Блюдут традицию «ссобоек»

/Потребительская корзина/

Блюдут традицию «ссобоек»

Довелось однажды побывать в Индии, стране изумительно богатой на разнообразные контрасты. А в таких условиях, не зная языка, легко попасть впросак. Что и случилось с автором, который далеко за полночь, сев на неподходящий автобус, вместо своего отеля Samrat попал в Redison, на другом конце огромного города. Выручил редисоновский портье, который на собственном автомобиле довез меня до нужного места, одновременно устроив экскурсию по ночному Дели. Обошлось это поначалу досадное, а после приятное происшествие в 15 долларов.

В общем, смешная сумма – в Дели можно жить и с нашими тощими кошельками.

В Москве тоже, наверное, можно, но только с резким понижением в статусе. Если в Минске принадлежишь, допустим, к верхней группе среднего класса, то Москва тебя «опустит» до бесклассового уровня. В этом я наглядно убедился по прилету из Дели: в аэропорту Шереметьево носильщик за свою услугу запросил 20 «зеленых». Мы, вот уж правду говорят о белорусском менталитете, не гордые – «корзину, картину, картонку» сам сволок в камеру хранения.

Доллар, короче, он и в Африке доллар, но стоит там значительно дороже, чем у нас.

Паритет покупательной способности

Потому при оценке величин реальных заработков в разных странах прибегают не только к их пересчету в общую валюту, как правило, в доллары по официальному обменному курсу. Этот способ не позволяет полностью определить уровень жизни граждан, так как цены товаров потребления неодинаковы в разных странах. В частности, резко различаются цены на товары, не являющиеся предметами международной торговли, поскольку их стоимость определяется местным спросом и предложением.

Для решения подобных проблем чаще используются обменные курсы с поправкой на паритет покупательной способности (ППС), что позволяет привести стоимость конкретного набора товаров и услуг в разных странах к общему эквиваленту.

Так, для бедных стран обычно вносятся существенные поправки официального курса из-за низких цен на товары и услуги, не являющиеся предметами международной торговли. Например, водитель автобуса в Сеуле получает 12.800 долларов в год по официальному курсу, его коллега из Бомбея – всего 1.700 долларов. Но с учетом ППС (цены на товары местной торговли в Бомбее намного ниже, чем в Сеуле) реальная зарплата первого составит 15.600, второго – 5.590 USD, а различие в уровнях зарплат снизится с 7:1 (по официальному курсу) до 3:1.

Что касается Беларуси, то здесь, во-первых, нарушено соотношение между заработной платой по роду занятий (зарплата водителя автобуса в среднем выше зарплаты инженера), а во-вторых, цены на большинство товаров потребления определяются международным рынком. Единственное, что позволяло сохранять ППС на уровне бедных стран, – более низкие цены и тарифы на коммунальные и иные услуги населению, в последнее время неуклонно повышающиеся. Кроме того, в протекционистских целях постоянно повышаются таможенные пошлины на товары широкого потребления, всячески ограничивается их ввоз. В частности, введены жесткие ограничения на ввоз продтоваров физическими лицами, дабы пресечь популярный шопинг белорусов в Польшу и Литву, где многие виды продуктов стоят дешевле, чем у нас.

Даже традиционный ввоз фруктов из крымско-кавказского региона после летнего отпуска ограничивается. Поэтому Беларусь скатывается к уровню беднейших стран мира, хотя, как утверждают, средняя заработная плата в стране растет.

Если мерить в яйцах

Утверждают по той причине, что принятая для расчета индекса потребительских цен методика не вполне точно отражает условия, в которых живет конкретный человек. В перечень для оценки темпов инфляции включаются, среди прочих, товары длительного пользования или такие, которые человек никогда не покупал и покупать не будет. Например, строительные материалы.

В группу по контролю за изменением потребительских цен включено 350 товаров, товарных групп и видов услуг. За 10 месяцев (с начала года) они подорожали на 10,8 %. А группа промышленных товаров для населения по сравнению с декабрем подорожала на 2,9 %. Но моющие средства – на 9,9 %, веломототехника – на 17 %. Вообще, подорожали все виды товаров, цены на большинство из них росли быстрее, чем цены на потребительские товары и услуги в целом. Подешевели только цветные телевизоры. Но кто знает, не рванут ли они в цене, когда конкретно вам понадобится купить новый аппарат.

Продтовары по сравнению с декабрем подорожали на 12,5%. Но быстрее росли цены на самое необходимое в потребительской корзинке. На мясо и мясные изделия цены выросли на 18,6%, на яйца – на 14,4%, на картофель и овощи – на 120-130%. Как говорится, если мерить в яйцах, то получается совершенно иная картина. Получается, что Минстат сознательно искажает действительность, а правду знает та домохозяйка, что ежедневно записывает свои расходы, сетуя при этом на дороговизну. Знает, но не скажет, потому что теперь говорить об этом ей Минюст не советует.

То же самое и с услугами. В общем и целом платные услуги населению с начала года стали дороже на 12,4%. Но платить за техническое обслуживание помещений надо на 46,% больше, за водоснабжение – на 17,2%, за пользование городским транспортом – на 31%.

