванного стать альтернативой проекту ТРАСЕКА (транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия), поддержанного ЕС и США.

Так что вполне можно понять скептическое заключение, сделанное бывшим заместителем министра иностранных дел России Георгием Кунадзе: «Шанхайская «шестерка» внешне выглядит как респектабельная международная организация. Однако ее реальная деятельность больше похожа на мистификацию, причем довольно примитивную. Хорошо хоть не очень дорогую. Другие мистификации, например, какое-нибудь «Союзное государство Россия-Беларусь» наверняка обходятся участникам на порядок дороже при сопоставимо низкой и противоречивой политической отдаче» (Новое время, 30.06.2005).

В конце концов, вообще не вполне ясно, сможет ли наша страна когда-либо стать полноправным членом ШОС. Во-первых, географически она все-таки находится в Европе, а в статье 3 упомянутой Хартии прямо зафиксирован региональный характер организации. Во-вторых, отношение китайских властей к данной инициативе можно назвать скорее сдержанно-благожелательным, нежели радостно-восторженным. Во всяком случае, по словам представителя МИД КНР Цинь Гана, «ШОС занимает открытую позицию по вопросам присоединения к ней новых стран в качестве наблюдателей». Не более.

Однако в Пекине тема ШОС была хоть и важной, но далеко не единственной. Белорусские официальные СМИ взахлеб сообщали о прорыве в области двустороннего сотрудничества. Высокие стороны договорились, что к 2010 году товарооборот достигнет 1,5-2 миллиарда долларов. Подписаны декларация, определяющая глобальные перспективы, более десятка межведомственных и межправительственных соглашений, 20 контрактов на уровне предприятий, меморандум о взаимном признании рыночного статуса экономик (не совсем ясно, зачем это было нужно Китаю, который уже несколько лет состоит в ВТО), соглашение о сотрудничестве в сфере журналистики и средств массовой информации (!).

Вот только конкретные примеры приводились какие-то не слишком убедительные: сотрудничество в области туризма, создание третьей сети сотовой связи. Все остальное было больше из разряда обещаний – как строительство в Белоруссии ряда совместных предприятий в области высоких технологий с «огромным» китайским финансированием, так и участие белорусских компаний в освоении развивающихся регионов на северо-западе КНР, главным образом, в области сельского хозяйства.

Хорошо бы, конечно, чтобы все это реализовалось. К сожалению, существует мнение, что китайский бизнес считает инвестиционный климат в нашей стране неблагоприятным. И что самое неприятное, высказал его не какой-то оппозиционер-злопыхатель, а новый Чрезвычайный и Полномочный Посол КНР в Беларуси У Хунбинь. Он подчеркнул, что у частного бизнеса в Китае есть свободные средства, причем достаточно большие, однако, несмотря на дружественные двусторонние отношения, экономическая атмосфера здесь не слишком удовлетворительная для их вложения. В Китае отметил он, рыночная экономика, и бизнес действует не по приказу сверху, а в соответствии с принципом выгоды. В связи с этим возникли, например, разногласия по вопросу китайского кредита на реконструкцию Минской ТЭЦ-2.

Он также выразил сомнение в возможности кого-либо перенять китайскую модель реформ, так как она базируется на древней национальной философии и традициях. Более того, по его словам, в Китае нет негативного отношения к «цветным революциям» в странах СНГ, остроумно заметив, что «иначе китайские коммунисты были бы контрреволюционерами». В общем, его высказывания местами довольно существенно разошлись с нарисованными нам радужными картинами абсолютного родства душ. И если он останется на своем посту, значит, его начальство не считает такое мнение в корне неверным. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Метки