Разумеется, винить статистиков нельзя: не было бы усреднений, не было бы и этой науки. Правда, могли бы считать по-иному, по тем товарным группам и видам услуг, которые человек вынужденно покупает если не каждый день, то достаточно регулярно. Но в таком случае вряд ли получился бы план-прогноз по обузданию инфляции. Впрочем, это уже не экономика семьи, а политика государства, куда нос совать нечего.

Непорядочный доллар

В общем, сплошные условности и сложности. К тому же и сам доллар ведет себя непорядочно. В смысле – падает. Когда, кажется, в 2000 году вводили евро, они обменивались по курсу 1:1. Ныне доллар стоит не более 80 европейских центов. Поэтому нынешняя средняя белорусская заработная плата в 200 долларов, в «тех» долларах равняется всего 160 у.е. Именно это обстоятельство определяет «забывчивость» официальных комментаторов касательно заработной платы. В прежние годы, когда официальный курс никак не соответствовал реальному и всякий разумный человек менял мировую валюту на «зайцы» у спецов черного рынка, было принято говорить о вышеупомянутом ППС. Теперь все указывают на «американский рубль».

Антиамериканизм является дешевым и эффективным идеологическим товаром, которым Лукашенко потчует свой электорат. На самом же деле режим получает, вопреки желанию американцев, значительную спонсорскую помощь. Экономическую, поскольку международная политика США является одним из факторов, повышающих цены на нефтепродукты на мировом рынке. Поэтому белорусские НПЗ за последние два года из обычных в общем-то «керосинок» превратились в фабрики по производству валюты. Это позволяет не только сводить концы с концами, но и делать определенные подкожные накопления. Во-вторых, активная внешняя политика дорого стоит. Поэтому доллар дешевеет, а долларовые зарплаты белорусов растут. А раз растут, значит, верной дорогой идем.

Но у каждого свой путь, и он только изредка укладывается в среднестатистический вектор.

Чтобы не хуже, чем у людей

Всякий раз, когда стоимость минимального потребительского бюджета и бюджета прожиточного минимума пересчитывается с учетом инфляции, специалисты Минтруда объясняют: это минимумы не для жизни, а для счета. В зависимости от того, как изменяется количество людей, которые располагают ресурсами выше или ниже этой черты, можно судить, насколько успешно (или безуспешно) идет борьба с бедностью в стране.

С этим вполне можно согласиться. Действительно, редкая женщина позволит себе «роскошь» жить, имея в гардеробе на год 7 пар колготок, 6 пар трусов (панталон) и 2 бюстгальтера, раз в 8 лет покупать зимнее пальто, а свитер, юбку, спортивный костюм носить в течение 5 лет, как это предусмотрено раскладкой прожиточного минимума. Редкая женщина позволит так мало зарабатывать своему мужчине, редкий мужчина допустит такую материальную семейную скудость. И если все же такое случается, то содержимое «контрольной» потребительской корзинки подвергается генеральной ревизии. Экономят на одном, чтобы иметь другое, чтобы, по крайней мере, выглядеть не хуже других.

О том, как это происходит, можно судить по данным обследования домашних хозяйств, в ходе которых, по договоренности с Минстатом, главы семей фиксируют свои реальные потребительские расходы. И вот такая вырисовывается картина: разделив все семьи, в зависимости от величины потребительских расходов, на 20-процентные, выделив из пяти групп низшую и высшую по доходам, мы видим, что в среднем за месяц в III квартале текущего года потребительские расходы в семьях высшей группы составили 1.001.371 рубль, низшей – в 3 с лишним раза меньше (328.146 рублей). На продукты питания в низшей группе потрачено 165.208 рублей, что в 2 раза меньше, чем в высшей, на одежду и обувь – 33.719 рублей (в 2,2 раза меньше).

То есть расходы по этим статьям в бедных семьях ниже, чем в богатых, не в 3, а в 2 раза. Что касается структуры расходов, то доля «пищи и одежды» в бедных семьях составляет 60,6%, в богатых – 41,3%. Естественно, что это требует жесткой экономии по всем остальным статьям: на образование, культуру и спорт в бедных семьях расходовалось в среднем в 7 раз меньше, чем в богатых, на товары культурно-бытового назначения и мебель – в 9 раз, на общепит – в 9 раз, на алкоголь – в 4 раза, на здравоохранение – в 3 раза.

Легко утверждать, что «богатые» семьи у нас еще не достигли среднеевропейского уровня, а бедные как жили, так и живут – по-советски: в кафе рестораны и даже рабочие столовки не ходят, свято блюдя традиции «ссобоек», пьют дешевое спиртное и самогон, курят отечественные сигареты без фильтра, досуг проводят на продавленных диванах у телевизоров или забивают «козла во дворах», вынужденно ограничивают культурное развитие детей коллективными походами в места «куда подешевле», но при этом стараются, чтобы холодильник не пустовал, чтобы, по крайней мере, дети одевались не хуже соседских. Столь же бедных.

Метки